Российская банковская система за первые девять месяцев текущего года продемонстрировала увеличение совокупной прибыли на 36%. Это — главный вывод в результатах исследования, которое провели эксперты Российской академии народного хозяйства и госслужбы (РАНХиГС) совместно с Институтом переходного периода имени Гайдара. Чем обусловлен позитивный тренд одного из важнейших секторов отечественной экономики и как он может отразиться на других её сферах — в материале News.ru.

Примечательно, что суммарная прибыль российских банков, как следует из итогов мониторинга, за период с января по сентябрь 2019 года приближается к отметке в 1,5 трлн рублей. Достичь этого удалось, считают специалисты РАНХиГС и Института Гайдара, благодаря формированию более гибких требований к созданию резервов на возможные потери по ссудам. С июля текущего года кредитные организации получили возможность определять размер резервов по собственным методикам, не запрашивая данные по отчётности у предприятий малого и среднего бизнеса.

В частности, корпоративное кредитование за девять месяцев поднялось на 3,6% (в 2018 году данный показатель составил 5,5%), а розничное кредитование — на 14,9% (в прошлом году прирост был больше — 16,7%). Также за январь–сентябрь просроченная задолженность по банковским кредитам нефинансовым организациям увеличилась на 31,1%. Авторы мониторинга мотивируют это тем, что их список пополнился новыми категориями. Кредитов физическим лицам стало больше на 5,4%.

Фото: Konstantin Kokoshkin/Global Look Press

На 1 октября текущего года в РФ насчитывалось 454 действующих финансовых организации (в январе было 484). При этом ведущую роль в приращении совокупного кредитного портфеля в 2019 году играет розничный сегмент. Правда, в сентябре увеличение объёма займов физлицам несколько сбавило темпы — до 1,6%, по причине фактора сезонности.

Особенность розничного кредитования проявляется, в частности, в том, что население сейчас вынуждено брать деньги в долг по ставкам, которые почти в 3-4 раза больше депозитных. Иначе говоря, банки держат линию на то, чтобы собрать с граждан намного больше, чем готовы сами платить клиентам за вклады.

Кстати, и Центробанк также отмечает стабильность банковской сферы. Чистая её прибыль за семь месяцев 2019 года, по данным регулятора, приблизилась к значению в 1,2 трлн рублей.

Рейтинговое агентство «Эксперт РА» ранее делало прогноз, что прибыль российских банков по результатам текущего года будет балансировать в пределах 1,8–1,9 трлн рублей против 1,3 трлн в прошлом году. Специалисты обуславливали это тем, что происходило завершение стадии расчистки сектора от неустойчивых крупных игроков, а также уменьшение убытков санируемых банков.

Эксперты Fitch Ratings в марте подготовили аналитику, согласно которой траты Центробанка на расчистку банковской сферы, начиная с 2013-го, составили по текущему курсу примерно $80 млрд.

Наряду с банковской сферой богатеют и российские госкомпании, показывающие значительное, подчас на десятки процентов, увеличение прибыли. Однако это никак соответствующим образом не отражается на росте ВВП и доходов граждан.

Отсюда сами собой напрашиваются резонные вопросы: какова, собственно, конечная цель стимуляции банковского сектора и кто кроме самих работников финансовых учреждений от этих процессов выигрывает? И где, если не рост, то хотя бы устойчивое оживление многих отраслей промышленности? Где существенный, много раз декларированный прогресс с прицелом на серьёзную модернизацию социальной сферы?

Фото: Сергей Булкин/News.ru

По оценке директора Института стратегического анализа компании «Финансовые и бухгалтерские консультанты», доктора экономических наук Игоря Николаева, укрепление банковского сектора не может означать «автоматическое» улучшение положения в экономике в целом.

Поквартальный рост ВВП в текущем году в среднем на десятые доли процента, по оценке Николаева, — это точно не из разряда характеристик, что «экономика, наконец, встала на ноги». Почему-то не получается, указывает эксперт, того ожидаемого ускоренного её роста, который, в соответствии с нашумевшими майскими указами президента, должен гарантировать вхождение РФ к 2024 году в пятёрку развитых экономик планеты.

Академик Абел Аганбегян в своём новом исследовании, вышедшем в июне 2019 года, «О преодолении стагнации, рецессии и достижении пятипроцентного роста» признаёт, что РФ про-прежнему находится на незавидных позициях в международных рейтингах по экономическим и социальным параметрам.

Страна уже седьмой год стагнирует, а на протяжении двух лет она и вовсе пребывала в фазе рецессии, полагает академик. Среднегодовая интенсивность увеличения ВВП в 2013–2018 годах достигла лишь 0,4% (в промышленности, в частности, — 0,6%). По оценке Аганбегяна, пятый год происходит падение реальных доходов людей, сокращается жилищное строительство, сужается объём розничного товарооборота. В социальном плане особенно удручает, по материалам автора исследования, что с 2017 года возобновилась, после 90-х годов, депопуляция российского населения.

Главный экономист Альфа-Банка Наталия Орлова воспринимает обнародованные результаты мониторинга как, прежде всего, номинальные данные. Общий рост активов, по словам собеседника News.ru, составляет 7%. Эксперт считает, что прибыль в банковской сфере — это показатель весьма условный, так как в кредитных организациях прибыль определяется ещё и ростом резервов.

Так, после нескольких, достаточно напряжённых с точки зрения ожиданий лет увеличение прибыли может быть «бумажным», как называют его банковские специалисты. То есть сейчас ситуация для них не то чтобы большой прибыльности, но совершенно очевидно — в настоящее время финучреждения делают ставку на капитализацию.