За последние два дня США несколько раз дали понять, что испытывают повышенный интерес к Южному Кавказу, где только что закончилась новая вспышка вооруженного противостояния между Арменией и Азербайджаном, в результате которой погибли несколько десятков военнослужащих с обеих сторон. Так, вечером по Москве 15 сентября сначала стало известно от уважаемого журнала Politico, что Ереван планирует посетить спикер палаты представителей Конгресса США 82-летняя Нэнси Пелоси, которую в соцсетях сейчас обычно называют «та самая бабушка с Тайваня». Визит, как отмечено в публикации, должен стать символическим и значимым «как демонстрация необходимости защитить демократию, находящуюся под угрозой». Позднее сама Пелоси уточнила, что намерена прибыть в Ереван 17 сентября. Надо напомнить, что в ноябре в США состоятся промежуточные выборы в Конгресс, и очень вероятно, что демократке Пелоси придется уйти после них, уступив место представителю республиканцев, так что это будет один из ее последних визитов в качестве спикера. Однако он может создать весьма много проблем, которые не исчезнут и после ухода Пелоси из политики.

США готовы способствовать

Пока по новостным лентам проходила информация о планах Ненси Пелоси, стало известно содержание выступления постпреда США при ООН Ричарда Миллса на созванном по инициативе Еревана заседании Совбеза ООН. В частности, Миллс отметил, что США ведут диалог с руководством Армении и Азербайджана. По его словам, США готовы «способствовать диалогу... на двусторонней основе, посредством ОБСЕ и в координации с партнерами, чтобы добиться долгосрочного разрешения конфликта в соответствии с международным правом».

Необходимо срочно вернуться к процессу переговоров и нормализации отношений между Арменией и Азербайджаном... Сегодня я должен четко сказать: военного решения конфликта быть не может. Мы призываем обе стороны восстановить каналы связи по дипломатическим и военным каналам и вернуться к дипломатическому процессу. Необходимо достичь переговорами комплексного решения всех вопросов, — заявил американский дипломат.

И, наконец, на ту же тему 15 сентября выступил сам госсекретарь США Энтони Блинкен, который призвал Баку и Ереван к миру. При этом он упомянул и Россию: «У меня всегда были опасения по поводу роли в этом Москвы, но если она действительно сможет использовать свое влияние, чтобы остудить воду... это стало бы положительным моментом».

Несколькими днями ранее все три страны Южного Кавказа посетил сопредседатель Минской группы (МГ) ОБСЕ от США Филипп Рикер. Как заявил госсекретарь США Энтони Блинкен, назначение Рикера на пост сопредседателя 25 августа, «будет взаимодействовать на двусторонней основе с партнерами-единомышленниками, такими как Европейский союз, и в качестве сопредседателя Минской группы ОБСЕ будет способствовать прямому диалогу между Арменией и Азербайджаном».

При этом нельзя сказать, что США раньше совсем не обращали внимания на конфликт между Азербайджаном и Арменией, однако относились к нему куда более отстраненно. Но сейчас Вашингтон, по всей видимости, постарается начать более активную деятельность на Южном Кавказе. Это происходит во время развивающегося на Украине контрнаступления ВСУ, что создает для Москвы дополнительные проблемы в рамках СВО, а также на фоне недовольства армянской стороны действиями России, которая, как считают в Ереване, не поддержала своего партнера по ОДКБ во время недавних боестолкновений.

Многое станет понятно после визита Пелоси в Ереван, если таковой, конечно, состоится. Напомним, в армянской столице сейчас идут массовые манифестации с требованиями отставки премьер-министра Никола Пашиняна. При этом Пашинян находится в непростой ситуации, будучи стиснут со всех сторон. На востоке находится поддерживаемый Турцией Азербайджан, активно высказывающий свое недовольство тем, что Армения затягивает подписание мирного договора и делимитацию границ после поражения во второй карабахской войне. Хотя Баку предлагает открыть дороги между двумя странами и таким образом дать Армении возможность стать участником закавказских логистических маршрутов, сулящих большую прибыль, Пашинян настаивает на дальнейшем обсуждении проекта и препятствует созданию Зангезурского коридора, который должен соединить Азербайджан и его эксклав Нахичевань.

На юге у Армении находится Турция — там в последнее время есть некоторые подвижки в сторону мира, но пока они слишком слабы.

Премьер-министр Армении Никол Пашинян переживает не лучшие временаФото: primeminister.amПремьер-министр Армении Никол Пашинян переживает не лучшие времена

Мы должны воспользоваться этим, если способны

Отношения с Россией, основным, казалось бы, партнером Армении, у Пашиняна складываются тоже не слишком ровно. Армянская сторона обвиняет Москву в отказе помочь в противостоянии Азербайджану, задействовав силы ОДКБ, хотя во время беспорядков в Казахстане в январе этот механизм запустили, создав прецедент.

Когда мы обращались в ОДКБ, мы рассчитывали на оказание военной и военно-политической помощи для защиты суверенитета Армении... Во время событий в Казахстане я выразил надежду, что механизмы ОДКБ наконец заработают, будет создан прецедент. Естественно, такая надежда была, и естественно, что такой надежды больше нет, — заявил секретарь Совбеза Армении Армен Григорян, хотя в настоящее время миссия ОДКБ уже находится в Ереване.

По некоторым данным, армянские Тelegram-каналы уже начали собирать подписи за выход Армении из ОДКБ.

Как заявил NEWS.ru один из армянских политологов на условиях анонимности, «в данном случае вина за то, что Ереван укрепляет связи с Западом, лежит на России. Раньше Армения относилась к России очень хорошо».

Или, как написал в своем Тelegram-канале армянский американист Сурен Саргсян, «Пелоси решила, несмотря на войну и политические процессы внутри США, тем не менее приехать в Армению, и мы должны использовать это обстоятельство в свою пользу (если способны на это)».

Подобный настрой, безусловно, облегчает задачу США и ЕС повысить свое влияние на Южном Кавказе. Правда, МИД РФ утверждает, что у них вряд ли что получится.

Все принципиальные оценки бесцеремонных попыток ЕС вклиниться в нашу трехстороннюю работу с Баку и Ереваном уже давались Сергеем Лавровым и официальным представителем МИД России Марией Захаровой, — заявил директор четвертого департамента стран СНГ МИД РФ Денис Гончар. — Обращает на себя внимание, что активизация Брюсселя по Южному Кавказу произошла на фоне развязанной Западом против России санкционной кампании и прекращения совместной работы по линии Минской группы ОБСЕ. Еэсовцы даже не скрывают, что главная цель — вытеснить Россию из Закавказья. Это геополитические игры с нулевым результатом, в которые мы не играем. Мы ежедневно занимаемся практической работой, которая опирается на прямые контакты наших лидеров и министров иностранных дел, историческую близость наших стран, взаимопереплетение интересов и ориентирована на построение более безопасного и благополучного будущего в нашем общем регионе.

Им нужна Россия

В Азербайджане считают, что вмешательство США может привести к углублению конфликта между Арменией и Азербайджаном. Так, глава политического клуба «Южный Кавказ» в Баку Ильгар Велизаде полагает, что Пелоси решила поиграть не теме обострения ситуации в нашем регионе, прилететь, что-то пообещать Армении, попытается оказать себя миротворцем.

США сохраняют свои амбиции в отношении Южного Кавказа, — рассказал NEWS.ru Велиазаде. — По итогам 44-дневной войны осени 2020 года они оказались вне большой игры в регионе, они уже не политические модераторы. Чтобы восстановить свою роль, они пытаются реанимировать МГ ОБСЕ. Баку им предлагает двусторонние диалоги, очерчивая для американских дипломатов возможности для участия. Вашингтон мог бы использовать эту обширную повестку, мог бы вести такие же двусторонние диалоги с Ереваном. Но США действуют иначе: пытаются встроить в постконфликтные процессы свои интересы, повышая напряжённость в регионе. Им нужен конфликт. Нас такая повестка не устраивает, и очень хочется, чтобы Пелоси не будировала в Армении тему конфликта. Хотя ожидания у нас другие — ведь она могла после Еревана приехать и в Баку?

Как отметил Велиазаде, главная цель США на Южном Кавказе — создать напряжённость и полигон для противостояния с внешними силами, в данном случае с Россией.

Но избрали они в качестве инструмента для достижения цели союзника России, пусть хоть и бумажного — Армению. Почему Ереван ввязывается в эту игру? Удивительно, что армянские политики не понимают, чем это может закончиться для их страны, — говорит Велиазаде.

