16+
Дмитрий Вяткин

Гайки от Вяткина: как в Госдуме предлагают расширить понятие клеветы

Новая инициатива автора закона о «неуважении к власти» может ударить по пользователям Интернета и жертвам домогательств
09:06, 01 декабря 2020 1 202
Фото: Сергей Карпов/ТАСС

Депутат Госдумы Дмитрий Вяткин, известный как автор скандальных законов по расширению репрессивных возможностей власти, сочинил новую инициативу. Он предлагает дополнить УК РФ более широкой трактовкой клеветы, позволив силовикам привлекать людей за достаточно осторожные негативные высказывания не только в СМИ, но и в целом в Интернете. Кроме того, юристы поговаривают, что речь может пойти о появлении термина «клевета в отношении неопределённого круга лиц». Правительство уже одобрило поправки, предложив ввести возможность «признания потерпевшими индивидуально неопределённых лиц». NEWS.ru выяснил, к чему могут привести эти изменения, а также чем знаменит депутат Вяткин. Кроме того, редакция вспомнила, как за последнее десятилетие российские чиновники сначала отменили уголовное наказание за клевету, а затем взяли реванш.


Принцип трёх «З»

Законопроект единоросса Дмитрия Вяткина предлагает устанавливать наказание по ч. 2 ст. 128.1 УК РФ за клевету, «совершённую публично с использованием информационно-телекоммуникационных сетей», пишет ТАСС. Сейчас наказание по этой части предусмотрено только за публично демонстрирующееся высказывание в СМИ, произведении или общественном выступлении, если речь не идёт о клевете с использованием служебного положения или соединённой с обвинениями в тяжком преступлении. Санкция по данному составу сейчас предусматривает штраф до 1 млн рублей или в размере зарплаты (иного дохода) осуждённого за период до одного года либо обязательные работы сроком до 240 часов.

Сергей Бобылев/ТАСС

Будет ли ужесточена ответственность по этой статье, не сообщается. В сообщении государственного информагентства, получившего доступ к документу, лишь указано, что нововведения Вяткина предлагают «скорректировать перечень возможных наказаний».

Кроме того, член партии «Единая Россия» хочет установить уголовную ответственность за «клевету, соединённую с обвинением лица в совершении преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности».

Комиссия правительства по законопроектной деятельности поддержала его законопроект «при условии его доработки с учётом замечания».

Диспозиция проектируемой части второй статьи 128.1 УК нуждается в уточнении, в том числе в части возможности признания потерпевшими индивидуально неопределённых лиц, — сказано в проекте правительственного отзыва.

В интервью NEWS.ru Дмитрий Вяткин был немногословен, отметив, что его законопроект ещё нигде не опубликован. Депутат отказался раскрывать суть замечаний правительства. При этом он попытался заверить, что нововведения якобы не повлияют на дальнейший демонтаж демократических институтов в России.

Этот законопроект пока не внесён [на рассмотрение Госдумы]. На него получен отзыв положительный с замечаниями правительства. Отзыв Верховного суда ещё не поступил. Следовательно, пока ещё идёт рабочий процесс и рано пока говорить о каких-то деталях. Переживать, что документ будет угрозой для свободы слова, не надо пока от слова «совсем». Как в любом законопроекте, совершенство законодательства связано с пробелами и недостатками действующих норм и с проблемами в правоприменении. Есть определённая практика применения. Подождите маленько, как только закон будет внесён, тогда можно будет и обсуждать.

Дмитрий Вяткин

первый зампред комитета Госдумы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений

В комментарии NEWS.ru исполнительный директор Общества защиты Интернета Михаил Климарёв заявил, что поправка в статью УК о клевете является угрозой для СМИ и свободы слова в России.

Все законы про регулирование Интернета в России можно объяснить «принципом три-З», где «З» означают: «запугать», «запретить», «заработать». Ну и данный законопроект — не исключение. Цель закона — запретить распространение информации, которая не нравится социальной группе лиц «российские чиновники». Например, расследования о коррупции, преступления этих самых чиновников и реальное положение дел в российском обществе. Запретить информацию они хотят методом «запугать». В данном случае угрозами крупных штрафов. Ну, и разумеется, кто-то потом ещё и заработает, например, на поставке всяческих средств мониторинга Интернета.

Михаил Климарёв

исполнительный директор Общества защиты интернета

Он уверен, что нововведения Дмитрия Вяткина, если они будут приняты, приведут к усилению самоцензуры. Это, по мнению Климарёва, произойдёт «хотя бы потому, что никто не верит современным судам, которые являются частью социальной группы „российские чиновники“ и будут принимать соответствующие решения, а штраф в 1 млн рублей может просто обанкротить большинство региональных СМИ».

Ростислав Нетисов/РИА Новости

С Михаилом Климарёвым согласна юрист Светлана Кузеванова, занимающаяся защитой прав СМИ. По её мнению, «если действительно в статью УК РФ о клевете хотят внести данные изменения, тогда можно говорить об очередном витке ужесточения законодательства, регулирующего сферу распространения информации».

Распространение клеветы в СМИ сейчас является более тяжёлым преступлением, нежели обычный состав клеветы. За клевету в Интернете можно наказывать беспрепятственно по части 1 статьи 128.1 УК РФ. Никаких пробелов в законодательстве нет. А вот если клевета в Интернете, как планирует законодатель, будет добавлена во вторую часть статьи, тогда и штрафные санкции будут в два раза выше, чем за обычную клевету. Сейчас также наказуема клевета, соединённая с обвинением лица в совершении преступления сексуального характера. Попытка урегулировать клевету, соединённую с обвинением лица в совершении преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности, представляет собой просто изменение формулировки уже имеющейся нормы.

Светлана Кузеванова

юрист Центра защиты прав СМИ

Правозащитница подчеркнула, что «особенно беспокоит предложение уточнить диспозицию нормы о клевете „в части возможности признания потерпевшими индивидуально неопределённых лиц“».

Клевета направлена на ущемление чести, достоинства и репутации, которые являются личными неимущественными благами и могут защищаться только лицом, которому они принадлежат. Одним из важных признаков диффамации (клевета — это уголовная диффамация) является направленность её в адрес конкретного человека или организации. Привлечение к ответственности за умаление репутации неопределённых лиц противоречит самой концепции защиты репутации как неимущественного блага. Да и не понятно, как будет определяться круг этих лиц и как будет оцениваться эта коллективная репутация, — полагает Кузеванова.

Директор ассоциации издателей ПЭН-Москва Надежда Ажгихина не исключает, что поправки в статью УК о клевете кроме попытки ограничить свободу слова могут быть связаны с тем, чтобы выводить из-под удара тех руководителей, которые позволяют себе сексуальные домогательства. На это, в частности, наводит норма о «половой неприкосновенности». В итоге жертвы харассмента, рискнувшие предать огласке истории насилия, могут быть за это оштрафованы.

Поправки в статью о клевете представляются ещё одной попыткой ограничить свободу выражения мнений и усложнить работу журналиста. В результате аудитория будет недополучать информацию общественной значимости. Закон о клевете уже давно стал средством борьбы и критическими выступлениями. Россия — единственная страна, которая декриминализировала клевету, а потом вернула эту статью в Уголовный кодекс. Юристы много об этом писали. Новые поправки выглядят как ещё одна попытка вывести из зоны критики начальство. Складывается также впечатление, что новая инициатива направлена против обсуждения дискриминации и сексуальных домогательств.

Надежда Ажгихина

директор ассоциации литераторов ПЭН-Москва

По её мнению, нововведения в УК, предлагаемые Дмитрием Вяткиным, «не могут способствовать доверию и стабильности в обществе».

Как клевета исчезла и вновь вернулась в УК

Изначально, с 1996 года, статья о клевете присутствовала в Уголовном кодексе России под № 129. По первой части этой ныне несуществующей нормы (клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию) был предусмотрен штраф до 80 тысяч рублей или в размере зарплаты (иного дохода) осуждённого за период до шести месяцев, либо обязательные работы от 120 до 180 часов, либо исправительные работы на срок до года. Наказание по второй части (клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или СМИ) подразумевало штраф до 120 тысяч рублей или в размере зарплаты (иного дохода) за период до года, либо обязательные работы на срок от 180 до 240 часов, либо исправительные работы на срок от одного до двух лет, либо арест до шести месяцев. По третьей части (клевета, соединённая с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления) суды могли оштрафовать на сумму от 100 до 300 тысяч рублей или взыскать у обвиняемого заработок за период от одного до двух лет. Также по третьей части 129-й статьи УК подсудимому могли ограничить свободу до трёх лет, арестовать на срок от четырёх до шести месяцев либо лишить свободы до трёх лет.

Илья Питалев/РИА Новости

В 2011 году занимавший тогда пост президента Дмитрий Медведев инициировал декриминализацию статей о клевете (129) и оскорблении (130). В итоге в том же году они из УК были исключены, а соответствующие составы переведены в разряд административных правонарушений. Однако в июле 2012 года, после волны массовых протестов на фоне фальсификаций выборов в Госдуму, власти начали поступательно ужесточать законодательство, и статья о клевете вернулась в УК под № 128.1. При этом из неё исчезли виды наказания, связанные с лишением свободы. Одновременно были приняты законы об «иностранных агентах» и об ужесточении наказания за нарушения на митингах, а пресса характеризовала законотворческую деятельность депутатов того времени выражением «взбесившийся принтер».

Одним из инициаторов возвращения клеветы в УК был депутат-единоросс Павел Крашенинников. По его мнению, декриминализация «не дала искомого результата, а скорее, наоборот». После сворачивания либерализации наказания за «клеветнические» действия, по мнению парламентария, стало меньше «публичного мусора».

Мы понимаем, что она (статья УК о клевете. — NEWS.ru), скорее, охранительную функцию носит. Потому что я вижу, когда участвую в различных форумах, заседаниях в той же Думе: люди перестали обвинять друг друга в том, что они воры или убийцы и так далее. То есть за речью стали следить немного больше, — отмечал Крашенинников.

Чем известен единоросс Вяткин

Дмитрий Вяткин родился в 1974 году в городе Коркино Челябинской области в семье Фёдора Вяткина, который с 1988 по 2013 год занимал пост председателя регионального суда.

После окончания юридического факультета Челябинского госуниверситета в 1996 году Вяткин-младший стал работать в АО «Челиндбанк», где возглавлял юридическую службу. В 1999 году выступал консультантом офицера ФСБ Михаила Гришанкова, который тогда прошёл в Госдуму и оставался депутатом до 2011 года, сначала принадлежал к фракции «Народный депутат», а затем к «Единой России». Позднее Гришанков занимал руководящие посты в ПАО «Транснефть» и российско-казахстанском АО «Каспийский трубопроводный консорциум-Р».

В 2000 году Дмитрий Вяткин стал депутатом заксобрания Челябинской области, в 2002-м вступил в «Единую Россию». С 2007 года депутат Госдумы. Сейчас занимает пост первого зампреда комитета по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений. Считается автором нескольких резонансных законопроектов, вызвавших критику со стороны правозащитников и общественности.

Как писала «Медиазона», в 2018 году вместе с сенаторами Людмилой Боковой и Андреем Клишасом Дмитрий Вяткин подготовил законопроект об ответственности за фейки. Эти же парламентарии предложили создать автономный Интернет (так называемый закон об изоляции Рунета президент Владимир Путин подписал в мае 2019 года) и арестовывать за «явное неуважение к государству» в Сети.

В 2020 году Вяткин стал одним из инициаторов законопроекта об очередном ужесточении порядка проведения публичных мероприятий. Речь идёт о запрете на проведение акций около зданий экстренных ведомств, увеличении штрафов за неповиновение силовикам. Кроме этого, поправки запрещают финансировать уличные акции из иностранных источников и приравнивают пикетные очереди к публичным выступлениям.

Также депутат-единоросс предложил ввести для журналистов штраф от 20 до 30 тысяч рублей или обязательные работы до 50 часов за «незаконное использование на митингах пресс-карты». Автор инициативы уточнил, что работники СМИ без опознавательных знаков будут считаться участниками митинга. В интервью NEWS.ru Вяткин утверждал, что «специальный знак будет разработан МВД по согласованию с Союзом журналистов и Роскомнадзором».

Виктор Толочко/РИА Новости

В Профсоюзе журналистов такое нововведение назвали репрессивным и призвали не допустить его принятия.

На практике реализация этой репрессивной инициативы может узаконить тотальное задержание журналистов, работающих на публичных акциях и в городском пространстве. Мы убеждены, что законодатель не должен вторгаться в сферу, которая регулируется положениями профессиональной этики, — подчёркивают в организации.

В конце ноября правительственная комиссия по законопроектной деятельности поддержала ещё два проекта Дмитрия Вяткина. Один документ связан с ужесточением уголовной ответственности за хулиганство с оружием и совершённое несколькими людьми без сговора. По некоторым данным, он может быть направлен на упреждение радикализации гипотетических массовых протестов из-за недовольства общества политикой властей.

Ещё один одобренный кабмином законопроект Дмитрия Вяткина касается уголовной ответственности за «умышленное блокирование дорог и создание помех движению». Фактически это очередная попытка ужесточить наказание за протестные выступления в форме перекрытия дорог, за которые предусмотрена только административная ответственность. Перевести её в уголовную под видом борьбы с терроризмом власти безуспешно пытались в 2010 году после нескольких резонансных историй. Так, в 2009 году жители города Пикалёво Ленинградской области перекрыли федеральную магистраль, требуя приезда Владимира Путина после остановки градообразующих предприятий. А весной 2010 года горняки шахты «Распадская» в Кузбассе, протестуя против тяжёлых условий труда, блокировали железную дорогу Новокузнецк — Абакан.

По другим данным, инициатива десятилетней давности якобы изначально была связана со вторым терактом на «Невском экспрессе» в ноябре 2009 года. Её, по данным СМИ, лоббировал тогдашний зампред правительства Сергей Иванов (сегодня — спецпредставитель президента по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта).

В подготовке материала также принимала участие Марина Ягодкина.

Yandex Zen

Самое интересное - в нашем канале Яндекс.Дзен

Загрузка...
Новости СМИ2