Верховный лидер Ирана Али Хаменеи впервые с начавшихся в сентябре прошлого года протестов по-настоящему проявил знаменитое исламское милосердие и пообещал помиловать десятки тысяч заключенных. Массовая амнистия приурочена к 44-й годовщине Исламской революции 1979 года, которую отмечают 11 февраля. На каких условиях возможно выйти из суровых иранских тюрем и можно ли верить обещанию аятоллы — в материале NEWS.ru.

Фото: Ddp/Keystone Press Agency/Global look Press

Добрый рахбар

Стоило новости о помиловании появится в мировых изданиях, как правозащитные организации тут же поспешили обличить рахбара в том, что он якобы специально играет жизнями невинных заключенных, чтобы пропагандировать образ доброго Ирана остальному миру.

Лицемерное помилование протестующих акт пропаганды и ничто иное. Арестованные иранцы, которых отпустят, и так невиновны, их приговоры сфальсифицированы, они не делали ничего незаконного, — заявили в Центре по правам человека в Иране (американской НПО со штаб-квартирой в Нью-Йорке). — Если Иран реально хочет сделать жест доброй воли, пускай начнет преследовать агентов репрессивной машины.

Также правозащитники предупреждают, что «какими бы благородными не казались глаза аятоллы», но Ирану не впервой делать громкие обещания о массовой амнистии, а затем их нарушать. К примеру, похожие заявления о том, чтобы подарить свободу десяткам тысяч заключенных, звучали и перед годовщиной Исламской революции в прошлом году. Но иранские власти подождали, пока народ все забыл, и освободили немногим более трех тысяч человек.

Эксперты отмечают, что нельзя точно сказать блефуют ли власти на этот раз или нет. По крайней мере, лояльные Ирану информагентства успешно рисуют образ милосердного аятоллы, готового простить своих сынов и дочерей, хоть они и его и предали. Под милость рахбара попадут десятки тысяч заключенных. Кого освободят полностью, кому смягчат приговор. Ожидается, что среди потенциальных помилованных будет немало иранцев, арестованных во время протестов. Всего в связи с выступлениями против правительства, иранские правоохранители арестовали порядка 20 тысяч человек. Официальная позиция гласит, что большинство из них — верные сыны и дочери Ирана, которым просто промыла мозги западная пропаганда.

Многие люди, особенно молодежь, под влиянием идеологической обработки врага совершили ошибки, — обращается к аятолле с просьбой о помиловании заключенных глава судебной системы Голям Хосейн Мохсени-Эджеи. — Поскольку планы внешних противников и врагов Исламской революции сорвались, многие теперь жалеют о своих действиях.

Мохсени-Эджеи убедил рахбара, что в душе многие эти молодые люди не имеют ничего против ИРИ, просто они попали под «дурное влияние», а сейчас искренне раскаиваются. Теперь им надо выразить сожаление о содеянном, написать письменное обещание не совершать похожие преступления и быть примерным гражданином. Но помилованные тут же попадают в особый список — если их в будущем поймают на другом преступлении, то будет считаться, что они предали доверие аятоллы, что может повлечь жесткое наказание.

Фото: GTW/imageBROKER.com/Global Look Press

Такое не прощают

Впрочем, есть несколько категорий нарушителей, которым не поможет даже самое искреннее сожаление и раскаяние — их не отпустят. Среди них — люди с двойным гражданством. Иранские силовики всегда относились к иностранцам и личностям с двойным гражданством с большим подозрением. Причем такой порядок сложился еще задолго до начала протестов.

Так, туристы, любующиеся пустынными ландшафтами Ирана, по мнению правоохранительных органов, возможно, ищут секретные ядерные объекты. Девушки из-за рубежа, скорее всего, совращают иранцев и склоняют к работе на израильскую разведку. А врачи, приехавшие в командировку, скорее всего, занимаются разработкой биологического оружия против иранцев. С началом протестов у иранцев с двойным гражданством и иностранцев появилась, по мнению властей, новая тайная задача — тайно управлять протестами и настраивать мировую общественность против аятоллы.