Схожего мнения придерживаются и другие азербайджанские эксперты, например — директор бакинского Центра политических инноваций и технологий Мубариз Ахмедоглу. По его словам, в Вашингтоне хорошо изучили первую карабахскую войну и её роль в развале СССР. По этим же лекалам США сегодня хотят работать на Южном Кавказе, чтобы оттуда подобраться к России.

Через Армению США хотят выйти на весь Кавказ, не только Южный, чтобы способствовать развалу России, — полагает Ахмедоглу. — Обратите внимание, как называется новая должность сотрудника Госдепартамента Филиппа Рикера — спецпредставитель США на переговорах по Кавказу, то есть всему региону, вместе с его российской частью. Это работа на будущее. Вдобавок им очень нужен регион, чтобы через него выйти на Центральную Азию. Можно провести параллели между визитом Нэнси Пелоси на Тайвань и в Армению. Тот визит имел целью показать, что Тайвань не имеет отношения к континентальному Китаю, этим визитом Вашингтон показывает, что пора Армении окончательно отрываться от России. Пашинян пытается обманывать Москву, показывая, что Армения остаётся стратегическим партнёром России, а на самом деле он ждёт поддержки Запада. Это проявляется даже в вопросе Зангезурского коридора, который в действительности выгоден не столько Азербайджану и Турции, сколько России, чтобы быстрее добираться как в Иран, так и в Турцию. Чтобы не выполнять трёхстороннее соглашение от 10 ноября 2020 года, Ереван ищет союзников, особые надежды у него на Иран и США. Эти страны будут усиливаться в Армении с позволения её нынешних властей.

Мубариз Ахмедоглу директор бакинского Центра политических инноваций и технологий

Встреча спецпредставителя ЕС по Южному Кавказу и кризису в Грузии Тойво Клаара и президента Азербайджана Ильхама АлиеваФото: president.azВстреча спецпредставителя ЕС по Южному Кавказу и кризису в Грузии Тойво Клаара и президента Азербайджана Ильхама Алиева

ЕС на Южном Кавказе

До сих пор речь шла в основном о США, однако ЕС тоже стремится усилить свои позиции в Закавказье. Едва случилось обострение на армяно-азербайджанской границе, в регион срочно — еще до прибытия туда делегации ОДКБ — вылетел спецпредставитель ЕС по Южному Кавказу и кризису в Грузии Тойво Клаар, встретившись с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым. Европейский союз давно позиционирует себя как активный участник политических процессов в регионе. Однако, как полагает эксперт Германского совета по международным отношениям Штефан Майстер, со времен карабахской войны 2020 года «миротворческая роль Брюсселя была заметно подорвана и нуждается в усилении».

Ни ЕС, ни США не проявляли активности во время этой войны. Государства — члены ЕС не желали участвовать в прекращении конфликта или вести переговоры о соглашении о прекращении огня. Это бездействие ослабило имидж ЕС и его программу реформ в регионе. Специальный представитель по Южному Кавказу Тойво Клаар играет позитивную роль, обеспечивая видимость причастности ЕС к улаживанию региональных конфликтов, но у него нет мандата серьезного переговорщика, — признает Майстер.

По мнению немецкого эксперта, «ЕС остается ключевым партнером Азербайджана, Армении и Грузии в экономике и вопросах реформ, но слаб в качестве игрока в сфере безопасности в Закавказье». Политолог прямо говорит, что европейцы должны рассматривать в качестве своих главных конкурентов за влияние в регионе Россию, Турцию, а также Иран. По сути, об этом ранее высказался и шеф европейской дипломатии Жозеп Боррель.

Южный Кавказ — это регион на перекрестке между Европой и Центральной Азией, граничащий с более широким Ближним Востоком. Мы видим растущее число стран, которые активно действуют в регионе, политически и экономически — прежде всего, Россию, а также Турцию, Китай, Иран и других. Южный Кавказ важен для ЕС с точки зрения транспортных коридоров, связывающих ЕС с Азией, и диверсификации энергетических ресурсов ЕС, говорил Боррель в июле 2021 года.

