Как московский бизнес переживает пандемию, какой сектор столкнулся со 100-процентным падением доходов, почему столицу ждёт рост случаев незаконного уголовного преследования предпринимателей и массовые банкротства и что сейчас является самой «горячей проблемой» МСП — об этом и многом другом в эксклюзивном интервью NEWS.ru рассказала уполномоченный по защите прав предпринимателей в городе Москве Татьяна Минеева.


— Татьяна Вадимовна, можно ли уже оценить ущерб, который был нанесён московскому бизнесу ограничительными мерами, введёнными из-за пандемии коронавируса?

— В целом количество обращений к бизнес-омбудсмену увеличилось в пять раз. Это говорит о том, что предпринимателям в условиях пандемии совсем плохо. Не просто там у них бизнес временно закрыт, а в их письменных обращениях речь идёт о том, что они не получают меры поддержки, потому что ОКВЭДы (Общероссийский классификатор видов экономической деятельности. — NEWS.ru) не соответствуют перечню пострадавших отраслей. Кто-то работал по другим ОКВЭДам. Также выросло количество случаев незаконного уголовного преследования. В московских СИЗО находятся сейчас 1194 обвиняемых по экономическим статьям. Это предприниматели. Эту цифру мы постоянно мониторим, она, к сожалению, растёт. И так как большое количество поступивших к нам обращений говорит о том, что будут массовые банкротства, наши эксперты делают выводы, что именно в связи с предстоящими банкротствами количество незаконного уголовного преследования предпринимателей ещё будет возрастать. Это значит, что у нас станет больше работы, нам нужно больше защищаться. Потому что проблема системная, и в Москве особенно. Здесь большое количество бизнеса, все закредитованы. Всем, кто взял дополнительно кредиты, даже те, по мерам поддержки, двухпроцентные, всё равно нужно будет их возвращать, к тому же не все сохранят рабочие места, бизнес уже об этом говорит.

Татьяна МинееваТатьяна МинееваСергей Булкин/NEWS.ru

— Какой примерно процент банкротов нас ждёт?

— Мы не можем в целом цифру сказать. Но по некоторым секторам экономики сам бизнес оценивает, что где-то, например, у ивент-индустрии, вообще 100-процентное падение, до сих пор никакие мероприятия не разрешены. То есть можно сказать, что много кто будет банкротиться. В бьюти-индустрии есть показатели по 60% падения дохода, потому что там очень много индивидуальных предпринимателей. Если крупные сети могут выжить, то отдельные вот такие ИП, которым, например, не дали скидку в торговых центрах, потому что это не очень раскрученный салон красоты, вот таких ИП 70% во всей бьюти-индустрии. К тому же многие не получили поддержку из-за того, что у них есть задолженности больше трёх тысяч рублей. Это же физические лица, индивидуальные предприниматели. Мы можем предположить, что именно такой малый бизнес не выдержит пандемии.

— Уменьшилось ли в период карантина количество жалоб на коррупцию?

— Как только запретили проверки бизнеса (с 18 марта по 31 декабря 2020 года в России введён мораторий на проведение проверок в отношении малых и средних предприятий. — NEWS.ru), то к нам поступали некоторые обращения. Не могу сказать, что их было много, но поступали. То есть, понимаете, когда принимается решение наверху, то всё равно на местах есть всегда «человеческий фактор», контролирующие органы продолжают это делать. Мы с каждым случаем разбирались, оперативно реагировали. Но не могу сказать, что это было повально. Самое главное, чтобы каждый предприниматель знал, куда надо вовремя обратиться. И сейчас, особенно малый бизнес, который не может себе позволить держать адвокатов, юристов, грамотных бухгалтеров, вынужден сам мониторить ситуацию. Подкованные юридические представители малого бизнеса, как правило, всё правильно делают. Но, к сожалению, мы сталкиваемся с такими случаями, когда из-за неосведомлённости предприниматели сами нарушают, не зная о введённых изменениях. Сейчас надо смотреть каждый день телевизор, нужно читать СМИ, узнавать, что происходит. Потому что помимо федеральных есть ещё региональные меры поддержки, изменения. Именно в условиях пандемии тех, кто мониторил ситуацию, кто был с нами на связи через наших общественных уполномоченных, мы смогли прямо вести и консультировать. Сейчас нужно быть в диалоге с властью, чтобы пережить эту сложную ситуацию. Потому что есть много мер поддержки, просто не все предприниматели о них знают.

— Сформировался ли запрос от предпринимательского сообщества на дополнительные механизмы поддержки?

