Угроза переполнения мировых нефтехранилищ по-прежнему остаётся, полагают опрошенные NEWS.ru эксперты. Общую ситуацию на рынке не изменили даже позитивные новости из США, где впервые за последние четыре месяца снизился объём коммерческих запасов сырья. Аналитики объясняют это падением сланцевой добычи. Тем не менее американские резервы находятся рядом с максимальным за всю историю уровнем, а угроза стопроцентного заполнения мировых хранилищ продолжает давить на цены. Что будет, если сырьё станет негде держать — в материале портала.

Коммерческие запасы нефти в Соединённых Штатах за последнюю отчётную неделю (по 8 мая) снизились на 745 тысяч баррелей и составили 531,47 млн. Такие данные привело Управление энергетической информации (EIA) Минэнерго США. Снижение произошло впервые с середины января текущего года. С того времени США нарастили свои резервы на 103,4 млн баррелей и вплотную приблизились к историческому максимуму (535,5 млн), который был показан в марте 2017 года.

Заметнее всего за последнюю неделю количество нефти уменьшилось в одном из главных хранилищ Соединённых Штатов — крупнейшем в стране терминале в Кушинге. Там запасы упали на 3 млн баррелей, а общий объём составил 62,4 млн.

Сокращение запасов США стало неожиданностью для многих экспертов. Так, опрошенные агентством Reuters аналитики ожидали дальнейшего прироста на 4,1 млн баррелей. Американский институт нефти также сообщил об их дальнейшем росте.

Пока уменьшение запасов нефти в США нельзя считать тенденцией, считает эксперт-аналитик АО «ФИНАМ» Алексей Калачёв. Хотя, по его словам, это даёт надежду на возможную стабилизацию на нефтяном рынке.

Пока на рынке ничего не изменилось, иначе мы бы увидели рост спекулятивных настроений и стоимости фьючерсов на бирже. Там любое реальное улучшение тут же работает в плюс. А сейчас даже заявление Саудовской Аравии о дополнительном сокращении добычи почти не вызвало реакции. Значит, пока ситуация не улучшается.

Алексей Калачёв эксперт-аналитик ГК «ФИНАМ»

По словам эксперта, основная причина прекращения роста запасов в Соединённых Штатах — падение производства у американских компаний, которым становится невыгодно добывать сырьё в условиях низких цен.

Фото: Сергей Лантюхов/NEWS.ru

Наряду с рекордным падением добычи нефти в США в последнюю неделю наблюдалось снижение импорта нефти в страну, что позволило несколько разгрузить некоторые хранилища, особенно в Кушинге, отмечает консультант VYGON Consulting Екатерина Колбикова.

Пока сложно говорить о стабилизации рынка, так как на хранение нефти в США могло влиять множество разнородных факторов. К примеру, трубопроводные операторы стали предоставлять свои свободные мощности в качестве хранилищ, в Кушинге запускаются трубопроводные проекты, а с мая началось заполнение стратегического нефтяного резерва, где добывающим компаниям удалось законтрактовать порядка 30 млн баррелей.

Екатерина Колбикова консультант VYGON Consulting

По данным EIA, за последнюю неделю производство нефти в Штатах уменьшилось на 300 тысяч баррелей в сутки — до 11,6 млн. Это самый низкий уровень с декабря 2018 года. При этом в Минэнерго считают, что средняя добыча нефти в стране в 2020-м составит 11,7 млн баррелей в сутки — на 0,5 млн меньше, чем в 2019 году.

Равнение на США

Американские коммерческие запасы нефти — не просто резерв Соединённых Штатов, но и важный ориентир для всего мирового рынка. Этот показатель регулярно влияет на динамику стоимости нефтяных котировок.

Трейдеры воспринимают нефтехранилища США как индикатор движения цен и в зависимости от динамики их заполнения выстраивают свою торговую стратегию. Запасы растут — надо продавать фьючерсы на нефть, сокращаются — надо покупать. Многие торговые роботы запрограммированы на такую логику поведения. Думаю, что данные об уменьшении запасов положительно повлияют на цены.