Сложно подсчитать сколько, таких людей арестовал Иран с началом антиправительственных выступлений, но почти каждую неделю в СМИ можно найти хотя бы одну новую новость, как очередной предатель родины, шпион, враг народа и революции попал в руки иранского правосудия. Но даже когда аятолла максимально добр, у этих заключенных мало шансов на освобождение.

Снова ощутить вкус свободы не сможет и другая группа заключенных — лица, которых иранский суд обвинил в «сеянии коррупции» или «ведении войны против Аллаха».

За последние месяцы по этим статьям в иранские тюрьмы попало много людей. Среди них как протестующие, так и, на первый взгляд, невинные личности. К примеру, помилование не светит молодой паре, которую 1 февраля обвинили в «пропаганде коррупции и проституции», а затем приговорили более чем к 20 годам тюрьмы за то, что они танцевали романтический танец на центральной площади Тегерана.

Вероятно, новость об амнистии особенно сильно ждали приговоренные к смертной казни. Но аятолла решил не смягчать их приговоры. А значит, всем 100 с лишним человекам, приговоренным к смерти в Иране, скорее всего, таки придется дождаться очереди на эшафот.

Также, чтобы на улицах иранских городов после амнистии разом не стало опаснее, аятолла решил не выпускать настоящих преступников, виновных в совершении преступлений:

  • изнасилования;
  • похищения людей;
  • глумление над государственными и военными объектами;
  • контрабанда наркотиков;
  • отмывание и подделка денежных средств.

Экс-президент Ирана Мохаммад ХатамиФото: AP/TASSЭкс-президент Ирана Мохаммад Хатами

Реформисты в верхах

Тем, кому в этот раз не улыбнулась судьба, возможно, повезет больше потом. Иран довольно часто проводит приуроченные к разным датам амнистии. Причем заключенных часто освобождают не только перед годовщиной Исламской революции, но и в преддверии государственных праздников вроде Дня рождения пророка Мухаммеда, Курбана Байрам и Ид аль-Фитр.

Является ли нынешняя амнистия плановым мероприятием или у Ирана некие тайные планы — сказать сложно. Многие эксперты считают, что ИРИ намеренно создает шумиху вокруг амнистии. Ведь Ирану удалось подавить основной накал протестов жесткими мерами, но нужно как-то сыграть финальный аккорд.

Так, долгие тюремные сроки и смертная казнь за участие в протестах отпугнули многих от того, чтобы и дальше выходить на улицу за «женщин, жизнь и свободу» (как говорится в главном лозунге протестов). Помилование пленных должно стать примирительным шагом, на котором волнениям наконец придет конец.

В правительстве еще порой раздаются реформистские лозунги и призывы пойти на диалог с протестным движением — их высказывают далеко не последние люди в государстве. К примеру, бывший президент страны Мохаммад Хатами на днях заявил, что страна зашла в тупик, из которого можно выйти, лишь дав свободу прессе, отстранив военных от политики и проведя реформы судебной системы.

Сегодня очевидно, что в стране широко распространено недовольство. Правительство совсем не показывает готовность проводить реформы, чтобы избежать ошибок, — сказал бывший президент страны 5 февраля. — Иран и иранцы нуждаются и готовы к фундаментальным преобразованиям. Необходимые изменения уже наметило протестное движение.

С ним согласны многие серьезные оппозиционные политики. Например, согласен бывший премьер-министр Ирана Мир Хоссейн Мусави — один из приверженцев реформ в стране. Впрочем, его поддержка мало что значит, так как 80-летний Мусави уже много лет сидит под домашним арестом и ни на что не влияет.

Услышат ли призывы реформиста Хатами кто-то еще, кроме «неактуальных» политиков прошлого, — покажет время. А пока Тегеран, похоже, опасается создать прецедент, отпуская на волю сторонников реформ.

Напомним, массовые выступления против правительства в Иране идут с 16 сентября. Они начались после гибели 22-летней Махсы Амини. Предположительно, девушка умерла от побоев патруля полиции нравов за неправильно повязанный платок.