Наш прогноз о том, что уход в отставку с официального пропагандистского поста Алексея Арестовича имел целью дать ему возможность тестировать украинское общественное мнение информационными вбросами, отличными от официоза, полностью подтверждается. Вот и теперь с многочисленными оговорками в стиле «если» отставной обер-пропагандист допустил договоренность о корейском варианте как форме прекращения горячей фазы конфликта.

Как нетрудно догадаться, он имел ввиду соглашение от 1953 года о разграничении двух корейских государств по 38 параллели с созданием разделительной двухкилометровой полностью демилитаризованной зоны. Вот Арестович и примеривает такой проверенный вариант для Украины, намекая на возможность размена территорий Донбасса, находящихся под киевским контролем, на так называемый сухопутный путь в Крым, который-де вернет себе Украина.

Но даже такая абсурдная комбинация, выдающая желание Арестовича подложить под свой план соломки, должна была вызвать истерику в Киеве и спровоцировать вызов диссидента на профилактический допрос в СБУ. Поскольку на берегах Днепра не перестают бить в барабаны победоносного наступления, которое должно отбросить «русских агрессоров» к границам 1991 года. Как только, уверяют на правительственной Банковой улице Киева, натовские танки с самолетами получим да немецкой подводной лодкой обзаведемся.

Фото: SBUkr/t.me

Но пока, как мы видим, дерзновенный стратег на свободе и даже с непомятым лицом, вполне годным для очередных фотосессий. Так что вывод напрашивается совершено однозначный: началась прививка взбаламученному до состояния шизофрении украинскому социуму идеи о прекращении конфликта ценой определенных территориальных потерь. Пока на неофициальном уровне, как это и положено при розыгрыше пропагандистской многоходовки.

Понятно, что Арестовича подвергнут общественному порицанию на всех этажах киевской власти, но слова «компромисс» и «переговоры» произнесены. Тем более если вспомнить о публично оглашенных деталях так называемого плана Джейка Салливана, то Арестович (в просторечье — Люся) выглядит, скорее, матерым стратегически мыслящим политтехнологом, пытающимся адаптировать заокеанские идеи к украинской действительности, найти их удобоваримую форму, которая не действовала бы как красная тряпка на оставшееся, еще не отстраненное руководство Незалежной.

Конечно, в Москве быстро отреагировали на инвективы Арестовича, напомнив, что Донбасс уже конституционно подтвержденная часть Российской Федерации, а потому граница а-ля корейский вариант должна была бы в теории проходить между Украиной и Россией. А значит, иметь крайне изломанный профиль и тянуться чуть ли не через половину европейского континента. Есть, конечно, вариант по Днепру, но тогда не может быть никаких разговоров о возвращении Украине Херсонской и Запорожской областей, также ставших интегрированной частью России.

Да и явно рассчитанные на внутреннее украинское потребление намеки на то, что оставшаяся Украина на западные деньги и под мудрым западным управлением превратится в процветающую Южную Корею, выглядят дополнительными средствами для смягчения возможного шока от нового поворота дел в стране, потерявшей, по самым скромным подсчетам, 150 тысяч своих граждан ради достижения мифических целей.

Украине уже обещали, что она превратится во вторую Францию, теперь ей сулят перспективы в стиле Южной Кореи. Хотя время изучать опыт Зимбабве.