Объединение прогрессивных католических епископов Германии, так называемый «Синодальный путь» (der Synodale Weg), стремящееся к реформе католицизма в ФРГ, предлагает открыть путь к рукоположению женщин в сан диаконисы, который существовал у ранних христиан, к благословению (но не венчанию) однополых пар, к отмене целибата (обета безбрачия для духовенства) и к совместному причастию католиков с протестантами. Но инициативы излишне либеральных священнослужителей на днях вновь получили негативную оценку Ватикана. Конфликт между Святым престолом и немецкими католиками обостряется, утверждает Spiegel online. В письме, которое пришло из Рима, содержится предостережение германским католикам от односторонних шагов по реформированию церковной жизни. По одной из версий, за письмом стоит лично папа Франциск, хотя его подписи там нет. NEWS.ru разбирался, почему немецкие католики стали головной болью для Франциска, который и сам продвигает масштабную реформу церкви.

Церковь в огне

В эти дни понтифик совершает «покаянное паломничество» в Канаду. Папа Франциск попросит прощения у коренных народов за принудительную отправку детей индейцев в католические приюты, где с ними жестоко обращались. В мае 2021 года на территории таких школ-интернатов были обнаружены тысячи безымянных детских могил, что повергло общественность в шок. Именно такие скандалы подрывают авторитет католической церкви, настаивают немецкие католики, выступающие за масштабные реформы. «Синодальный путь» — не какое-то маргинальное движение, в нем участвуют видные представители духовенства под эгидой Центрального комитета немецких католиков (ZdK) и Немецкой конференции епископов (DBk).

«Синодальный путь» в Германии не уполномочен обязывать епископов и верующих принимать новые формы руководства и новые направления вероучения и католической морали. Недопустимо вводить новые структуры и учения в епархиях до тех пор, пока изменения не будут утверждены на уровне Вселенской церкви (так именует себя Римско-католическая церковь. — NEWS.ru). Иначе это приведет к разрушению церковного единства, — говорится в письме-предостережении из Ватикана.

Как пишут СМИ, послание из Ватикана было воспринято в Германии «с явным раздражением».

Не устаем повторять, что церковь в Германии не собирается идти собственным «немецким путем». Всё то, что требует от нас Ватикан, и так прописано в уставе нашего движения. Мы лишь обозначаем те сферы, где, на наш взгляд, нужны изменения, — говорится в совместном заявлении глав ZdK и DBk.

Так что же стоит за пикировкой Берлина и Ватикана, облаченной в церковно-дипломатические одеяния? «Немецкая волна» (внесена Минюстом РФ в реестр СМИ, выполняющих функцию иноагента) выдвигает версию, которая лежит на поверхности, — мол, «реакционные круги» вставляют палки в колеса прогрессивным немецким католикам за спиной у папы римского. Впрочем, эксперты, с которыми побеседовал NEWS.ru, видят здесь более тонкую игру, на которую способен лишь такой искушенный церковный политик высокого класса, как Франциск.

Анафемы захотели? Ватикан запретил немецким католикам либерализм Фото: Stefano Costantino/Keystone Press Agency/Global Look Press

Историк католицизма, профессор Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета Борис Филиппов напомнил в беседе с NEWS.ru, что аргентинский кардинал Хорхе Бергольо, вступивший на Святой престол под именем Франциска, с самого начала видел свою миссию в спасении церкви, которая переживает глубочайший кризис.

Религиозная жизнь человечества носит волнообразный характер: на протяжении веков подъемы сменяются упадком. В середине 1960-х церкви в Европе стояли пустыми, закрылись семинарии. Журнал Time вышел с ницшеанской обложкой «Бог умер?». Когда созывался Второй Ватиканский собор (1962–1965 годы. — NEWS.ru), думали, что католическая церковь уже не выживет. Именно тогда был взят курс на масштабную реформу церковного строя, богослужения, отношений епископата с мирянами. И все же папа Павел VI, созвавший Собор, искренне считал, что католическая церковь не доживет до конца XX столетия. А примерно через пять лет после окончания работы Собора начался небывалый религиозный подъем, причем во всем мире. Другое дело, что на Западе он в итоге ушел в разного рода секты. Сейчас мы снова находимся на спаде: происходит огромный отток прихожан из церкви, уменьшается число крещений и церковных браков, — отметил Борис Филиппов в разговоре с NEWS.ru.

