Министерство труда и социальной защиты РФ рассмотрит возможность введения страхования от безработицы, однако приступит к разработке такой системы лишь после соглашений между работодателями и профсоюзами. В случае реализации с зарплат россиян станут брать взносы в специальный фонд, из которого при утрате места работы граждане смогут получать пособия. Минтруд не смог ответить на оперативный запрос NEWS.ru.


Как указано в отчёте ведомства, министерство готово к внесению в законодательство изменений в части внедрения страховых принципов защиты от безработицы. В ходе совещаний по подготовке концепции страховой защиты граждан от безработицы выяснилось, что это возможно лишь при условии, что Российский союз промышленников и предпринимателей, а также Федерация независимых профсоюзов России придут к общему мнению по вопросу, в том числе насчёт размеров страховых взносов, передаёт iz.ru со ссылкой на источники в ведомстве. В РСПП и в ФНПР не смогли оперативно ответить на просьбу NEWS.ru прокомментировать саму возможность данной договорённости.

Как уже заявлял министр Котяков, число безработных в России продолжит расти в мае и июне. В апреле оно выросло до 4,3 млн человек.

Надо заметить, что страхование от безработицы — сама по себе идея не новая даже для России. Сейчас страхование от безработицы работает в рамках добровольного страхования. Однако, что важно, страховку сейчас можно будет получить только в случае принудительного увольнения, что на практике происходит не так уж и часто.

Можно, конечно, ожидать увеличения числа уволенных не по собственному желанию из-за возросшего сейчас уровня банкротства компаний среднего и особенно малого бизнеса. Однако в силу того, что государством ещё не разработана система и соответствующее законодательство для обязательного страхования граждан на случай безработицы, этот механизм не будет действенным для оставшихся сейчас без работы.

В случае принятия этой инициативы необходимо предусмотреть возможные «подводные камни», объясняет доцент ГАУГН и старший научный сотрудник ЦЭМИ РАН Мария Никонова. Например, кто будет иметь право на получение этой страховки — сколько месяцев или лет он должен будет проработать на предприятии, будет ли страховка распространяться на работников, работающих по срочным договорам, отмечает она.

Есть и ещё один довольно важный момент — работник должен быть уволен, а не уйти по собственному желанию. Очевидно, что далеко не каждый работник согласится на это. Да и работодатели зачастую дают возможность уйти работнику «мирно».

Сергей Лантюхов/NEWS.ru

Кроме этого, важно понимать, с какого момента будет выплачиваться страховка по безработице, ведь после увольнения сотрудника предприятие должно 2–3 месяца выплачивать уволенному сотруднику компенсацию (согласно ТК). Получается, чтобы взять выплаты по страховке, человеку придется ОФИЦИАЛЬНО не работать более 3 месяцев. Какой выход? Либо не работать, либо работать не официально, а это приведёт к росту «теневой занятости»...

Мария Никонова

доцент ГАУГН и старший научный сотрудник ЦЭМИ РАН

Также, говорит эксперт, необходимо иметь в виду, что при введении обязательного страхования от безработицы увеличивается и налоговое бремя работодателя, что, скорее всего, приведёт к росту «серых зарплат».

Необходимо учитывать и ещё один нюанс: имеющийся на сегодня дефицит бюджета фонда социального страхования снизит действенность данного предложения для граждан в силу задержек выплат страховок, предупреждают экономисты.

Есть ещё и моральный аспект: граждане, добросовестно проработавшие большую часть жизни без принудительных увольнений (или те, которые таким образом планируют свою трудовую жизнь), по сути, будут оплачивать страхование по безработице тех, кого раньше называли «летунами». Честно ли это?

Создание ещё одного фонда будет сопряжено со многими проблемами — как экономического, так и социального характера, потому что это сопряжено с не очень позитивным настроем как со стороны работодателей, так и со стороны работников, объясняет доцент базовой кафедры Торгово-промышленной палаты РФ «Развитие человеческого капитала» РЭУ им. Г. В. Плеханова Людмила Иванова-Швец.

И ещё один фонд может быть негативно воспринят и работниками, которые не захотят делать отчисления, и работодателями, для которых это дополнительная нагрузка по бухгалтерии, по отчётности. А с экономической точки зрения — какой должен быть процент, будет ли это солидарный принцип распределения или индивидуальный, кто будет делать отчисления — работник или работодатель? Сколько нужно времени для накопления, чтобы этой суммы хватило для выплат?

Людмила Иванова-Швец

доцент базовой кафедры Торгово-промышленной палаты РФ РЭУ имени Плеханова

Ну и наконец, отмечает эксперт из «Плехановки», в России в своё время был внебюджетный фонд занятости, который упразднили при налоговой реформе в 2000 году и который правительство посчитало нецелесообразным, так как ввели ЕСН в 30%.

Сергей Булкин/NEWS.ru

И это достаточно серьёзная налоговая нагрузка на бизнес. И первое, на что обращают внимание при вопросах, чем помочь бизнесу — снизить ЕСН. Позиция профсоюзов отчасти понятна — они защищают интересы работников и хотят продемонстрировать заботу о трудящихся, наверное, не вникая в механизм организации и реализации этого проекта, — указывает Людмила Иванова-Швец.

Если страхование от безработицы нужно именно для погашения кредитов и займов, такой продукт на рынке уже существует с 2005 года, и он прекрасно продаётся всеми кредиторами (так называемое кредитное страхование жизни). Правда, комиссионные по нему столь велики, а ещё выплаты по нему столь малы, что этот продукт у нас в стране так и не заработал.

В настоящее время в стране реализуется пакет мер государственной помощи предприятиям, пострадавшим от коронавирусной пандемии, которые в большинстве своем рассчитаны до конца 2020 года с возможной пролонгацией, напоминает профессор кафедры труда и социальной политики ИГСУ РАНХиГС Александр Щербаков. Многие малые и средние предприятия должны быть освобождены от значительной части налоговой нагрузки, сокращено бремя социальных страховых взносов работодателей и других подобных выплат.

В текущих условиях рассматривать возможность новых обременений для хозяйствующих субъектов представляется нелогичным и необоснованным. Уместнее будет сделать это через год, когда предприятия снова обретут экономическую стабильность и, следовательно, финансовую устойчивость.

Александр Щербаков

профессор кафедры труда и социальной политики Института государственной службы и управления РАНХиГС

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен