Вооружённый конфликт в Йемене между поддерживаемым Саудовской Аравией правительством свергнутого президента Абд Раббу Мансура аль-Хади и повстанцами-хуситами длится уже более пяти лет. Это привело к тому, что большинство населения страны зависит от поставок гуманитарной помощи. Глава миссии Международного комитета Красного Креста (МККК) в Йемене Франц Раухенштейн дал интервью NEWS.ru, в котором рассказал о текущей ситуации в республике в свете пандемии коронавируса, особенностях работы в зоне военного конфликта и трудностях, с которыми сталкиваются сотрудники миссии.

Последствия наводнения

Фото: Пресс-служба МККК

— Недавнее массивное наводнение в Йемене привело к гибели более 130 человек. Какую помощь МККК оказывает пострадавшим и насколько велик причинённый ущерб?

— Дожди, которые привели к наводнению, продолжают идти. В Ходейде, Хаддже, Сане и в других городах отмечаются разрушения, погибли люди. Проливные дожди затронули даже Старый город Саны, который является объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО. За июль и август были разрушены порядка 700 домов, около пяти тысяч человек остались без крыши над головой. Им потребуется время, чтобы вновь обустроиться и восстановить свои жилища. МККК при содействии международных партнёров и Йеменского общества Красного полумесяца предоставляет пострадавшим семьям медпомощь, продовольствие, строительные материалы, предметы быта.

— Нуждается ли Йемен в дополнительных поставках гумпомощи на фоне наводнений не только со стороны МККК, но и других международных организаций, ООН, иностранных государств?

— Другие организации, например Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ), также оказывают посильную помощь. Мы же очень плотно работаем с Йеменским обществом Красного полумесяца. Его волонтёры развернули активную деятельность в наиболее пострадавших районах, ведут регистр пострадавших домохозяйств, чтобы мы могли в ближайшее время оценить реальный масштаб нужд йеменцев.

Борьба с эпидемией коронавируса

Фото: Пресс-служба МККК

— Какова ситуация с распространением коронавируса в Йемене? Есть ли проблемы с тестированием, хватает ли мест в больницах? Какие усилия предпринимает комитет?

— В Йемене нет ни тестирования, ни социального дистанцирования — люди не могут защитить себя от заражения. Мы информируем сообщества о том, как себя вести в условиях распространения COVID-19 и оградить от него наиболее уязвимых. Совместно с Йеменским обществом Красного полумесяца мы стараемся поставлять больницам средства индивидуальной защиты и баллоны с кислородом, восстанавливать системы водоснабжения госпиталей, чтобы врачи могли могли ухаживать за больными коронавирусом. Речь идёт о 50–60 медучреждениях. В первую очередь мы поддерживаем именно те больницы, которые уже работают с пациентами, инфицированными COVID-19, со средней и тяжёлой формой заболевания. Также в ближайшее время МККК откроет госпиталь на 60 коек для больных коронавирусом. Проблема заключается в том, что большинство больниц страны не приспособлено для приёма таких пациентов.

Сейчас на «коронавирусном фронте» относительно тихо, не так много подтверждённых случаев заболевания. Но из-за отсутствия тестирования и других видов диагностики невозможно определить реальное число заболевших и умерших от COVID-19. Правительство не спешит вести учёт подтверждённых случаев, наблюдается стигматизация заражённых. Эпидемию не остановить, существует большой риск возникновения второй и даже третьей волны. Если посмотреть на страны Европы, США и Россию, то эпидемия коронавируса продолжается, хотя прошло уже несколько месяцев.

— Как я понимаю, вы говорили о подконтрольных правительству территориях страны. Какова ситуация на юге Йемена, где власть находится в руках хуситов?

— То, что я сказал, относится к обеим территориям, но на юге в целом с коронавирусом справляются немного лучше. Там больше прозрачности, поэтому зафиксировано больше случаев заражения COVID-19. На юге страны также нет тестирования, социального дистанцирования, не введён локдаун. Справляться с эпидемией очень тяжело. Необходимо не только начать делать тесты, но и объяснять людям, как себя вести в текущих условиях, отслеживать контакты заражённых. Без этих мер само по себе тестирование будет бесполезно. Гуманитарным организациям также очень сложно работать, потому что волонтёрам необходимо думать и о собственной безопасности, и о том, чтобы не заразиться и не стать переносчиками коронавируса.

На днях власти на севере Йемена заявили о том, что всем нужно вернуться к прежнему режиму работы. При этом ежедневно фиксируется несколько сотен новых случаев заболевания коронавирусом. Я очень сильно надеюсь, что когда придёт вторая волна, она будет слабее первой. Иначе мы можем увидеть несколько тысяч смертей от COVID-19.