Второй Ватиканский собор призван был реформировать жесткую централизованную модель церкви, которая восходит еще к XVI веку. Однако она не изменилась и после Собора. Громкие скандалы, предшествовавшие избранию папы Франциска, явили миру всю глубину кризиса, который переживает католическая церковь. Разоблачение педофилии в среде духовенства и издевательств в католических приютах для сирот и женщин особенно подорвали ее авторитет. А главной проблемой самого церковного института стала элементарная нехватка священнослужителей.

Полвека назад в мире насчитывалось около 500 миллионов крещеных католиков. Сейчас их примерно 1 миллиард 300 тысяч. При этом число священников за эти полвека не выросло. Если 50 лет назад служителей церкви было примерно 340 тысяч, то в наши дни — около 287 тысяч. Такие цифры в своей книге «Церковь в огне. Кризис и будущее христианства» приводит один из самых авторитетных в Италии католических и общественных деятелей Андреа Риккарди. Только представьте: есть епархии, где на одного священника приходится 100 тысяч крещеных. Прихожане порой не то что епископа — приходского священника в глаза не видели. А значит, церковь не может выполнять свою главную функцию — служить литургию и давать верующим возможность причащаться. У нее появляется соблазн — превратиться в эдакое гуманитарное социальное учреждение без духовного окормления паствы, — говорит Борис Филиппов.

Собеседник NEWS.ru напомнил, что вскоре после избрания папа Франциск согласился рассмотреть увеличение численности духовенства за счет женатых священников, в то же время не отменяя целибат. Однако он встретил такое сопротивление епископата, что отказался от этой идеи и больше не осмеливается выступать с собственными инициативами. Поэтому папа пошел другим путем. Он запустил доселе невиданную в истории вещь — открытое обсуждение перспектив церкви путем опроса. Это и есть всецерковный «Синодальный путь» под эгидой Ватикана, на лавры которого покушаются сейчас немецкие епископы. Ватиканский «путь» разбили на несколько этапов. По всем католическим епархиям мира была разослана анкета с 39 вопросами по самым острым темам. В сентябре этого года соберется синод епископов, который обсудит первые итоги. А затем доклад разошлют в поместные церкви. Процесс должен завершиться в октябре 2023 года, когда очередной синод окончательно примет программу реформы церкви.

Папа очень не хочет, чтобы этот сложнейший процесс был сорван. Я уверен, что именно Франциск, а не какие-то «реакционные круги» стоят за письмом немецким католикам. Они не должны бежать впереди паровоза. Разговоры про гей-браки, женское священство, отмену целибата, методы контрацепции — пища для журналистов, а для пожилых верующих — пугало. Дело не в том, что папа против реформ. Совсем наоборот. Но он не хочет, чтобы впереди оказались крикуны, — поясняет профессор Филиппов. — Еще в начале своего папства Франциск говорил: неужели в церкви нет других проблем кроме вопросов, связанных с однополыми браками?

По словам самого папы римского, «церковь больна и должна позаботиться о своем излечении».

У меня такое впечатление, что Иисус был заключен внутри церкви. И он стучит в дверь, потому что хочет выйти, — сказал кардинал Бергольо незадолго до своего избрания.

Анафемы захотели? Ватикан запретил немецким католикам либерализм Фото: Sebastian Gollnow/dpa/Global look Press

Католическая сила

Германо-итальянский журналист, знаток Ватикана и биограф понтификов Марко Полити признал в интервью Spiegel, что Франциск вынужден преодолевать сопротивление «внутрицерковной оппозиции».

Для папы немецкий «Синодальный путь» — признак того, что в католицизме осталась живая сила. Но вместе с тем он и заноза в пятке. Немецкие католики позволяют себе обсуждать с открытых трибун то, что в других странах прячут под сукно, — признает Марко Полити.