Игорь Юшков аналитик Фонда национальной энергобезопасности

По словам экономиста, рост запасов в США может продолжиться, если экономика страны по-прежнему будет находиться в сложной ситуации и спрос на нефтепродукты будет восстанавливаться очень долго.

В 1980–1990 годы коммерческие запасы нефти Соединённых Штатов стали частью рыночной инфраструктуры, отмечает заместитель директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Белогорьев. Во-первых, они абсорбируют избыток предложения, поэтому их величина так часто меняется. Если в 2005 году коммерческих запасов нефти в США хватало только на 18 дней внутреннего потребления, то в 2017-м — уже на 31 день. Во-вторых, именно наличие свободных мощностей хранения обеспечивает возможность гибкой фьючерсной торговли: покупатели и продавцы могут закрывать поставочные фьючерсы без реальной поставки нефти конечному потребителю, поскольку её есть где хранить, пояснил экономист.

Кроме того, изменения коммерческих запасов в странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), особенно в США, являются наиболее оперативными данными. Показатель давно стал использоваться как ключевой индикатор состояния мирового рынка нефти и играет большую роль в движении цен. Следовательно, резкое сокращение свободных мощностей хранения и угроза их полного исчерпания имеет тройной эффект: резко обостряет дисбаланс между обвалившимся спросом и по-прежнему высоким предложением (добываемую нефть нельзя ни продать, ни складировать), лишает рынок необходимой ему инфраструктурной гибкости и постоянно давит на цены.

Алексей Белогорьев заместитель директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов

По мнению эксперта, до конца 2021 года избыточные запасы будут, во-первых, сдерживать восстановительный рост добычи, а во-вторых, будут удерживать цены на относительно низком уровне — $30–32 в этом году и $35–40 в следующем.

Спрос на покупку новых объёмов будет меньше, чем если бы накопленных запасов не было. Если даже предложение окажется ниже спроса, то ещё какое-то время запасы будут тормозить восстановление рынка. Я ожидаю, что средняя за год цена нефти составит около $35 за баррель Brent, а к концу года возможен выход на $40–42, — отметил Алексей Калачёв.

Врезаться в столб

Крупные хранилища нефти имеют не только США. Значительные возможности по хранению есть, например, у Китая — крупнейшего импортёра сырья в мире — и Индии, которая закупает сырьё для переработки и последующей продажи нефтепродуктов.

Фото: Tubagus Aditya Irawan/Global Look Press

КНР не раскрывает данные своих запасов, но, по оценке колумниста Reuters Клайда Рассела, сделанной на основе открытых данных, Китай в первом квартале этого года вдвое увеличил поставку нефти в свои хранилища по сравнению с тем же периодом 2019-го. Целых 2 млн баррелей в сутки полученной нефти не шли в переработку и, следовательно, пополняли резервы с января по март.

Индийские государственные хранилища способны вместить 5,3 млн тонн сырья, и они будут заполнены уже в середине мая. Об этом заявил министр нефти Индии Дхармендра Прадхан, сообщил индийский деловой портал livemint.com. Индия — третья страна в мире по импорту нефти.

Накануне заключения апрельской сделки о сокращении добычи нефти генеральный секретарь ОПЕК Мухаммед Баркиндо заявил, что свободное место в мировых нефтехранилищах может закончиться уже в мае. Однако с тех пор страны-экспортёры договорились о снижении производства на 9,7 млн баррелей в сутки.

Риск переполнения хранилищ стал меньше, но до конца не исчез, считает Игорь Юшков. Во-первых, остаётся угроза второй волны эпидемии и новых карантинных мер. Во-вторых, если разрушится торговое соглашение США и Китая, это также приведёт к сокращению потребления нефти.

