16+
На кого ж вы нас кинули?
Мнение

На кого ж вы нас кинули?

Почему в Москве жалеют о «поспешном уходе» НАТО из Афганистана
14:29, 06 июля 2021
Фото: Florian Gaertner/photothek.de vi/Global Look Press
Google News

Читайте нас в Google Новости

Ещё никогда в Москве не были так расстроены тем, что НАТО откуда-то отступает и выводит свои войска. Сейчас это происходит в Афганистане. Там осталось не более тысячи американских военных (другие воинские контингенты, участвовавшие в оккупации, уже ретировались) для охраны кабульского аэропорта и дипмиссий. Крайний срок вывода всех войск президент США Байден поставил к 11 сентября. Но вполне возможно, что это произойдёт намного раньше.


В Москве не скрывают обеспокоенности перспективой дестабилизации в этой стране после 20-летней оккупации. Глава МИД Сергей Лавров даже обвинил НАТО в «поспешном выводе войск». То есть если бы он мог, то попросил бы задержаться, видимо. А пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, также заявив об обеспокоенности Кремля развитием ситуации в Афганистане, опроверг предположение о том, что идёт разработка плана ввода российского контингента в эту страну. Сама постановка такого вопроса чисто теоретически, впрочем, уже вызывает самые неприятные чувства.

Сергей ЛавровСергей ЛавровСергей Булкин/NEWS.ru

Пока, судя по всему, России не избежать укрепления и усиления своей военной базы в Таджикистане (созданной в своё время на основе 201-й дивизии). Кстати, в Таджикистан уже перебежали около тысячи военнослужащих афганской армии, спасаясь от стремительного наступления талибов. Из-за угрозы этого наступления также прекратило работать генконсульство России в афганском Мазари Шарифе. И это только начало. Хотя пока талибы и дают свои гарантии безопасности работы диппредставительств и даже иностранных НКО, многие консульства других государств также прекратили работу до прояснения ситуации.

Талибы берут контроль над всё новыми и новыми провинциями страны. Официально они контролируют примерно четверть территории. Им также не удалось взять под контроль ни один крупный город страны. Однако контроль со стороны кабульского правительства президента Ашрафа Гани за многими другими провинциями — чисто номинальный. Когда поставленные там чиновники попросту окопались в «укрепрайонах» в городах, полностью окружённых талибами, и не могут ни выехать, ни въехать, минуя их посты. Так что можно говорить, что де-факто талибы контролируют уже как минимум половину страны.

И многие не верят, что нынешнее кабульское правительство продержится до конца года. Те самые религиозные фанатики (или, может, кому-то больше нравится термин «фундаменталисты»), которых американцы и их союзники пытались победить аж целых 20 лет, теперь возьмут с большой вероятностью реванш и отыграются на тех, кто поверил в светское будущее, с ориентированием на Запад, развитие страны. Таких в стране уже достаточно много, включая женщин, получивших образование (талибы против него в принципе для них). США сейчас ведут переговоры с центральноазиатскими странами с тем, чтобы те пристроили хотя бы временно у себя нескольких тысяч афганских граждан, которые наиболее активно помогали американцам. Речь о не более чем 10 тысячах таких «коллаборационистов». Остальных из тех, кто был замечен в «неподобающем поведении» с точки зрения исламистов, ждёт, возможно, самая печальная судьба.

Можно, конечно, в духе кота Леопольда призывать к «межафганскому мирному диалогу», но вряд ли эти призывы будут услышаны. Скорее всего, дело будет быстро скатываться если не к гражданской войне, то к хаосу и местами резне «неверных». Американцы, кстати, тоже призывали к привычной им форме «диалога» в виде проведения выборов с участием в том числе представителей Талибана. Это было бы, наверное, очень смешно, если бы не было столь неадекватно. Талибы ни о каких выборах слышать не хотят (знают ли они вообще, что это такое, на практике?), а видят будущее страны как «исламского эмирата», выстроенного на теократической основе. Так что нынешняя афганская светская конституция тоже обречена.