Проблемы гуманитарных организаций

Фото: Пресс-служба МККК

— С какими ещё проблемами и препятствиями сталкивается МККК в Йемене в условиях пандемии?

— В целом мы можем выполнять свою работу и делать это хорошо, но бывают проблемы с доступом. Например, нам сложно попасть в пострадавшие от наводнения районы, а ведь именно там люди больше всего нуждаются в гумпомощи. В основном всё решаемо, но на это тратится много усилий. Переговоры с властями требуют времени. Я надеюсь, что в какой-то момент процедуру получения допуска в те или иные районы упростят. Сейчас же мне кажется, что власти предпочли бы, чтобы мы передавали им гуманитарную помощь, а они бы занимались её распределением. Но это невозможно, поскольку нарушает основные принципы работы гуманитарных организаций. Многие мои коллеги из других организаций, действующих в Йемене, относятся к этому крайне серьёзно.

— В феврале этого года в СМИ появились сообщения о том, что несколько гуманитарных организаций решили сократить свои миссии и объёмы поставляемой гумпомощи в стране. Каковы были причины и как поступил МККК?

— Это произошло по нескольким причинам. Многие организации с уже упомянутыми проблемами с доступом к тем или иным районам просто не могли выполнять свою работу. Также власти принуждали их платить налоги. Фактически речь шла о несоблюдении принципов работы гуманитарных организаций. В результате некоторые из них очень жёстко отреагировали и урезали объёмы гумпомощи и финансирования. За этим последовали переговоры с властями — к марту удалось достичь хороших результатов. Затем началась эпидемия коронавируса, и все ограничения были возвращены. Мы, в отличие от других гуманитарных организаций, были в меньшей степени затронуты этими решениями и можем продолжать свою работу. Но определённые проблемы всё же есть.

— Если мы говорим о юге Йемена, то работает ли МККК с хуситами? Обсуждает ли гуманитарные операции?

— Ситуация на юге немного отличается. Если север контролируется одной группой, то юг — несколькими. Формально они относятся к одному объединению, но на деле разрозненны. Так что работать тут сложнее. На юге живут 20–30% населения, гуманитарных нужд здесь меньше, чем на севере, но мы хотели бы расширить свои операции на этой территории. У МККК весомое присутствие на юге, но работать здесь довольно опасно. Любые гуманитарные операции должны быть одобрены всеми правящими группами. Без разрешения хотя бы одной из них мы уже не можем продолжать работу: для нас крайне важна безопасность наших сотрудников.

В настоящее время мы стараемся обеспечить масштабные поставки гумпомощи и продовольствия жителям побережья. Работа идёт гораздо лучше, чем несколько лет назад. Надеюсь, эта тенденция сохранится. Конфликт в ближайшие годы не разрешится, значит, и гуманитарные нужды не исчезнут. Вместе с тем необходимо понимать, что гумпомощь не решит проблему — пройдёт не один год, прежде чем люди смогут вернуться к подобию нормальной жизни.

Перспективы урегулирования военного конфликта

— По данным ООН, более 75% населения Йемена зависят от гуманитарной помощи. В последние годы не раз говорилось о том, что страна находится на грани гуманитарной катастрофы. Согласны ли вы с такими оценками?

— Ситуация серьёзная, многие действительно не могут прожить без гуманитарной помощи. В стране нет сельхозпроизводства, Йемен на 90% зависит от импорта. Необходимо восстанавливать водоснабжение и развивать производство, иначе страна так и продолжит полагаться на гумпомощь, через 10 лет ситуация будет ещё хуже, чем сейчас. Население растёт, но в республике нет условий для жизни. Без выстроенных мер управления Йемен ожидает коллапс социальной сферы услуг.

— Если мы сравниваем ситуацию в стране с Сирией, Ливией или даже с востоком Украины, то к разрешению военных конфликтов в этих государствах привлечены международные посредники, работа в выстроенных форматах урегулирования регулярно освещается в СМИ. Йемен на этом фоне выглядит замороженным конфликтом без перспективы достижения реального политического успеха...

— Это правда. С другой стороны, сейчас идут переговоры о режиме прекращения огня. Люди здесь неуступчивы, потому и переговоры занимают такое длительное время. Кроме того, у сторон конфликта нет доверия друг к другу. Некоторые до сих пор считают, что он может быть решён военным путём, что силой можно занять ещё больше территорий. До сих пор неясно, как страна будет выглядеть в итоге: одни хотят объединения, другие — против, а третьи выступают за федерализацию. Рано или поздно решение будет найдено, но это вряд ли произойдёт в ближайшие годы.