Российские моногорода обрели очередной шанс на обновление и выход из перманентного кризиса. Фонд развития моногородов внесёт в Минэкономразвития 20 января новый паспорт программы поддержки этих населённых пунктов, многие из которых десятилетиями пребывают в забвении и запустении. Фонд, по словам его главы Ирины Макиевой, получил около трёх тысяч предложений по формированию программы поддержки.

«Нам нужно сверстать бюджет программы. И мы, конечно, очень бы хотели — об этом, кстати, говорили депутаты Государственной думы, чтобы тема моногородов проходила сквозной красной нитью через все национальные проекты. Мы договорились с Минэкономики подумать над этой темой», — рассказала Макиева РИА Новости в кулуарах Гайдаровского форума.

Единый реестр

По её словам, речь идёт о системной работе с привлечением инвесторов, для которых планируется создать единый реестр площадок моногородов, чего ранее не было. Ещё один принципиальный и новый момент, предусмотренный программой — активное взаимодействие с градообразующими предприятиями.

«Работа по моногородам долгосрочная, практически пожизненная», — отмечает Макиева.

Фонд развития моногородов учреждён Внешэкономбанком в октябре 2014 года. Его работа направлена на формирование условий для создания новых рабочих мест, не связанных с градообразующим предприятием, и привлечение инвестиций за счёт реализации инфраструктурных и инвестиционных проектов. Впервые на государственном уровне проблему моногородов обозначил президент РФ Дмитрий Медведев в ноябре 2009 года в послании Федеральному Собранию. По его поручению правительство утвердило соответствующий перечень мер, в частности, по улучшению качества городской среды.

А в конце 2016 года кабинет министров принял паспорт программы «Комплексное развитие моногородов», предусматривающей привлечение инвестиций в объёме 317 млрд рублей. Эту программу можно считать предтечей той, о которой сообщила Макиева. До последнего времени рассчитывать на федеральную поддержку могли лишь крупные города с большим числом безработных. Помощь поселениям с числом жителей менее 5 тысяч человек была отдана на региональный уровень. Сегодня для решения проблемы безработицы в моногородах правительством предусмотрено создание в ближайшие два-три года свыше 350 тысяч рабочих мест.

Город-завод

Понятие «моногород» в отечественной практике означает не что иное, как «город-завод». Речь идёт о теснейшей связи между населённым пунктом и одним крупным предприятием, за счёт которого город существует. Согласно методике Минрегиона, к моногородам относятся те, где работниками градообразующего предприятия являются более 25% местных жителей. Причём выпускаемая продукция на 50% имеет отношение только к определённой отрасли.

В 61 субъекте РФ насчитывается 319 моногородов, где проживают около 14 млн человек. Это 10% населения страны. В 71 поселении уровень безработицы превышает среднероссийские показатели в два и более раза. Большое количество моногородов построено на восточных и северных территориях, специализирующихся на обработке сырьевых ресурсов. Это Нижневартовск и Сургут, Усинск и Новый Уренгой. В районах расположенного на Урале и юге Сибири промышленного пояса находятся, например, Краснотурьинск, Белорецк, Саяногорск и другие. Эти моногорода значительно удалены от крупных административных центров и наименее благополучны в развитии социальной сферы.

Фото: Сергей Лантиюхов/News.ru

Основная часть моногородов оказалась в сложной ситуации с приходом девяностых годов прошлого столетия. Этому способствовали спад уровня производства, разрыв связей плановой экономики, неспособность основной продукции конкурировать на рынке, потеря рынков сбыта, большое количество социальных объектов на балансе предприятий. Почти все градообразующие предприятия изношены до предела и имеют устаревшие технологии 30−40-летней давности.

«Непонятно, насколько нынешние инструменты поддержки могут изменить политику в отношении моногородов в целом», — говорит News.ru генеральный директор Фонда «Институт экономики города» Александр Пузанов.

Без диверсификации экономики никак

Благополучие любого моногорода обусловлено положением дел на градообразующем предприятии, отмечает эксперт. Например, сейчас моногорода по профилю металлургии успешно функционируют, их население растёт. Но в современной экономике нельзя гарантировать, что завод всегда будет развиваться и обеспечивать благополучие жителей города. В первую очередь, указывает Пузанов, нужно сделать так, чтобы моногорода не зависели от условий на отраслевых рынках.

«Само по себе, например, создание новых рабочих мест — это хорошо для жителей, для рынка труда, но если оно не ведёт к диверсификации экономической базы — это краткосрочное решение», — поясняет аналитик.

Кроме того, по его словам, при оказании помощи необходимо учитывать специфику каждого города. Есть моногорода, которые существуют в рамках городских агломераций, а есть изолированные. Первые — менее уязвимы. В частности, город Верхняя Пышма примыкает к Екатеринбургу, имеет общий со столицей Свердловской области рынок труда и жилья.

«Я был депутатом с 1990 года, и уже тогда на повестке дня стояла проблема моногородов. Когда традиционная советская экономика разрушилась, моногорода оказались не у дел. Жизнь во многих просто ужасна», — делится с News.ru учёный-экономист, экс-депутат Госдумы Павел Медведев.

По его словам, хотя парламентарии обсуждали этот вопрос тысячу раз, «бесплатного» решения не существует. Чтобы в моногородах началась нормальная жизнь, нужны огромные деньги. Другой выход — вывезти оттуда людей. Медведев не верит, что ситуацию спасут инвестиции: сейчас инвесторы не идут даже в благополучные сектора. Вся надежда на государство, правда, и у государства в последние годы денег всё меньше.