— Мы за время пандемии направили более 150 предложений, вели и ведём в ежедневном режиме диалог с 30 отраслевыми бизнес-объединениями. То есть все те 150 предложений, которые мы отправили в штаб по экономическим вопросам при правительстве Москвы, федеральному омбудсмену, полпреду президента в ЦФО, — всё это голос бизнеса. Не всё, конечно, поддержано, так скажем, одобрено. Но сейчас мы продолжаем вести мониторинг, делать независимые социальные опросы предпринимательского сообщества. И мы видим, где те узкие точки, на которые нужно делать акцент. Я думаю, что новых мер поддержки больше не будет, речь идёт именно о коррективах в дорожную карту по оздоровлению экономики, о чём говорит федеральное правительство, чтобы она была принята на каждом региональном уровне. Наша задача, чтобы в Москве на основании этих опросов было видно, например, где что-то не работает, где предложенные меры не нужны просто, либо бизнес уже выжил, отложенный спрос, о котором говорят, состоялся, и теперь ему нужно «усилиться». Поэтому мы эту тему не бросаем, мониторим обратную связь от бизнеса. Как раз именно благодаря этим мощным отраслевым объединениям ведём этот диалог. Кстати, во время пандемии впервые объединились некоторые секторы экономики, которые всегда рассматривались как конкуренты. Пандемия помогла консолидировать усилия. Например, бьюти-индустрия. Потом, яхтенный бизнес. Ресторанный бизнес ещё более сплотился. Там было две отраслевые ассоциации, сейчас она одна. Чтобы вести диалог с Роспотребнадзором, нужно было консолидированное мнение. Потому что власти всегда «выгодно», когда бизнес не договорился. Ну, «выгодно» в кавычках, конечно. В плане, что никто не скажет, что приняты не те законы, которые нужны бизнесу.

Сергей Лантюхов/NEWS.ru

— Вы сказали, что анализируя обратную связь от бизнеса, видите «узкие точки, на которые нужно делать акцент». О чём конкретно идёт речь?

— Конечно, практически все отрасли просят, чтобы им отложили на третий квартал налоги (ранее правительство предоставило отсрочку по уплате налогов на I и II квартал 2020 года. — NEWS.ru), все федеральные меры. Потом, сейчас очень большие проблемы по коммунальным платежам. Бизнес только открылся, и начались письма о том, что их скоро отключат. И уже некоторых стали отключать. Это сейчас самая горячая проблема. К нам пришло более ста таких обращений. И есть и коллективные обращения. Несмотря на то что было рекомендовано, и во всех СМИ это написано, на федеральном уровне, на московском, что будет предоставлена отсрочка. А по факту мы видим другое. Потому что департамент ЖКХ, например, написал всем ресурсным компаниям письма рекомендательного характера, чтобы они не отключали. Но это же только рекомендательный характер, у них тоже задолженности растут. Бизнес просто не справляется. Уже предупредили, что пойдёт повальное отключение. Мы сейчас этим занимаемся, это задача номер один. Потому что принято решение по физическим лицам, особенно в многоквартирных домах, чтобы не отключали. Но не принято решение по малому и среднему бизнесу. Сейчас в основном во всех штабах именно по этому вопросу выступаем.

— В России несколько лет проводится реформа контрольно-надзорной деятельности. Чувствует ли бизнес снижение административного давления?

— Это не быстрый процесс. Мы также по «регуляторной гильотине» работаем по отраслям. Там, где сильные общественные омбудсмены, например, в ресторанном бизнесе, в гостиничном бизнесе, где можно сразу собрать мнение большинства, где все наши представители бизнеса встроены во все рабочие группы по «регуляторной гильотине», там мы видим прямо существенные изменения. Потому что кроме самого бизнеса это никто не поменяет. Там, где, к сожалению, предприниматели не так активны, эти все изменения пробуксовывают. Поэтому я призываю предпринимателей включаться в работу, если они не хотят, чтобы за них всё сделали, поменяли нормативную базу, по которой потом сложно будет работать. У нас созданы рабочие группы. Мы включаем московских общественных уполномоченных по «регуляторной гильотине» в федеральные рабочие группы. Но предприниматель должен быть готов тратить на это время, собирать мнения всего сектора экономики и докладывать об этом в рабочих группах. Именно голос бизнеса должен быть услышан. При этом я верю, что «регуляторная гильотина» никуда не денется, её дальше будут в точный срок исполнять. Поэтому ждём, когда в нормативных документах появятся изменения.

Добавьте наши новости в избранные источники