Трёхкратный чемпион мира, серебряный призёр Олимпийских игр 2006 года в эстафете, министр спорта Красноярского края Павел Ростовцев в эксклюзивном интервью News.ru рассказал, почему решил вернуться в политику и как развивается современный биатлон.


Почему решили войти в ту же реку спустя 12 лет (с 2006 по 2008 год Ростовцев занимал пост руководителя агентства физической культуры, спорта и туризма администрации Красноярского края. — News.ru) и стать министром спорта Красноярского края?

— Это не я решил, такой выбор принял губернатор. Я расцениваю это просто как доверие. Наверное, посчитали меня подходящей кандидатурой, потому что за душой есть опыт. Три года, будучи депутатом законодательного собрания, я возглавлял комиссию по подготовке и проведению Универсиады. Все нюансы мне достаточно хорошо знакомы. Плюс был членом комитета по образованию, культуре и спорту, который законодательно регулирует все процессы, в том числе и в спорте. Мы много и глубоко работали как с нашей краевой госпрограммой, так и по другим аспектам жизнедеятельности отрасли. И третий момент — я был назначен координатором партийного проекта «Детский спорт» решением политсовета в 2017 году. Очень активно взаимодействовал с представителями муниципальных образований для строительства спортивных сооружений, вёл эту тему, взаимодействовал с заказчиками, с подрядчиками, организовывал координацию с краевыми структурами. Исходя из этого губернатор и принял подобное решение. Оценим это как аванс на большое будущее. На данный момент Красноярский край находится на очень высоком уровне. И нам есть что сказать и чем поделиться. Необходимо это держать на должной ступени и продолжать развитие, хоть это и крайне сложно. Но мы будем этим заниматься.

Мнения о вас разделились ровно пополам: кто-то считает вас слишком мягким депутатом, кто-то наоборот — слишком жёстким. А какой вы на самом деле?

— Я думаю, что у всех людей есть и те, и другие качества: и жёсткость, и мягкость. Для себя я уверен, что во главу угла надо ставить конструктивизм. На этом и остановимся.

Павел РостовцевПавел РостовцевШарифулин Валерий/ТАСС

В Красноярске с 26 по 29 декабря 2019 года пройдёт чемпионат России по фигурному катанию — это первое спортивное событие такого масштаба, которое вы проведёте. На этих соревнованиях решится, кто поедет от сборной команды России на чемпионаты мира и Европы. Какие ожидания?

— Объекты готовы для проведения турнира. Мы знаем, как выстраивать звук, свет, как обеспечить хронометраж, безопасность и так далее. Конечно, есть несколько нюансов для того, чтобы скоординировать наши межведомственные взаимодействия. Но всё идёт по плану, время есть. Главный посыл, который мы хотим донести, в том, что чемпионат состоится в преддверии Нового года, этот турнир будет завершающим в череде больших мероприятий, которые посвящены 80-летию Красноярского края. Нам нужно создать новогоднюю и рождественскую атмосферу для наших жителей и гостей. Я думаю, у нас всё получится. Тем более планируются выступления всех лидеров в одиночном женском катании. Интерес к этому виду спорта всегда большой. Я уверен, у нас получится красивое спортивное событие. Наша задача в том, чтобы после завершения чемпионата были такие же отзывы, как после Универсиады.

— В последние годы вокруг нашей страны активно раздувают допинговый скандал. Мы видим, как от всевозможных турниров отстраняют наших спортсменов, в том числе и биатлонистов. Что думаете по этому поводу?

— Конечно, это всё очень неприятно. Наверняка, есть какие-то посылы для происходящего — мы сами предоставили возможность запустить такое отношение к нашей стране. Но в целом, с моей точки зрения, в этих ситуациях присутствует очень много политики. И надеюсь, те решения, которые сейчас должны быть приняты на международном уровне, не затормозят развитие российского спорта и биатлона в частности. Но если спортсмен три раза не отмечает в системе АДАМС (система антидопингового администрирования и менеджмента. — News.ru) своё месторасположение и приезжает допинговый офицер, а спортсмена на месте нет — это чья вина? Ну не может же ни тренер, ни доктор, ни президент федерации это контролировать. Поэтому, конечно, иногда такое разгильдяйское и безответственное отношение приносит большие проблемы в дальнейшем для всего спорта в целом.

Как развивается современный биатлон, на ваш взгляд?

— Сейчас я не так погружён в биатлонную тематику, но несколько недель назад я встречался с моим другом Вольфгангом Пихлером (немецкий тренер по лыжным гонкам и биатлону, экс-наставник женской сборной России по биатлону, с апреля 2015-го тренер сборной Швеции по биатлону. — News.ru), который сказал, что на сегодняшний день уровень женского биатлона по сравнению с 2011/12 годом заметно снизился, а мастерство лидеров в мужском биатлоне, наоборот, потрясает: насколько быстро и точно стали стрелять, как быстро бегут. В мужском биатлоне развитие есть. Но надо понимать, что всё должно идти вперёд. Интересный вид спорта, конкуренция очень большая.

Alexander Shemetov/Global Look Press

Нынешнее руководство Союза биатлонистов России (СБР) вызывает много вопросов у спортсменов. Откуда столько недовольств?

— Не могу сказать. Этот вопрос надо задать спортсменам. Недавно я виделся с Владимиром Драчёвым (президентом СБР. News.ru). У нас есть определённые планы с Союзом биатлонистов России, чтобы повысить уровень биатлона в Красноярском крае, который в последнее время сильно подсел.

Насколько оправдана новая система отбора (основной процесс отбора будет представлен в виде контрольных стартов, которые позволят отобраться только четверым биатлонистам и трём биатлонисткам. — News.ru) спортсменов в сборную или лучше было бы оставить выбор состава за тренерским штабом?

— Я так глубоко не погружался пока в биатлон.

Владимир Драчёв не видит причин, по которым Союзу биатлонистов России было отказано в восстановлении в членстве Международной федерации биатлона. Что думаете по этому поводу?

— У него больше информации. Я не владею перепиской и позицией различных рабочих органов. Со мной он этим во время встречи тоже не делился.

Как бы вы оценили работу Драчёва на своём посту? Справляется ли он со своими обязанностями? Не было бы лучше выбрать Виктора Майгурова?

— Дайте мне сначала немного поработать, чтобы оценить наше взаимодействие. Но если регионы на конференции его поддержали и избрали... Как к этому относиться? Надо работать и всё.

В нашей сборной сменилось руководство. За подготовку мужской команды отвечает вместо Анатолия Хованцева теперь Сергей Белозёров. Что можете сказать о нём как о специалисте?

— Я начинал свою спортивную карьеру, будучи юношей на соревнованиях. Тогда Сергей Белозёров был тренером Курганской области, где находились очень сильные ребята. И выступали они не просто хорошо, а сильнее меня и других талантливых парней. Да, в своё время он уходил из спорта, затем возвращался. Думаю, что то ядро, тот задел, опыт, которые у него были, скажем, 20–30 лет назад, сохранились, а где-то и приумножились. Но вспоминая и оценивая его работу в 80-х годах, могу сказать, что он был очень сильным тренером.

Хованцев проработал всего год. Что не получилось?

— Он совмещал две должности: старшего и главного тренера. Это крайне тяжело. Поэтому, наверное, это правильное управленческое решение — разделить зону ответственности, чтобы Анатолий Николаевич организовывал больше методическое сопровождение нескольких сборных команд: и мужской, и женской, и юниорской, и юношеской. А старший тренер должен непосредственно уже реализовывать план, быть каждый день со спортсменами, чувствовать их, корректировать нагрузки.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен