После начала сирийского конфликта одной из первых стран, которые открыли свои границы для беженцев, стала Турция. Но со временем задержавшиеся гости начали все больше раздражать некогда гостеприимных хозяев. В последние годы в Турции все сильнее ощущается «антисирийский» дух. В результате беженцы не чувствуют себя в безопасности, даже просто прогуливаясь по улицам, а турецкие политики все чаще призывают изгнать сирийцев куда подальше. NEWS.ru связался с одним из главных правозащитников по сирийским беженцам в Турции — Алаа Ю. (имя изменено по его просьбе), который сам испытал все тяготы жизни беженца и теперь помогает соотечественникам получить юридическую помощь, переводит им документы, освещает в прессе их проблемы, составляет аналитические материалы о тонкостях жизни в Турции.

Нас винят буквально во всех бедах

— Чем вы занимаетесь в Турции?

— Меня зовут Алаа, живу в Турции с 2014 года, приехав в качестве беженца. Занимался разной деятельностью, например переводами с арабского на турецкий. А потом стал помогать другим сирийцам, оказавшимся в тяжелой ситуации. Ведь для многих это чужая страна, они тут ничего не знают, даже по-турецки не говорят. Я помогал им найти себе адвокатов, переводил документы, консультировал. Но меня стало смущать, как стремительно начало ухудшаться отношение к сирийским беженцам в Турции, и тогда я решил запустить собственный блог, чтобы показать, как ситуацию видят сами сирийцы, бежавшие в Турцию от войны. Моя блогерская деятельность заключается в том, чтобы общаться с сирийцами в Турции, транслировать их проблемы, рассказывать о притеснениях, с которыми они сталкиваются. В последние два года я занимаюсь форматом «опроса на улицах». Я общаюсь на камеру со случайными прохожими, разговариваю об актуальных проблемах беженцев. Этот формат оказался востребован. Сейчас у меня почти 90 тыс. подписчиков, а видео набирают миллионы просмотров.

— Сколько сейчас сирийских беженцев в Турции? Турецкие власти приводит свои данные, но сами турки часто считают их заниженными.

— Многие турки и правда критикуют официальную статистику (в 2022 году более четырех миллионов человек), тем не менее я и многие сирийцы склонны ей верить. Люди, которые считают, что эти цифры занижены, лишь хотят поднять панику и представить ситуацию гораздо масштабнее, чем она есть на самом деле.

— Кстати, о статистике. 26 июня Министерство внутренних дел Турции сообщило, что с 2016 года число пропавших сирийцев в стране увеличилось до 122 тыс. Где они?

— Скорее всего, они просто смогли как-то пробраться в Европу или куда-то еще.

Проклятье беженца: турки винят сирийцев во всех бедахФото: Oksana Manchuk/Keystone Press Agency/Global Look Press

— Каким было отношение турок к сирийцам на момент начала сирийского конфликта в 2011 году и каково оно сейчас?

— С тех пор отношение турок к сирийцам изменилось, причем кардинально. Я помню, что еще в 2014 году большинство относились к нам очень положительно. Нас считали жертвами войны и были рады предоставить убежище. Правда, на тот момент беженцев в Турции было еще не так много. Сейчас ситуация, конечно, изменилась, как и отношение турок к нам.

Нас винят буквально во всех бедах. Постоянно звучат призывы выгнать нас из страны. Взять ту же проблему с инфляцией — в глазах большинства турок именно сирийцы виновны в росте цен и нестабильности лиры (с 2014 года турецкая лира потеряла почти 90% своей стоимости). Многие политики пытаются выиграть на этом кризисе дополнительные политические очки. Я не хочу называть имен, но недавно один политик призвал заминировать турецко-сирийскую границу и сказал, что он лично установит первую мину. Он и вправду туда поехал, но у него ничего не получилось. Проблема в другом: такие заявления эхом разносятся среди турецкого народа и приводят к усилению радикальных антисирийских настроений. Определенные группы уже сделали из упомянутого политика символ.

Просят закурить и достают ножи

— Ощущают ли сирийцы дискриминацию в повседневной жизни?

— Сирийцы действительно подвергаются очень сильной дискриминации. Могу привести простой пример из своей жизни. Несколько дней назад мы с другом ехали в автобусе и всю дорогу говорили на турецком, потому что боялись вызвать гнев турок, разговаривая на арабском. Впрочем, мой друг все же проболтался и на арабском спросил: «Мы выходим здесь или на следующей?»

Этого было достаточно, чтобы наши соседи по автобусу косо на нас посмотрели, а один из пассажиров резко встал и стал сильно толкать моего друга, ругаться, требуя, чтобы тот отошел. Когда друг попросил быть вежливее, тот совсем озлобился и начал вести себя еще агрессивнее.

Проклятье беженца: турки винят сирийцев во всех бедахФото: Marwan Naamani/dpa/Global Look Press

Это еще невинный пример по сравнению с тем, через что приходится проходить многим сирийцам почти ежедневно.

В последнее время у турок в целом стало модно приставать к сирийцам по любому поводу. За последнюю неделю я по много раз наблюдал, как турки устраивали с сирийцами скандалы, например, из-за курения. Вот стоит сириец, никого не трогает, курит свою сигарету, и тут к нему подходит непонятная компашка и начинает наезжать, мол, что ты здесь куришь, тут курить запрещено и так далее. Даже если сириец потушит сигарету, скандал не прекратится, потому что курение было просто поводом. С сигаретами вообще куча историй. Бывает, к курящему подходит местная «гопота», просит у него сигарету, а затем достает ножи и начинает ему угрожать.

Проблема в том, что сирийцам некуда обратиться. Их жалобы никому не нужны. Существуют небольшие сирийские правозащитные организации, но они мало что могут сделать. Тем не менее я все равно призываю сирийцев документировать нарушения, снимать их или хотя бы записывать на диктофон телефона, а затем со всем этим идти в правоохранительные органы. И что бы вы думали? Не идут! Боятся.

Вот другой пример из моей практики. На прошлой неделе в одном из старых районов Фатиха (центр Стамбула, расположен на территории, которую когда-то занимал Константинополь) турок с пистолетом ограбил небольшой магазин.

Бандит крыл матом бедного продавца, посылал обратно на родину, а когда тот замешкался и не смог сразу открыть кассу, преступник приставил к его голове пистолет и сказал, что у него уже несколько судимостей и за «смерть грязного сирийца» ему ничего не будет. Правда, грабитель пригрозил продавцу, что если тот кому-то пожалуется, то его семью ждет «печальная участь».

Я общался с этим продавцом, подобрал ему хороших турецких адвокатов, был готов предать дело огласке, но он не согласился. И таких случаев очень много, и я даже не представляю, сколько есть ситуаций, о которых никто пока не знает и, скорее всего, уже и не узнает.

Проклятье беженца: турки винят сирийцев во всех бедахФото: Nicolas Economou/ZUMAPRESS.com

Закон будет не на нашей стороне

— Какова реакция сирийцев?

— Пока что никакой массовой обратной реакции со стороны сирийцев нет. Нет такого, чтобы сирийцы собирались в группы и мстили своим обидчикам. Эта не наша земля, нам здесь не рады, и, само собой, закон будет не на нашей стороне. Но ситуация ухудшается. Уже известны случаи, когда в сирийцев стреляли или даже резали среди бела дня просто за то, что они сирийцы. Так, 6 июня шестеро турок застрелили сирийца Шарифа аль-Ахмеда предположительно за то, что он хотел сделать предложение турчанке. Если так будет продолжаться, мы будем обязаны защищаться, а что нам остается делать? Многие сирийцы в Турции начинают носить с собой холодное оружие, а иногда даже просто кухонные ножи, лишь бы чувствовать себя хоть немного в безопасности.

— Кстати, о безопасности. Возросший уровень преступности в Турции часто связывают именно с сирийцами...

— Это еще один пример лживой антисирийской риторики. По последним данным, неграждане Турции ответственны лишь за 1% преступлений в страны. Речи ни о какой связи между сирийцами и преступностью в Турции нет и быть не может.

