Власти Турции приняли решение присоединиться к Договору о Шпицбергене. Это позволит гражданам страны приобретать недвижимость на архипелаге, заниматься добычей полезных ископаемых, рыболовством и научной деятельностью.

Де-юре Шпицберген находится под суверенитетом Норвегии, но страны — участницы так называемого Шпицбергенского трактата, подписанного в 1920 году, имеют равные права на природные ресурсы и территориальные воды архипелага. Решение об особом статусе архипелага приняли после Первой мировой войны, когда архипелаг юридически еще не принадлежал Норвегии, а находящийся на Шпицбергене уголь был нужен всем. А легкодоступность архипелага (благодаря Гольфстриму воды с западной части архипелага практически не замерзают) и его географическое расположение сделали Шпицберген одним из важнейших направлений для проведения арктических научных исследований.

Сейчас «особые права» на Шпицберген есть у более чем 50 стран. Договор в том числе подписали Саудовская Аравия, Доминиканская Республика и даже Северная Корея с Афганистаном. На практике земли Шпицбергена используют только Норвегия и Россия, но, возможно, скоро им придется делить землю с новым соседом — Турецкой Республикой.

Желание Анкары присоединиться к соглашению нельзя назвать неожиданным. Последовательный рост интереса Турции к ледяным континентам и материкам начался в 2015 году, когда Анкара подала заявку на вступление в Арктический совет, а позже объявила о первой турецкой национальной экспедиции в Антарктиду. Уже на следующий год турецкие ученые создали на острове Роберт (входит в группу Южных Шетландских островов у берегов Антарктиды) первую исследовательскую станцию, а в 2019 в Турции основали Полярный исследовательский институт.

Остров РобертФото: wikipedia.orgОстров Роберт

В настоящее время в офисе спикера турецкого парламента находится законопроект о присоединении Турецкой Республики к Договору о Шпицбергене. Впрочем, в норвежских СМИ перспектива появления турок на Шпицбергене особой радости не вызвала. Так, в High North News недавно писали, что у президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана нет никакой реальной программы по освоению полуострова и он лишь пытается сделать так, чтобы Турция напоминал о себе везде, где только можно.

В Турции с таким мнением не согласны. О важности присоединения Анкары к договору о Шпицбергене турецкие эксперты говорили еще в 2018 году.

Турция должна быть участником соглашения об архипелаге Шпицберген в Северном Ледовитом океане и пользоваться стратегическими правами, — заявил бывший полковник Военно-морских сил и военный атташе Турции в Норвегии Барбарос Буюксанак.

Эксперт говорил, что Турция должна заинтересоваться Шпицбергеном и Северным полюсом в целом, так как, по его словам, погода, урожайность и даже наводнения зависят от Арктики. То, что происходит в Ледовитом океане, затрагивает всех ныне живущих людей и будущие поколения. И это не говоря уж о многообещающих перспективах грузоперевозок через высокие широты благодаря изменению климата. Если сейчас морской путь между Пусаном и Роттердамом занимает 11 450 морских миль (21 200 км), то после таяния ледников можно маршрут займет всего 7240 морских миль (13 400 км). Ожидается, что уже к концу 2030-х годов на большей части Северного Ледовитого океана летом не будет ледового покрова, и полярные маршруты окажутся короче традиционного пути через Индийский океан.

Турецкий эксперт отметил геостратегическое положение, природу, угольные шахты, залежи железа, никеля, алюминия на Шпицбергене, а также напомнил об идее возведения турецкой исследовательской станции на архипелаге. Кроме прочего, Буюксанак считает важным, чтобы турецкие специалисты на архипелаге смогли учиться в университете Шпицбергена, находящемся в столице архипелага Лонгйире, изучать изменение климата, северное сияние, загрязнение окружающей среды, а также полярную флору и фауну.

Зачем Анкаре Шпицберген? Турция идет в ЗаполярьеФото: shutterstock

Гипотетически можно предположить, что Турция интересуется Шпицбергеном для военных целей, но в соглашении об архипелаге прописано, что полуостров должен оставаться демилитаризованной зоной.

— У Турции на уровне намерений уже некоторое время зреют планы возвести в Заполярье исследовательскую станцию, но они пока так и остаются лишь идеями, — рассказал в беседе с NEWS.ru директор Центра изучения современной Турции Амур Гаджиев. — На практике исследования на Севере могут интересовать Турцию только в контексте шагов, проводимых совместно с НАТО или «коллективным Западом», считает эксперт.

С другой стороны, Турция с ее постоянно растущими амбициями, которые уже вышли на глобальный уровень, может и самостоятельно возвести ту же научно-исследовательскую станцию, но это, скорее, будет вопрос не первостепенной важности, национальных интересов, безопасности, а престижа, — говорит Гаджиев.