Со своей стороны, кабульское правительство тоже не спешит на прямые переговоры с талибами. Всякие переговоры предполагают в том числе уступки. А на уступки Кабул идти не хочет либо не верит, что они будут приемлемыми. Также президент Гани попытался созвать некое подобие Совета национального единства, чтобы показать сплочённость нынешних властей перед талибами. Однако сделать это пока не удалось. И есть вероятность, что нынешняя афганская правящая элита скоро начнёт действовать по принципу «спасайся, кто может», договариваясь для себя лично о каких-то сделках с талибами. Или просто спасаясь бегством. Тут уж не до национального единства.

Ашраф Гани Ашраф Гани CNP/AdMedia/Global Look Press

Впрочем, даже если они там «все перережут друг друга», стоит ли беспокоиться Москве за свои интересы в регионе, который уже лет 150 считается «мягким подбрюшьем России»? Если кратко, то да, стоит. Речь, по большому счёту, об угрозе экспансии агрессивного исламизма на север от Афганистана. Не говоря уже о расширении активности террористов.

Не зря ещё в мае министр обороны России Сергей Шойгу провёл турне по центральноазиатским странам, сделав акцент на Таджикистане и Узбекистане и обсудив возможности отражения «общих угроз». Например, такой, что хаос и гражданская война в Афганистане могут перекинуться на соседние страны, тем более что узбеки и таджики есть по обе стороны границы. Так, собственно, случилось в начале 90-х, когда брошенный на произвол судьбы Советским Союзом режим Мохаммада Наджибуллы рухнул (хотя и продержался благодаря лавированию Наджибуллы неожиданно долго), а затем начавшаяся межклановая и межплеменная война в Афганистане довольно быстро перекинулась на Таджикистан. Таджикско-афганская граница фактически перестала существовать, а нестабильность распространилась и на соседние центральноазиатские государства.

Надежды на то, что нынешнее афганское правительство удержит власть, нет, похоже, ни у кого. Афганская армия, с высокой вероятностью, скоро просто разбежится. Но и талибы сегодня отнюдь не представляют собой какую-то единую силу под центральным руководством. Относительно самих талибов преобладает экспертное мнение, что они вовсе не заинтересованы во внешней экспансии, а потому соседним государствам, мол, опасаться нечего. Во многом это так. К тому же у Москвы уже имеется опыт контактов с талибами на довольно высоком политическом уровне, так что о чём-то с ними, возможно, договориться и удастся.

Однако при этом сами талибы — это довольно мозаичная сила, под крышей которой, или, наоборот, даже соперничая, с ней кроются ещё более откровенные исламисты-террористы из числа «Аль-Каиды» и ИГИЛ (террористические организации, запрещённые в РФ). Также в обстановке воцарившегося хаоса могут снова вспыхнуть старые межнациональные конфликты межу пуштунами, узбеками, таджиками, хазарейцами. И эти конфликты могут оказаться очень токсичными, перекидываясь через границы, как степной пожар. По соглашению с США в Дохе (на его основе и происходит вывод войск) талибы взяли на себя обязательство не допустить укрепления позиций в стране ни «Аль-Каиды», ни ИГИЛ. Но смогут ли они выполнить это обещание, данное к тому же «неверным»?

Именно этот вопрос применительно к Афганистану в контексте интересов России в регионе станет главным в ближайшее время. Также он станет важнейшим вызовом для ОДКБ, по сути, первой серьёзной проверкой её на дееспособность. Очень хотелось бы, чтобы в связи с этим нам не пришлось услышать не то что новостей, но даже и гипотетических рассуждений о «российском воинском контингенте» применительно к Афганистану. Иначе это уже будет повторением истории не в виде фарса (как чаще всего бывает), но в виде полного кошмара наяву.

NEWS.ru - YouTube

Смотрите нас на Youtube

Новости СМИ2