Немецкая католическая церковь — одна из самых влиятельных и богатых в мире наряду с американской. Она финансирует приходы в Африке, Латинской Америке, Азии. По данным Андреа Риккарди, бюджет католической церкви ФРГ, несмотря на рекордный отток прихожан, отказывающихся платить церковный налог, даже сейчас составляет более €6 млрд. Для сравнения: в распоряжении итальянских католиков — только €1 млрд.

Поэтому Римская курия так болезненно реагирует на «своевольничанье» немцев. Кстати, они были главными заводилами на Втором Ватиканском соборе. У католиков Германии еще со времен Лютера сохранилась традиция внимательно отслеживать изменения церковной жизни и держать нос по ветру, чтобы не остаться у разбитого корыта, — объясняет Борис Филиппов.

Однажды Франциск обмолвился по поводу новшеств немецкого «Синодального пути», что в Германии «уже есть евангелическая церковь, вторая никому не нужна».

Процесс «протестантизации» католической церкви в целом (не только в Германии) начался еще при папе Иоанне Павле Втором. С одной стороны, Франциск поддерживает этот тренд: там, где можно упростить что-то в сторону рациональности, надо упрощать. С другой стороны, «рацио» для него всего лишь инструмент. Франциск — настоящий верующий, хотя и не большой богослов (кстати, это первый папа за последние десятилетия, не имеющий богословской степени). Когда его отправили писать диссертацию, он сбежал. Франциск — сторонник «народной церкви». Крестные ходы, чудотворные иконы, реликвии и вообще средневековый мистицизм — вот что такое «народная церковь». Для богослова-интеллектуала такая вера — острый нож в сердце. Но это тысячелетняя традиция, которая господствует в Латинской Америке, в Африке. В Европе можно привести пример Польши, где до сих пор преобладает средневековая модель религиозности. Папа хочет, чтобы церковь осталась «цветущим садом жизни», а не музеем. Недаром он взял себе имя Франциск (в честь католического святого Франциска Ассизского. — NEWS.ru) — до сих пор оно было табу для пап, как Иисус или Петр. Это имя — символ бедности и смирения церкви, ее упадка, но и залога возрождения, — отметил Борис Филиппов в беседе с NEWS.ru.

Франциск  АссизскийФото: WikimediaФранциск Ассизский

Франциск и ковид

По замечанию Марко Полити, «пандемия стала шоком для католической церкви», даже чума в Средние века не была для нее столь серьезным испытанием. Журналисту вторит Андреа Риккарди. В книге «Церковь в огне» он отмечает, что пандемия «короны» сильно ударила по католической церкви в Европе. В декабре 2020-го ее рейтинг составлял лишь 35%. В то же время индекс доверия папы Франциска поразительным образом держался на уровне 60%, хотя в 2020 году в итальянских церквях, которые формально не были закрыты, впервые не проводились богослужения по распоряжению светской власти.

Епископат смолчал. Но не смолчал Франциск. Только папа — хрупкий и одинокий старик, служащий мессу под проливным дождем на площади Святого Петра. Только папа, отправившийся пешком к древней церкви, где хранился чудотворный крест. Только папа, который при помощи телевидения обратился со словами утешения и поддержки к верующим и неверующим. Его выступление транслировали 118 телестанций и посмотрели 17 миллионов человек. Это он в период пандемии ежедневно обращался к своей пастве. В некотором роде он взял на себя глобальное лидерство в чрезвычайной ситуации, — пишет в своей книге Риккарди.

Сейчас задача папы — это лидерство не упустить. Он искренне верит в свою миссию «сделать церковь снова великой» и ничего не боится. Франциск отказался от поездок на «папамобиле» под пуленепробиваемом колпаком, отлучил от причастия лидеров мафии и распорядился изъять мафиозные деньги из Ватиканского банка. Когда в свое время на мафию попытался надавить Иоанн Павел II, в итальянских церквях начались взрывы, напомнил Борис Филиппов. В конце года понтифику исполнится 86 лет, он колесит по миру на инвалидной коляске и шутит, что рюмочка текилы была бы лучшим обезболивающим для его больного колена. Аргентинец намерен довести дело жизни до конца, а потому немецким католическим модернистам, скорее всего, придется поумерить пыл и подчиниться воле Ватикана.