Неожиданным, а может быть, напротив, вполне ожидаемым последствием коронавирусной инфекции стал перенос внимания правительства на социальную сферу, активизация деятельности в этом направлении.


Мы уже отмечали как самый яркий пример этой тенденции выплату правительством всем без исключения семьям с детьми до шестнадцати лет разовых пособий. Тем самым была нарушена привычная на протяжении последних почти тридцати лет мантра о том, что помощь должна быть адресной, что нужно давать удочку, а не рыбу, и т. д. Власть была вынуждена отходить от ставшей стандартной социал-дарвинистской политики, от монетаристских подходов в сторону скорее кейнсианских, привычных европейских практик.

Последнее решение президента Путина о повышении минимального размера пособия по безработице до 4500 рублей и продлении срока его выплат на три месяца начиная с мая лежит в том же социал-демократическом русле. Одновременно он подписал закон об увеличении вдвое размера ежемесячных пособий по уходу за детьми до полутора лет.

Пандемия стала серьёзным вызовом для социальной системы государства. Само введение самоизоляции и есть следствие опасений власти, что не выдержит и развалится система здравоохранения, в первую очередь в Москве. Не хочу обижать ни мэра, ни его команду, но, думается, они в первую очередь думали об этом, о том, в какую копеечку влетят для бюджета дополнительные койко-места.

После здравоохранения тяжёлому испытанию подверглось и образование, о чём мы также не однажды писали, оказавшееся не готовым к полноценной работе онлайн, почему школьников и распустили досрочно на каникулы, умыв руки. Однако сразу вслед за медициной вышла на первое место сфера социального обеспечения. Резкий рост числа безработных (только в апреле число их выросло по сравнению с мартом почти на четверть, достигнув 5,8% от рабочей силы в стране) заставляет правительство вплотную заниматься этой проблемой.

Komsomolskaya Pravda/Global Look Press

Все постперестроечные годы безработица отходила обычно на второй план по сравнению с другими задачами и вопросами. Волновали задержки выплат и пенсий, низкие зарплаты. В целом же безработица оставалась сравнительно низкой по сравнению с западными странами. Это имело своё объяснение: неформальный сектор, серая занятость втягивали в себя значительное количество рабочих рук. Не случайно в новостях до сих проскальзывают сообщения о попавших в аварию «безработных» на дорогих автомобилях или о краже драгоценностей из квартир не имеющих постоянной занятости. Раньше это было вообще нормой. Низкая рождаемость и высокая смертность также способствовали наличию пусть и не престижных рабочих мест во многих сферах. Кроме того, неэффективный чиновничий аппарат не учитывал всех ищущих работу, а люди и не полагались на него, предпочитая самостоятельно решать свои проблемы, а не обращаться к государству за содействием. Следует учитывать и такой фактор, как слабое давление трудящихся на государство: в России нет сильных, по-настоящему действенных профсоюзов, значительная, если не большая часть работающих в них не состоит.

В итоге имеющаяся в РФ модель вспомоществования по безработице ориентирована по факту не на оказание непосредственной помощи людям, лишившимся постоянной занятости, а на отталкивание их, на привитие мысли о том, что на государство полагаться не следует, а потому лучше и не обращаться к нему.

Приведу пример со знакомым журналистом. Он решил встать на учёт в МФЦ для получения пособия. В столице его выплачивают в размере примерно десяти тысяч рублей, что для жизни в городе совершенно недостаточно. Точнее, даже не для жизни, а выживания вообще. В этом сразу заключается разница с западным подходом, где размер пособия зависит от уровня доходов на прежнем месте (разумеется, ограничения существуют и есть верхняя планка), например, две третьих. Иными словами, на Западе на пособие можно жить, в РФ же — нельзя априори. Система ориентирует на самостоятельный поиск работы, а главное, чтобы человек не надеялся на помощь государства и не сидел у него на шее. Более всего правительство боится именно этого. Поэтому минимальное пособие такое мизерное.

Сергей Булкин/NEWS.ru

Но, продолжим про журналиста. Оказалось, что он не имеет права печататься за гонорар, если получает пособие! Таким образом, даже самая копеечная публикация, оплаченная, например, в размере трёхсот рублей или менее, автоматически снимает его с получения пособия как имеющего заработок. Разумеется, речь идёт о «белых» гонорарах, то есть проведённых через Пенсионный фонд и т. д. Таким образом, журналист, вставая на учёт и получая порядка десяти тысяч рублей (и это в Москве, в провинции деньги на порядок ниже), не может продвигать себя как пишущий автор, поддерживать свой профессиональный уровень, не говоря уже о том, чтобы как-то подкреплять своё существование. Более того, даже когда его просят откликнуться в печати по какому-то вопросу или выступить на радио, он не может этого сделать, так как подобное действие пойдёт вразрез с законом. Либо он должен заранее оговорить, чтобы ему ничего не платили за выступление. Разумеется, государство за два или три месяца, которые он числился, ничего ему не нашло по специальности в СМИ, даже приблизительно, почему он и снялся с учёта.

Теперь, когда коронавирус сделал безработными новые миллионы людей, а другим существенно урезал зарплаты, на первый план выходит необходимость серьёзной реформы социального обеспечения и трудового законодательства. Пособия должны стать не средством символического оказания помощи, а реальной поддержкой для людей, оставшихся без работы. Человек должен иметь возможность жить на них, занимаясь поиском новой занятости. И система должна работать так, чтобы не карать за любую мизерную подработку — скажем, за гонорар в печати или прочитанную разовую лекцию и т. п.

Пока государство у нас слишком боится быть обманутым бессовестными безработными. Но подобная скаредность от лица преуспевших и не нуждающихся давно уже отвергнута в цивилизованном мире. Хотелось бы, чтобы, по пословице «Не было бы счастья, да несчастье помогло», после пандемии у нас что-то изменилось в трудовой сфере.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен