Польша решила выступить посредником между США и ключевыми странами ЕС для заключения нового соглашения по иранской ядерной программе. Однако вместо заявленной цели по сближению позиций Варшава может вновь попытаться продвинуть интересы Вашингтона как своего главного партнёра за рубежом.

Глава МИД Польши Яцек Чапутович в эфире Polskie Radio заявил о необходимости заключения нового соглашения по иранской ядерной программе взамен Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) от 2015 года. По его словам, в рамках переговоров о новой сделке должна обсуждаться и роль Тегерана в регионе. Глава польской дипломатии выразил опасение, что позиции США и ЕС по перезаключению соглашения могут не сойтись, и заявил о готовности представить свою позицию в ходе встречи глав МИДов Евросоюза.

Заявление было сделано на фоне обострения между США и Ираном и алармистских сообщений ряда СМИ о возможности полномасштабной военной конфронтации, которые предсказуемо не оправдались. Впрочем, Иран после убийства генерала КСИР Касема Сулеймани пошёл на очередное сокращение своих обязательств в рамках СВПД, а американский лидер Дональд Трамп призвал всех участников соглашения по иранскому атому выйти из него и начать работу над новым.

Фото: Rouzbeh Fouladi/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

Однако предложение Польши выступить посредником в ядерном вопросе звучит не впервые. Премьер-министр страны Матеуш Моравецкий после решения США в мае 2018 года в одностороннем порядке покинуть сделку заявляло готовности страны сыграть роль «неформального медиатора». Тогда же глава МИД Польши после переговоров с госсекретарём США Майклом Помпео говорил о том, что Варшава попытается убедить других членов ЕС «учитывать не только интересы инвестировавших в Иран европейских компаний, но и вопросы безопасности». Под этим, как потом поясняли в ведомстве, подразумевались ракетная программа Тегерана и его деятельность в регионе Ближнего Востока. Фактически обозначенная Варшавой позиция по Ирану полностью совпадала с позицией Вашингтона. Не исключено, что этот фактор повлиял на то, что предложение было фактически проигнорировано европейскими лидерами стран — участниц сделки.

Ещё одной попыткой продвинуть взгляды США внутри ЕС стала прошедшая в феврале 2019 года международная конференция по вопросам безопасности Ближнего Востока, организаторами которой стали Варшава и Вашингтон. Среди тех, кто не принял в ней участия, были Россия, Палестина, Турция, Ливан и Иран — Тегеран на встречу не пригласили. Ожидалось, что итогом конференции станет «варшавский формат» урегулирования ближневосточных конфликтов, однако этого не произошло. Представительство на встрече со стороны ЕС также было незначительным: действующая на тот момент глава европейской дипломатии Федерика Могерини не приняла в ней участия, а министры иностранных дел большинства европейских стран направили лишь своих заместителей. Как сообщали источники, причиной такого низкого представительства стало решение Варшавы не согласовывать проведение конференции с Брюсселем. Несмотря на закрытый характер переговоров, встреча была охарактеризована как «антииранская» и не принесла её организаторам успеха.

Федерика МогериниФото: Nicolas Landemard/ZUMAPRESS.com/Global Look PressФедерика Могерини

Польша — страна, которая в настоящее время имеет незначительные экономические связи с Ираном и поддерживает со страной довольно прохладные отношения. Варшава и Тегеран не обмениваются визитами, но сохраняют диппредставительства в столицах. Исторически их связывает эпизод, когда в 1942 году Советский Союз переправил десятки тысяч захваченных поляков из Сибири в Иран. Тогда в Тегеране решили принять польских беженцев и построили для них специальные лагеря, откуда затем люди распределялись по городам страны. Для детей-сирот находили новые дома. Сейчас эта часть совместной истории не забыта, но и не оказывает какого-либо положительного эффекта на двусторонние отношения.

Ввиду довольно слабых контактов между Польшей и Ираном играть какую-либо значимую роль в выстраивании диалога между Вашингтоном и Тегераном Варшаве будет сложно. Но концентрация на диалоге между США и ключевыми игроками ЕС выглядит более реалистичным сценарием. Действующее соглашение по иранскому атому фактически потеряло свою силу после выхода из него США. Попытки «евротройки» (Германии, Франции, Великобритании) создать механизм взаиморасчётов с Ираном INSTEX в обход американских санкций не увенчались успехом: объём торговли через него слишком мал для Ирана. Спасти СВПД без возвращения в соглашение США невозможно, но признание этого в ЕС — это и признание несостоятельности европейской дипломатии. Появление нового игрока, который поможет сблизить позиции США и ЕС по Ирану и посадить за стол переговоров всех участников для выработки нового соглашения, могло бы быть конструктивным шагом. Тем не менее позиции Польши как нового игрока в «иранском кейсе» довольно сомнительны. Как пояснил в беседе с NEWS.ru генеральный директор Российского совета по международным делам (РСМД) Андрей Кортунов, Польша занимает проамериканскую позицию по ряду ключевых вопросов.

По всей видимости, польская дипломатия считает, что может найти какой-то общий знаменатель между позицией США и ЕС. Мне кажется, это будет очень трудно сделать. США не готовы к компромиссу с европейскими партнёрами, они хотят, чтобы Европа приняла их позицию. Я не вижу возможности для консенсуса и не уверен, что усилия польской дипломатии что-то могут изменить.

Андрей Кортунов гендиректор Российского совета по международным делам

Кортунов отметил: посреднику необходимо быть «честным брокером», равноудалённым от каждой из сторон спора. Эксперт выразил сомнение в том, что польская дипломатия готова предстать в подобном качестве. Он напомнил, что у Варшавы существуют проблемы внутри ЕС: многие смотрят на Польшу как на страну, нарушающую европейскую дисциплину, в частности по важному для союза соглашению по климату. В связи с этим её авторитет в качестве легитимного посредника внутри ЕС сомнителен.