16+

Чем обернётся идея Матвиенко повысить налоги на вывод средств в офшоры

Прибыль всегда можно уменьшить до того минимума, когда выводить средства за рубеж всё равно останется выгодным
21:46, 05 октября 2020 167
Фото: pixabay.com

Глава верхней палаты парламента предложила подумать над тем, чтобы повысить налоги для тех компаний, которые выводят деньги за границу, в офшоры, и снизить их для тех предприятий, которые инвестируют в развитие, в создание новых производств и новых рабочих мест. Вот тогда налоговая система станет стимулирующей и мотивирующей, заявила на парламентских слушаниях, посвящённых проекту федерального бюджета на 2021 год и на плановые 2022/23 годы Валентина Матвиенко. Аккурат после этого мнения экономистов резко разделились: кто-то считает такие предложения декларативными, кто-то — труднореализуемой, но всё же реальностью.


Норильский никельНорильский никельSerguei Fomine/Global Look Press

На примере компании «Норильский никель» председатель СФ весьма справедливо назвала абсурдной ситуацию, когда размер дивидендов акционерам некоторых компаний превышает размер бюджета региона их пребывания, при этом средства на модернизацию и в экологическую безопасность вкладываются очень скромные.

Необходимо подумать, каким образом можно регулировать эту ситуацию, — заявил, между прочим, третий человек в нашем государстве после президента и премьера (её слова цитирует официальный сайт законодательного органа).

Кроме того, разумная Валентина Ивановна призвала незамедлительно рассмотреть вопрос о снижении налогового бремени для тех, кто «честным-по-честному» инвестирует в развитие и создание новых рабочих мест в Необъятной.

Если компании вкладывают прибыль в инвестиции, в развитие, в создание новых производств, новых рабочих мест, то налог на прибыль даже можно и уменьшить. Наверное, здесь тоже нужно подумать, каким образом эту ситуацию регулировать с тем, чтобы стимулировать инвестиции, действовать по закону, но эта ситуация ненормальная. И таких примеров очень много, — сказала Матвиенко.

Согласитесь, слышать такое сегодня нам всем очень и очень приятно! Однако вот оценивать такие высказывания довольно трудно на самом деле, и что имеет в виду Матвиенко — не совсем понятно, замечает эксперт по офшорам и гендиректор аудиторской компании «Уверенность» Максим Гладких-Родионов.

Выводить прибыль в офшоры — это значит, по факту, что формально владельцем компании отечественной является какая-то иностранная компания, которая получает прибыль от действий своей дочерней компании в России. Но ведь уже и так ведётся борьба с офшорами во всём мире, есть рекомендации ФАС антиофшорные, которым Россия тоже следует. Каким образом нужно ещё действовать? «Повышать налоги» — что это предложение даст? Я не знаю, честно говоря. И так же как и снижать налоги для тех, кто инвестирует в развитие и создание новых рабочих мест. Это может быть сделано только путём неких инвестиционных льгот, то есть чтобы средства, направляемые на развитие производства, выводились каким-то образом из-под налогообложения.

Максим Гладких-Родионов

гендиректор аудиторской компании «Уверенность»

А вот что касается налога на тех, кто работает в офшорах, «это, извините, популизм», убеждён Гладких-Родионов. Нет, технически, конечно, сделать можно всё, рассуждает эксперт. Допустим, если есть участник или собственник некой организации находится в юрисдикции другой страны, то для них можно сделать на вывод дивидендов процент. Но реальность такова, поясняет специалист, что если не будут выплачиваться дивиденды, экономические агенты явно «как-то по-другому будут действовать». Искать лазейки, одним словом.

Если мы говорим о том, что человеку зачем-то надо выводить средства в офшорную юрисдикцию, представляем, что зачем-то ему это надо, если ему тут и там поставят заслоны и препоны, логично, что он будет искать, как можно это сделать по-другому. Надо понимать, в чём вообще смысл этого предложения. Наказать тех, кто работает с офшорами? Или всё-таки попытаться запустить экономический рост? Если запустить экономический рост, то, наверное, надо не столько пытаться бороться с офшорами, сколько здесь создавать деловой климат для инвестирования, — подчеркнул Максим Гладких-Родионов.

Спорит с Валентиной Ивановной и президент Национального института системных исследований проблем предпринимательства (НИСИПП) Владимир Буев. «Повысить налоги» — слишком общее заявление, полагает он.

Я не уверен, что парламентарий до конца понимает, о чём говорит. Ведь если речь о налоге на прибыль, прибыль можно уменьшить до того минимума, когда выводить средства в офшоры всё равно останется выгодным. Что касается других налогов, которые окажутся серьёзной нагрузкой, экономика сразу предложит схемы и способы адаптации. Что касается социальной нагрузки (взносов), то они формально налогами не являются. Вечные догонялки-убегалки.

