16+
Ирина Славина

«Прошу винить»: что могло толкнуть журналистку Ирину Славину на смерть

Следствие не считает, что силовики могли довести главреда нижегородского издания Koza Press до суицида
00:00, 06 октября 2020 316
Фото: Ирина Славина/facebook.com

Трагедия с журналисткой Ириной Славиной случилась не только на фоне интереса силовиков к её персоне, но и региональных особенностей: на протяжении более десяти лет Нижегородская область была своего рода экспериментальной площадкой по противодействию оппозиции. NEWS.ru попытался выяснить, с чем сталкивалась журналистка в своей жизни и насколько справедливы её обвинения в адрес государства.


Нижегородская аномалия

Создательница и единственный штатный сотрудник издания Koza Press Ирина Славина 2 октября совершила самоубийство у стен регионального управления МВД. Незадолго до ухода из жизни на своей странице в Facebook она написала: «В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию».

Ирина СлавинаИрина СлавинаИрина Славина/facebook.com

Славиной было 47 лет, у неё остались двое детей. Она была известной в Нижнем Новгороде гражданской активисткой, её издание имело свою преданную аудиторию и высокий уровень цитируемости. По образованию филолог, Славина начала карьеру в СМИ в 2003 году в главной газете региона «Нижегородская правда». Koza Press журналистка организовала в 2015-м. Она много писала о внутренней и внешней политике, была критически настроена к политике нынешних властей страны.

Самоубийство стало для многих шоком, Славину описывают как активного человека, имевшего и отстаивавшего свою точку зрения. При этом она вязала, занималась кулинарией, то есть вела полноценную жизнь вне своей общественной и профессиональной деятельности.

За день до трагедии к ней в 06:00 пришли с обыском в рамках расследования дела об участии в «нежелательной организации» — «Открытой России» Михаила Ходорковского. По нему она проходила свидетелем, хотя это не помешало силовикам изъять у неё всю технику.

В мою квартиру с бензорезом и фомкой вошли 12 человек: сотрудники СКР, полиции, СОБР, понятые. Дверь открыл муж. Я, будучи голой, одевалась уже под присмотром незнакомой мне дамы. Проводили обыск. Адвокату позвонить не дали. Искали брошюры, листовки, счета «Открытой России», возможно, икону с ликом Михаила Ходорковского. Ничего этого у меня нет. Но забрали, что нашли: все флешки, мой ноутбук, ноутбук дочери, компьютер, телефоны — не только мой, но и мужа, кучу блокнотов, в которых я черкала во время пресс-конференций. Я осталась без средств производства, — написала Славина в Facebook.

Дело, по которому приходили к Славиной с обыском, завели на основателя нижегородского отделения «Церкви летающего макаронного монстра», бизнесмена Михаила Иосилевича. По версии следствия, он предоставлял «Открытой России» помещение для проведения обучающих курсов. 1 октября у него дома также побывали силовики. Как заявил исполнительный директор «Открытой России» Андрей Пивоваров, дело сфабриковано, а причина визита — сентябрьское мероприятие организации. Однако в том месяце был семинар только в Великим Новгороде. По мнению Пивоварова, карательные органы перепутали Нижний с Великим и возбудили дело.

Михаил ИосилевичМихаил ИосилевичМихаил Иосилевич/facebook.com

Скорее всего это не так — Иосилевич предоставлял своё помещение под форум Ходорковского «Свободные люди» в 2019 году и для других подобных мероприятий. Помимо Славиной с обысками пришли и к местным членам партии «Яблоко». В 2021 году в Нижнем Новгороде будут выборы, и всё выглядит так, что силовики засуетились неслучайно. Впрочем, как рассказал Пивоваров NEWS.ru, у «Открытой России» на предстоящие выборы в регионе планов нет.

Вскоре после произошедшей трагедии сторонники Славиной начали говорить, что силовики оказывали на неё давление, которого она не выдержала. Однако обвинение выглядят несколько натянутым. Славину действительно несколько раз привлекали к ответственности, но административной. Ранее Ирину Славину штрафовали за посты в Facebook о форуме «Свободные люди» (на 5 тысяч рублей), о марше памяти Бориса Немцова (на 20 тысяч рублей), об открытии мемориальной доски в честь Сталина (на 70 тысяч рублей). В 2020 году её издание привлекли к ответственности за якобы фейк о коронавирусе. Журналистке грозил штраф в 500 тысяч рублей, который, по её признанию, стал бы «финансовым убийством». В итоге суд назначил лишь 65 тысяч рублей. При этом после обыска Славина писала, что с ней «всё в порядке», что она уже купила новый телефон и, что тяжелее всего пришлось собаке, которую не отпускали на прогулку до 10:30 утра.

Стоит при этом отметить, что Нижний Новгород — это регион с особой спецификой работы некоторых силовых ведомств. Оппозиционерам хорошо известны приёмы работы местного Центра противодействия экстремизму, некогда возглавляемому Алексеем Трифоновым, которому оппозиционеры приписывали особый метод ведения работы с критиками власти. В СМИ упоминалось, что помимо срыва концертов, массовых арестов после разрешенных демонстраций, нижегородские эшники известны рядом резонансных дел и пытками задержанных.

Так, в 2017 году ЕСПЧ присудил €20 тысяч местному жителю Никите Данишкину, которого подопечные Трифонова пытали, связав тросом и подвесив к потолку. До этого нижегородский анархист Илья Романов, отсидевший за подготовку теракта, рассказывал, что Трифонов угрожал ему пытками, если он не напишет явку с повинной.

Разоблачением экс-начальника нижегородского Центра «Э» занимался и создатель проекта «Омбудсмен полиции» Владимир Воронцов, который сегодня оказался под следствием. По утверждениям Воронцова, именно его разоблачения заставили силовика уйти на пенсию.

Наиболее громкой историей, в которой фигурировал Алексей Трифонов, стало дело организации «Антифа — RASH», которую обвиняли в попытке госпереворота, а фигуранты, в свою очередь, обвиняли силовиков в пытках и в том, что они нанимали провокаторов для избиения неугодных.

Именно нижегородский Центр «Э» возбудил дело о доске в честь Сталина, но оно закончилось для Славиной штрафом.

«Не имеет под собой никаких оснований»

В публичных спорах о якобы имевшем место чрезмерном давлении многие отмечают, что ранее Ирина Славина уже писала о суициде, причем именно о таком, который в итоге и совершила. В июне 2019 года на своей странице в Facebook она задалась вопросом — будет ли её жертва бессмысленной, если она покончит с собой возле проходной управления ФСБ или прокуратуры или же это «приблизит наше государство к светлому будущему». Также она добавила, что предпочла бы иной способ ухода из жизни, нежели её бабушка «от рака в 52 года».

Тогда ей ответила пользователь Наталья Вертлиб, предположив, что у главреда Koza Press депрессия. Женщина также напомнила, что у Славиной «много людей, которые её любят», на что журналистка ответила, что она думает не «столько о смерти, сколько о том, может ли её смерть быть полезной».

В беседе с NEWS.ru Вертлиб призналась, что она не была близким другом Славиной, что, насколько она помнит, женщина больше не возвращалась к теме суицида, по крайне мере на своей странице в Facebook.

Ирина Еникеева на протяжении 10 лет издавала инвестиционное обозрение «Капиталист — Нижний Новгород», она дружила и работала с Ириной Славиной 15 лет. После происшествия Еникеева по просьбе семьи погибшей стала общаться с журналистами. В разговоре с NEWS.ru она заверила, что её подруга была «абсолютно нормальной в полном смысле этого слова» и что у Славиной не было рака, как можно бы было подумать по ее посту о самоубийстве.