Полное затоваривание страшно тем, что нефть просто некуда будет девать. Если на другом конце трубы сырьё не берут, вы останавливаете всю прокачку и добычу. И уже неважно, какая у неё рентабельность, даже дешёвую нефть будет некуда пристроить. Тогда придётся останавливать добычу в гораздо больших масштабах, чем по соглашению ОПЕК+, и довольно быстро, без подготовки. Потом восстанавливать производственные цепочки будет довольно тяжело, — отметил эксперт.

Алексей Калачёв считает, что все нефтяные хранилища в мире вряд ли переполнятся, но могут возникнуть локальные проблемы в отдельных регионах.

Переполнение запасов грозит коллапсом всей нефтяной отрасли. Одно дело, когда вы планово консервируете скважину, другое — когда её придётся экстренно перекрывать, с риском потерять навсегда, либо вообще сжигать добытую нефть. Сокращение производства — протяжённый процесс, и остановить его внезапно сродни тому, как если бы ехавшая машина врезалась в столб вместо того, чтобы плавно затормозить перед ним, — пояснил аналитик.

По оценкам Минэнерго США, пик роста мировых запасов нефти — плюс 11,5 млн баррелей в сутки — придётся на второй квартал текущего года. Этому будут способствовать масштабные ограничения на передвижение и резкое снижение экономической активности. В первом квартале запасы увеличивались со скоростью 6,6 млн баррелей в сутки. Снижение мировых запасов начнётся только в третьем квартале, ожидают в министерстве.

Устойчивый рост спроса, вызванный началом восстановления глобальной экономики, и слабое увеличение добычи будут способствовать снижению мировых запасов нефти начиная с третьего квартала 2020 года, — говорится в сообщении EIA.

Тем временем коммерческие запасы нефти и нефтепродуктов в странах ОЭСР в марте выросли на 68,2 млн баррелей и достигли 2,96 млрд, сообщило Международное энергетическое агентство. Это на 46,7 млн баррелей выше среднего пятилетнего уровня.

Пусть не в мае, но мировые хранилища нефти всё равно будут заполнены, считает Алексей Белогорьев.

Оценки падения спроса во втором квартале 2020 года за последние недели стали чуть менее паническими, стабилизировавшись на уровне 15–21 млн баррелей в сутки. Но избежать заполнения хранилищ всё равно не удастся: действие ОПЕК+ отодвинет этот момент на несколько недель, примерно до конца июня. Важно отметить, что оставшиеся свободные мощности распределены крайне неравномерно: львиная их доля сосредоточена в США, а избыток предложения — в основном в Евразии. Кроме того, хранилища предназначены для разных сортов нефти. Поэтому под «переполнением» не подразумевается, что свободных мощностей не останется совсем, речь идёт об узловых инфраструктурных точках, — предупреждает эксперт.

Екатерина Колбикова отмечает, что резкое снижение спроса из-за COVID-19 ограничивает возможности производителей по сбыту, стимулируя заполнение наземных и плавучих хранилищ нефти и нефтепродуктов.

На данный момент мощность нефтехранилищ в мире оценивается в 6,3 млрд баррелей, из которых свободные сегодня объёмы составляют 1,6–1,8 млрд. Оцениваемое падение мирового спроса на нефть на 22 млн баррелей в сутки в апреле-мае, несмотря на согласованное и естественное снижение добычи во всём мире, может привести к сокращению свободных мощностей на 1 млрд баррелей за эти месяцы. Таким образом, заполнение хранилищ будет продолжаться как минимум до середины июня, но не достигнет критического уровня, — полагает специалист.

Между тем, по её словам, хотя рост коммерческих запасов замедляется, остаётся множество узких мест: ряд хранилищ уже заполнены, поэтому НПЗ приостанавливают свою деятельность. Это серьёзная угроза стабильности рынка, и без ручного регулирования добычи краткосрочные последствия для цен могли быть гораздо более серьёзными. При сохранении добычи на уровне марта основные мощности по хранению были бы переполнены уже в начале июня, что грозило бы полным обесцениванием нефти, отмечает эксперт.