Владимир Буев

президент Национального института системных исследований проблем предпринимательства (НИСИПП)
Сергей Булкин/NEWS.ru

Что же касается проблемы создания и развития рабочих мест, то они диктуются спросом на товары и услуги. Если спрос есть, сами понимаете, рабочие места создаются. Если нет, зачем удерживать на плаву то, что никому не нужно? Тут вообще видится сплошная коррупционность. Иначе говоря, моментально возникнут «оптимизационные» схемы и «компании-льготники», избыточные для нормальной экономики, поясняет президент НИСИПП.

И всё же, скорее всего, реализация таких инициатив способна снизить вывод средств в офшоры, поскольку качество налогового администрирования в России в последние годы существенно повысилось, считает руководитель проектов Центра программно-целевого управления Всероссийской академии внешней торговли (ВАВТ при Минэке РФ) Алишер Мирзоев. При этом часть бизнеса, по его словам, скорее всего, всё же найдёт способы уклонения от повышения налогов.

Другое дело, какие это будут способы — сложно сейчас сказать. Самый эффективный способ против вывода средств в офшоры — устранение самой возможности вывода средств в них. Именно это надо делать.

Алишер Мирзоев

руководитель проектов Центра программно-целевого управления Всероссийской академии внешней торговли (Минэка РФ)

По суждению эксперта ВАВТ, зачастую налоговые льготы ведут просто к перераспределению инвестиций. Это показывает мировая практика. Они идут в отрасли, где предоставлены новые льготы, и уходят из отраслей, где таких льгот нет. То есть валовый объём инвестиций в экономике не растёт. Таким образом, для экономики в целом результат может быть просто нейтральный. При этом если в конечном счёте льготы не окупаются по различным причинам, то эффект от льгот может быть даже и отрицательным, говорит аналитик.

Эффективность системы предоставления льгот в России, скорее всего, далека от совершенства. В мире есть успешные примеры, но их мало. Инвестиции же преимущественно должны быть в наращивании экспортного потенциала. Между тем я считаю, что предложения главы Совфеда могут быть очень реалистичны. В России немало различных налоговых льгот. Вопрос в их эффективности. А это зависит от эффективности системы предоставления льгот и мониторинга её результатов. Насколько эта система совершена в России — большой вопрос, — отметил Мирзоев.

И всё же справедливости ради надо сказать, что офшоры перестают быть средством снижения или вовсе ухода от налогов, говорит специалист по офшорам и партнёр Amond & Smith Ltd Сергей Назаркин. Для предпринимателей, прежде всего с российскими корнями, это возможность обезопасить свой капитал и затруднить для потенциальных «интересантов» доступ информации по конечным выгодоприобетателям (бенефициарам). Существенные средства, которые инвестируются в российскую экономику через нерезидентные компании и потом в виде дивидендов и возврата займов уходят за границу, как правило, заново рефинансируются из-за рубежа в развитие резидентного бизнеса — и так раз за разом по цепочке цикл повторяется.

Последние инициативы нашего государства в части повышения налога у источника выплат в наиболее популярные юрисдикции для налогового планирования, такие, как, например, Кипр и Люксембург, сделали невыгодным с экономической точки зрения вывод капиталов за рубеж. Но даже несмотря на это, бизнес все равно рассматривает возможность сохранения традиционных структур, полагая, что риски потери бизнеса превалируют над повышенными издержками на их содержание.

Сергей Назаркин

специалист по офшорам и партнёр Amond & Smith Ltd

У эксперта складывается ощущение, что даже если наш бизнес теми или иными способами вынудят всё же ограничить выплаты за рубеж, офшоры тем не менее останутся в структуре собственников и кредиторов российских компаний, чтобы в случае чего иметь возможность забрать хоть что-то, правда, с существенными потерями, а не потерять всё.

Наконец, вряд ли можно сбрасывать со счетов то, что степень использования инструментов налогового и корпоративного планирования с использованием зарубежных структур у нас прямо коррелирует с уровнем развития законодательства, наличием понятных и прозрачных правил игры для всех, а также защитой частного капитала.

Поэтому сомнительно, что, используя административный рычаг, государство заставит бизнес вкладывать деньги в экономику страны. Для этого как минимум нужно для начала улучшать инвестиционный климат, модернизировать законодательство, создавать условия и инфраструктуру и, наверное, самое важное, развивать институты частной собственности и обеспечить доступ к справедливой судебной системе.

Telegram

Хотите получать новости быстрее всех? Подписывайтесь на нас в Telegram

Загрузка...
Новости СМИ2