27 июля (по новому стилю) исполняется 180 лет со дня смерти русского поэта, прозаика и драматурга Михаила Юрьевича Лермонтова. Писатель был убит в возрасте 26 лет рядом с Пятигорском у подножия горы Машук его близким приятелем ещё с юнкерской школы — Николаем Соломоновичем Мартыновым. Лермонтову уделяют немало времени в школе, но и любой взрослый признаёт: его творения можно перечитывать снова и снова.


NEWS.ru в преддверии юбилея со дня трагедии пообщался о творчестве поэта с российским писателем, телеведущим, философом и профессором МГИМО Юрием Вяземским. Почему Лермонтов своей прозой превзошёл основоположника современного русского литературного языка Александра Пушкина и что не так с его стихами — в материале NEWS.ru.

Лермонтов ученик был безобразный. Учился просто по-хулигански, университет не закончил, но это ему не помешало стать гением русской литературы, — заметил Вяземский.

Писать стихи Лермонтов начал в пансионе в 1828 году. В 1830 году в журнале «Атеней» было напечатано его стихотворение «Весна». Тогда же были написаны первые ученические поэмы и сделан первый набросок поэмы «Демон».

Совершенно равнодушный к службе, неистощимый в проказах, Лермонтов пишет застольные песни самого непринуждённого жанра. Однако в 1837 году происходит трагическое событие, раскрывшее его поэтический талант — смерть Пушкина.

Стихотворение «Смерть поэта» входит в школьную программу, и многие критики считают его одним из самых значимых творений в истории отечественной литературы. Однако Юрий Вяземский придерживается другого мнения.

«Там сначала всё хорошо идёт», — пояснил Вяземский и процитировал:

Погиб поэт! — невольник чести —

Пал, оклеветанный молвой,

С свинцом в груди и жаждой мести,

Поникнув гордой головой!..

А то, что он потом приписал, это же вообще какой-то ужас: «А вы, надменные потомки // Известной подлостью прославленных отцов, // Пятою рабскою поправшие обломки // Игрою счастия обиженных родов!». Это же вообще кошмар, это какофония, — считает профессор МГИМО.

Михаил ЛермонтовМихаил ЛермонтовWikimedia

Юрий Вяземский убеждён: проза Лермонтова гораздо лучше его стихотворений.

У Лермонтова, конечно, самое интересное, на что нужно обратить внимание, — это его проза. У него величайшая проза. Он прозаик намного более сильный, на мой взгляд, чем поэт. Он поэт очень неровный, — сказал Вяземский.

Влияние Александра Пушкина и Михаила Лермонтова на авторов XIX и XX веков очевидно. В литературоведении нередко можно встретить такие понятия, как «пушкинское» и «лермонтовское» направления. Началось всё с Виссариона Белинского. Критик в статьях о Пушкине и Лермонтове проводил грань между двумя поэтами. Он был убеждён: Лермонтов является представителем «нового поколения», но Пушкин — первоисточник. В нём Лермонтов черпал вдохновение и идеи, при этом развивая их.

Проза Лермонтова, конечно, великая. Он развивал Пушкина и, на мой взгляд, его превзошёл. Лермонтов подготовил дальнейший расцвет великой русской прозы, которая в общем-то перекрыла всю мировую прозу. Потому что, если есть какой-то вклад у нас безусловный и выдающийся в мировую культуру, то это наша литература XIX века, — отметил Вяземский.

Профессор МГИМО считает, однако, что сравнивать нужно не поэзию Пушкина и Лермонтова, как это делал Белинский, а прозу двух титанов. В беседе с NEWS.ru он провёл параллель между «Капитанской дочкой» Пушкина и «Героем нашего времени» Лермонтова.

Я же писатель, поэтому в «Герое нашего времени» мне прежде всего нравится этот язык, эта проза, это движение. «Капитанская дочка» — великолепнейшее сочинение Пушкина. Но оно такое выдержанное, строгое, лаконичное, удивительно правильное, сдержанное, образцовое. А Лермонтов — это уже лирика, это уже нюансы, это уже чувства, которые начинают играть, это чувства, которые мечутся, — подчеркнул Вяземский.

Причём, по мнению Юрия Вяземского, Григорий Печорин, являющийся главным героем романа, получился сильнее и демоничнее, чем герой другого произведения Лермонтова — поэмы «Демон». В ней всё предельно прямо:

Печальный Демон, дух изгнанья,

Летал над грешною землёй...

А здесь [в «Герое нашего времени»] это всё так не прописано, понимаете? Это не демон, это человек: интересный, но сложный, сильно ломанный — оксюморон. Печорин, он же такой решительный, он же такой смелый, такой храбрый, а внутри излом, болезнь героя нашего времени. Герой ли? И в этом как раз глубина, в этом прелесть, — пояснил Вяземский.

Юрий Вяземский уверен: Лермонтов интереснее любому читателю, но в особенности — молодым людям.

Для меня в своё время, когда я это всё читал, было страшно интересно. Но только если это моё. Объяснение учительницы мне, конечно, меньше нравилось. Мне казалось, что она портит моего Печорина. Если у человека не рождается свой образ Наташи Ростовой, или Андрея Болконского, или Наполеона, а он только записывает, что сказал учитель или учительница, то это всё бессмысленно, — заключил профессор МГИМО.