— Вы упоминали район Фатих в Стамбуле. Некоторые кварталы этого района почти полностью заселены сирийцами, все вывески на арабском, арабские кафе, продукция и так далее. Почему так сложилось, что сирийцы выбрали именно этот район для жизни?

— Дело в том, что жилье во многих кварталах Фатиха относительно дешево, при этом оно находится в центре города. Если посмотреть на другие центральные районы, то там ставки аренды в разы выше. В основном в Фатихе живут религиозные консервативные турки, которые были не против сдавать свое жилье братьям по вере. И сейчас там постепенно открывается все больше сирийских магазинчиков и лавок. Если посмотреть на рынок около мечети Фатих, то он целиком арабский. Ощущаешь себя, будто ты где-то в Сирии. Понятно почему сирийцы селятся сюда.

— А эти торговые точки, открытые сирийцами, приносят им хороший доход?

— Как правило, они хорошо зарабатывают. Тот, кто смог открыть небольшой магазинчик или фалафельную, сейчас чувствует себя неплохо. У них есть постоянная клиентская база в лице арабов, турки тоже заходят, а еще ведь есть туристы.

Проклятье беженца: турки винят сирийцев во всех бедахФото: Ammar Safarjalani/XinHua/Global Look Press

В Сирии для нас нет безопасных территорий

— Когда сириец открывает лавку, вероятно, он рассчитывает задержаться в Турции. Как сирийцы сейчас в целом рассматривают Турцию, как временное убежище или место, где можно очень надолго остаться?

— Смотря о каких сирийцах говорить. У кого есть какой-то бизнес, скорее всего, не хотят уезжать. У них имеются хоть какие-то деньги, они уже привыкли жить и работать здесь. По правде, если бы меня спросили где-то году в 2020-м, я сказал бы, что абсолютное большинство хотело бы здесь остаться.

Сейчас же из-за растущего уровня нетерпимости и нападений многие, наоборот, хотели бы поскорее уехать.

— Что их держит?

— Им просто некуда вернуться. Куда они поедут? В Сирии сейчас нет территорий, которые были бы абсолютно безопасными. Зоны, свободные от Асада, управляются бандитскими группировками, иначе я их назвать не могу. Если бы была хоть одна местность, куда сирийцы из Турции могли бы отправиться, не опасаясь за свою жизнь, уверяю вас, все бы туда поехали.

— А что насчет безопасных зон, которые создает Эрдоган?

— Так называемые безопасные зоны, к сожалению, совсем небезопасны. Туда то и дело прилетают какие-то ракеты и снаряды, поэтому сирийцы туда не особо-то и рвутся.

— Как в целом турецкие сирийцы относятся к военным операциям Эрдогана на территории Сирии?

— На самом деле, кто как: одни поддерживают, другие нет. Но если говорить о большинстве, то скорее, наверное, нет. Если бы эти военные действия были направлены против Асада — это одно, а так, мы от них ничего не получаем, кроме этих «безопасных» зон.

Проклятье беженца: турки винят сирийцев во всех бедахФото: Marius Becker/dpa/Global Look Press

— Раз сирийцы пока все же остаются в Турции, они пытаются как-то смешаться с местным населением или держатся особняком?

— Как-то посредине. Они посещают бесплатные курсы турецкого языка, которые предоставляет правительство и разные организации, но даже после этого многие продолжают держаться сами по себе. Есть, например, какой-то сирийский район, квартал — и за его пределы многие не выходят. Там есть магазины, больницы, мечети и все, что нужно для обычной жизни.

Выходить за пределы этого ареала — значит, покидать свою зону комфорта и рисковать нарваться на неприятности, поэтому многие так и живут в изоляции.

Впрочем, другие работают где-то в турецких районах и часто контактируют с турками. Вообще же каждый случай уникален и определенного ответа нет.

— Так сирийцы все же вернутся к себе или останутся в Турции?

— Учитывая, как развивается ситуация, могу с определенностью сказать, что сирийцы вернутся на родину или постараются уехать в Европу. Некоторые, конечно, останутся, но в основном это будут богачи — те у кого есть капитал, связи, недвижимость и, скорее всего, гражданство. А остальные все же вернутся — их в Турции абсолютно ничего не держит.