Тогда же он отправил в регион от своего имени сразу трех посланников — министров иностранных дел Австрии, Литвы и Румынии. В поездке их сопровождали тот же господин Клаар и высокопоставленный сотрудник Европейской службы внешних связей Михаэль Зиберт. По словам Борреля, такой формат коллективных миссий особенно важен на тех направлениях, где нужно проводить «ударную внешнюю политику».

Мы посовещались с коллегами и согласились с тем, что должны более активно вовлекаться в дела региона, — заявил верховный представитель ЕС по вопросам внешней политики и безопасности.

Сферы, на которые нацелился Брюссель, — миротворчество, развитие двусторонних отношений и многосторонних форматов, прежде всего — «Восточного партнерства». Пожалуй, это главный проект Евросоюза на постсоветском пространстве, включая Закавказье. Инициатива, запущенная еще в 2009 году в рамках «политики добрососедства», распространяется на три страны — Азербайджан, Армению, Белоруссию, Грузию, Молдавию и Украину. Правда, в 2021 году белорусы не приняли участие в саммите «Восточного партнерства» из-за санкций, введенных ЕС в отношении руководства республики.

На этом саммите Евросоюз объявил о планах вложить более €2 млрд в новые проекты — от поддержки малого и среднего бизнеса и строительства дорог до борьбы с коррупцией и спонсирования местных СМИ и НПО.

При этом эксперты отмечают, что «Восточное партнерство» отчасти начинает размываться, поскольку среди патронируемых Евросоюзом стран наметилась тройка фаворитов — Украина, Грузия и Молдавия. Эти страны объявили вступление в ЕС своей стратегической целью. В мае 2021 года Киев, Тбилиси и Кишинев учредили новый формат сотрудничества «на троих», который так и назвали — «Ассоциированное трио». А 23 июня 2022 года на саммите ЕС в Брюсселе Украине и Молдавии был предоставлен долгожданный статус стран — кандидатов на вступление (очевидно, процесс подстегнула спецоперация РФ). Эксперты считают, что именно тут таится ахиллесова пята «Восточного партнерства».

Мы поддерживаем стремление стран к стабильной демократии, верховенству права и дееспособной рыночной экономике. Однако ЕС не должен допустить фрагментации «Восточного партнерства». Политикам следует быть очень осторожными в своих заявлениях. Возьмем, к примеру, Азербайджан и Белоруссию: пока им доступен только многосторонний трек, пишет глава Форума гражданского общества «Восточного партнерства» Ана Фуртуна для издания EU Observer.

Сами европейцы всегда утверждают, что не заставляют страны «Восточного партнерства» делать геополитический выбор между ЕС и Россией. Однако в Москве к этой инициативе всегда относились весьма ревностно, считая, что ее цель — «оторвать» Закавказье от РФ.

Мы знаем, что кое-кто хочет этот, в принципе, нацеленный на достижение полезных результатов процесс опять превратить в некую антироссийскую затею, заявлял глава МИД РФ Сергей Лавров в 2019 году. — Мы говорили нашим партнерам и на постсоветском пространстве, и в Евросоюзе в ходе контактов с ними, что не хотели бы, чтобы программа «Восточное партнерство» использовалась для того, чтобы ставить так называемые фокусные страны перед ложным выбором.

Разумеется, европейцы выстраивают политику с каждой из закавказских республик и по отдельности. Соглашение об ассоциации между ЕС и Грузией (в том числе о создании «глубокой и всеобъемлющей зоны свободной торговли»), вступило в силу в июле 2016 года. С марта 2017-го граждане Грузии пользуются правом безвизового въезда в Шенгенскую зону. На ЕС приходится 27% внешней торговли республики. Каждый год Брюссель оказывает грузинским партнерам финансовую и техническую помощь на €100 млн. Отдельно €183 млн из Брюсселя выделили на борьбу с последствиями пандемии. ЕС выступает и ключевым торговым партнером для Азербайджана (на него приходится 36% товарооборота республики) — в основном за счет экспорта нефти в ЕС. Поставки энергоносителей Азербайджана в Европу еще больше выросли после открытия «Южного газового коридора» — по нему в декабре 2020 года природный газ из Каспийского моря потек в Европу. При этом ЕС не без ревности относится к тому, что, например, Армения подписала Соглашение об ассоциации с ЕС и одновременно состоит в Евразийском экономическом союзе, возглавляемом Россией.