Президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана ослабляют внутриполитические альянсы. Об этом говорится в докладе вашингтонского Института Ближнего Востока (MEI), с которым ознакомился NEWS.ru. По оценкам исследователей, за последние годы турецкий лидер оказался в сильной зависимости от своего партнёра по парламентской коалиции — руководителя Партии националистического движения (ПНД) Девлета Бахчели, благодаря которому в политике страны стал действовать принцип тандема.

Бахчели играет всё более активную роль в государстве, говорят исследователи MEI. По их словам, в то время как Эрдоган теряет позиции в опросах общественного мнения, лидер ПНД, наоборот, улучшает собственные показатели. Сам альянс возник после всеобщих выборов в июне 2015 года, по итогам которых президентская Партия справедливости и развития (ПСР) впервые за более чем десятилетие потеряла своё парламентское большинство и была вынуждена пойти на коалиционный вариант.

Поддержка со стороны Бахчели также имела решающее значение в 2017 году, когда турецкий избиратель должен был в рамках референдума решить вопрос с предоставлением Эрдогану широких полномочий и фактическим преобразованием парламентской системы в суперпрезидентскую. А в 2018-м благодаря лидеру ПНД Эрдоган смог переизбраться на пост президента. В условиях падения собственных рейтингов и популярности ПСР у главы турецкого государства остаётся не так много вариантов, кроме как работать с националистической партией, чтобы укрепить свою электоральную базу, считают в MEI.

Кроме того, тандем Эрдогана и Бахчели, как отмечают американские исследователи, нацелен на то, чтобы подорвать позиции курдской Народно-демократической партии (НДП) и некоторых других мелких политических организаций, а также привлечь на свою сторону сомневающихся избирателей. Однако об успешности подобной схемы говорить сложно. В докладе MEI отмечается, что, сближаясь с лидером ПНД, турецкий лидер существенно ослабляет собственную власть.

Для многих — после почти двух десятилетий нахождения у власти — Эрдоган ещё никогда не казался таким сильным, как сейчас. Однако в действительности он никогда не был слабее. Начал с установления правила единоличного правления, он пришёл вместо этого к правилу тандема, — говорится в исследовании MEI.

Девлет БахчелиФото: Depo Photos/Global Look Press via ZUMA Press/Global Look PressДевлет Бахчели

Сам Бахчели остаётся крайне радикальным политиком, который способен говорить довольно жёсткие вещи даже в отношении тактических партнёров Турции. Так было, к примеру, в начале этого года на фоне очередных разногласий между Москвой и Анкарой по северу Сирии.

Кризис, связанный с последствиями распространения коронавируса нового типа, продемонстрировал усиление позиций и других фигур турецкой политики. Так, в последнее время в центре внимания оказался министр внутренних дел Сулейман Сойлу, которому пришлось брать на себя значительную ответственность в рамках борьбы с опасным заболеванием. На общенациональном уровне его рейтинг уже стали сравнивать с популярностью Эрдогана. К примеру, исследование общественного мнения, которое было проведено социологической компанией Metropoll, продемонстрировало: Сойлу в настоящее время пользуется популярностью у электората как ПСР, так и ПНД.

Это может сделать его не только ещё одним элементом формулы власти, но и объектом аппаратных войн. В этом смысле кажется опасным и усиление влияния Бахчели: любые политические альянсы нередко имеют свойство заканчиваться ссорой из-за конкуренции за большую власть. Вопрос в только в том, чего хочет сам партнёр Эрдогана по тандему.