Как заявил секретарь Генсовета «Единой России» Андрей Турчак, Дмитрий Медведев останется на посту лидера партии власти. На первый взгляд, такое решение выглядит вполне рациональным, но, как показывает практика нашей политической жизни, явно не окончательным. Вполне допустимо, что через несколько дней будет заявлено, что новый объём ответственности, возложенной президентом на своего соратника, не оставляет ему времени для партийной работы. Впрочем, не исключено, что обстоятельства сложатся совсем иначе. Не утихают кулуарные разговоры о том, что уже в этом году может произойти объединительный съезд ОНФ и «Единой России» в так называемую партию прорыва. Тем более что в эту структуру могут влиться и «лидеры России».


Если такой предэлекторальный манёвр действительно будет совершён, то Дмитрий Анатольевич может без малейшего урона для своего престижа и авторитета покинуть партийные ряды и строить свою будущую карьеру до Часа Х в своём новом качестве политика, занимающегося во многом перестройкой силового государственного аппарата. Однако в нынешней его отставке есть существенный момент, который не может не вызвать удивления.

Напомним, что он возглавлял правительство по всем канонам европейской демократии, как лидер партии абсолютного большинства в парламенте. И партийная фракция «Единой России» его поддерживала, что называется, во всех начинаниях. И вдруг премьер и партийный лидер резко подаёт в отставку, и президент её безотлагательно принимает. Более того, звучат «закадровые» комментарии о том, что его решение было неожиданным даже для большинства министров его кабинета. Что же тогда говорить о самой миллионной партии или хотя бы о крупнейшей парламентской фракции? Не ясно, созывалось ли специальное заседание хотя бы Генерального совета, не говоря уже о съезде «Единой России», который в своё время бурными аплодисментами поддержал переход Медведева в правительство. Скорее всего, партийцы, включая самых высокопоставленных, узнали о смене премьера одновременно с большинством россиян. Или же в курсе был только самый тесный круг.

Во всяком случае, был упущен момент демонстрации красивой и широкой внутрипартийной демократии с выступлением Дмитрия Медведева на Генсовете и с поддержкой руководства партии его решения сосредоточиться на иной государственной функции. Собственно, этот эпизод мог бы стать шагом вперёд на пути развития нашей политической системы в целом. Но, к сожалению, такая процедура соблюдена не была. Всё оказалось каким-то скомканным.

А получилось, что, только-только узнав о решении своего лидера, фракция единороссов заявляет о решимости поддержать кандидатуру Михаила Мишустина. Притом, что он ещё не представил своего правительства и обещал озвучить подробно его курс только в апреле. Понятно, что «Единая Россия» есть инструмент контроля президента над региональной бюрократией. Но раз уж она остаётся ведущей партией страны и за её кандидатов даже сейчас готовы проголосовать более 30% избирателей, хотелось бы, чтобы этот институт успешно развивался именно как открытая и демократическая структура. И если в партии уже проводятся предвыборные праймериз, то было бы логично, если бы была выработана процедура проведения праймериз претендентов от партии на премьерский пост. Учитывая грядущие поправки в конституцию, расширяющие права парламента.

Но пока такой шанс упущен.

Добавьте наши новости в избранные источники