Экономический рост России в 2018 году не мог составить 2,3%, как его оценивает Росстат, и едва ли оказался более 1,5%, убеждены аналитики Международного центра обороны и безопасности (МЦОБ, Эстония). Причина — несоответствие увеличения объёмов потребления электроэнергии динамике ВВП в целом, говорится в материалах Центра, которые изучил News.ru. Российские аналитики соглашаются с коллегами, но лишь отчасти — взаимосвязь между потреблением электроэнергии и ВВП России значительно снизилась за последние шесть лет.


Потребление электроэнергии и ВВП тесно связаны друг с другом и поддерживают друг друга — если одно изменится, последует другое, указано в материалах МЦОБ. В случае с Россией в IV квартале 2018 года рост ВВП был на том же уровне, что и предыдущие три квартала, и не превышал 0,5%. Экстраполируя данные за первые три квартала 2018 года, а также имея в виду взаимосвязь между электроэнергией и экономикой, можно утверждать, что экономический рост России в 2018 году не может превышать 1,5%, пишет эксперт МЦОБ Андрес Мяэ.

Другими словами, изменение потребления электроэнергии не подтверждает увеличение ВВП в 2018 году, заявленное Росстатом, — указывает он.

Статведомство отчиталось об увеличении экономики на 2,3% по итогам прошлого года. Это максимальный показатель с 2012 года. При этом потребление электроэнергии по России составило 1076,1 млрд кВт ч, что на 1,6% больше, чем в 2017 году.

Саяно-Шушенская ГЭССаяно-Шушенская ГЭСSerguei Fomine/Global Look Press

Динамика потребления электроэнергии и ВВП имеют очевидную прямую взаимосвязь в рамках сегодняшней технологической парадигмы мира, когда существенная часть потребительских товаров и подавляющее большинство производства требуют электрифицированных инструментов труда или производственных мощностей, соглашается главный аналитик «БКС Премьер» Антон Покатович. Тем не менее, оговаривается он, вряд ли потребление электроэнергии можно считать прямой мерой измерения ВВП.

Например, масштабный расход электроэнергии не может гарантировать высокой эффективности работы того или иного предприятия в плоскости реализации своей продукции, в частности, на экспортных рынках, — рассуждает эксперт.

Аналогичная несостоятельность прямых выводов о динамике ВВП на основе данных о потреблении электроэнергии может находить своё отражение, например, и в потребительских расходах населения, которые также являются компонентой валового продукта, продолжает Покатович. Она определяется уровнем благосостояния населения и имеет достаточно слабую зависимость от динамики электроэнергии.

Связь между потреблением электроэнергии и ростом ВВП в России снижается, добавляет главный аналитик Промсвязьбанка Денис Попов. По его оценкам, в период с 2001 по 2011 год корреляция (взаимосвязь) между параметрами составляла около 0,9 (при 1 как максимальной взаимосвязи), в последующие годы индикатор уменьшился на треть — почти до 0,6 за 2012–2018 годы.

Jochen Tack/imageBROKER.com/Global Look Press

Причина — рост влияния неэнергоёмких отраслей на рост ВВП. Это финансовые и прочие услуги, госуправление, операции с недвижимостью, сельское хозяйство, а также повышение энергоэффективности экономики. Например, переход на диодные лампы, внедрение новых технологий в производство и т.д., — поясняет эксперт.

Кроме того, продолжает он, взаимосвязь квартальных показателей значительно ниже, чем годовых. Так, корреляция квартальных показателей за 2012–2018 годы незначительна и составляет всего 0,18, следовательно, выводы на основе квартальных показателей с высокой вероятностью ошибочны.

Таким образом, за счёт разовых факторов статистический рост ВВП на 2,3% за 2018 год мог быть достигнут, заключает Антон Покатович из «БКС Премьер». Тем не менее он отмечает несоответствие таких высоких темпов роста динамике таких косвенных показателей состояния экономики, как динамика грузоперевозок, выработка электроэнергии, строительства и т.д.