Сейчас многие «коллеги» пытаются вывести тему на якобы ненормальность, под некоторыми публикациями друзей заработала фабрика троллей. Но редко кто был таким трезвомыслящим, как Ирина. Этот поступок адресован не к власти. Не к системе, которая давно прогнила. Ирина была не из тех, кто машет шашкой среди трухлявых пней. Она этим обратилась к тем, у кого слово — инструмент, чтобы призвать тех, кто этим инструментом пытается эти трухлявые пни выдать за строевой лес, не столько к выкорчёвыванию этой гнили, сколько к созиданию нового, — уверена Еникеева.

Действительно, в ответ на обвинения оппозиции в ряде государственных СМИ появились публикации, в которых о Славиной говорилось как о женщине с суицидальными наклонностями. Однако подтверждения этому нет. По словам бывшей заведующей  кафедрой психологии и педагогики СПбГМИА им. Мечникова Светланы Соловьёвой, если у человека внимательные близкие, с которым у него хорошие отношения, практически невозможно, чтобы они не заметили, что он в предсуицидальном состоянии.

Для того чтобы говорить конкретно о случае в Нижнем Новгороде, нужно хорошо знать ситуацию с умершей, без этого делать подобное непрофессионально... Предсуицидальный синдром — состояние, которое длится несколько дней или даже месяцев. Человек не скрывает своего намерения и иногда говорит даже не намёками, а открыто, что жизнь бессмысленна и пуста, что жить он не хочет и не будет.

Светлана Соловьева

психолог
Ирина СлавинаИрина СлавинаИрина Славина/facebook.com

Можно предположить, что пост Славиной, написанный в 2019 году, это и есть это открытое признание, однако даже в нём она подчёркивает, что думает не столько о своей смерти, сколько о том, будет ли полезна её жертва. Родственники, с которыми NEWS.ru удалось поговорить, уверены: депрессией главный редактор Koza Press не страдала и каких-то иных неприятностей у неё не было.

Президент Общероссийской профессиональной психотерапевтической лиги профессор Виктор Макаров заявил, что, судя по всему, это продуманный суицид, который явился чрезмерной реакцией на травмирующую ситуацию.

Об Ирине отзываются как о человеке бескомпромиссном. На такой способ самоубийства способны только крайне убеждённые в чём-либо люди, например, так делали старообрядцы — страдали за веру... То, каким способом она это сделала, связано в основном с сектами. Она именно готовилась, пришла к МВД. Так чаще всего поступают люди со сверхценными, доминирующим идеями, фанатически упёртые люди, — считает Макаров.

Комиссия по правам журналистов Совета по правам человека при президенте (СПЧ) обратилась в СК с призывом расследовать обстоятельства, приведшие к гибели журналистки, в том числе проверить действия местных правоохранительных органов на предмет преступлений по статьям о доведении до самоубийства и превышении должностных полномочий.

Профсоюз журналистов и работников СМИ в своём заявлении отметил, что руководимое Славиной издание «на протяжении многих лет подвергалось систематическому давлению и преследованию со стороны властей».

Наша организация уверена, что в произошедшем имеются явные признаки преступления, предусмотренного 110 ст. УК РФ «Доведение до самоубийства». Мы требуем провести расследование. Однако никакое расследование или даже приговор — весьма эфемерный в условиях нынешнего авторитарного беззакония — не вернёт обществу самоотверженную журналистку Ирину Славину, — отмечалось в документе.

Губернатор Нижегородской области Глеб Никитин назвал погибшую ярким и неравнодушным человеком, пообещав, что расследование обстоятельств, ставших причиной трагедии, будет взято под контроль.

Однако в региональном управлении СК поспешили заявить, что «сообщения в ряде СМИ о том, что смерть погибшей связана с проведением у неё накануне гибели обысков, не имеет под собой никаких оснований». Всё дело в том, полагают следователи, что Славина «была свидетелем и не являлась ни подозреваемой, ни обвиняемой в рамках расследования уголовного дела, по которому проводились указанные следственные действия».

Yandex news

Добавить наши новости в избранные источники

Загрузка...
Новости СМИ2