Власти Казахстана с 5 июля вновь введут ограничительные меры в связи с эпидемией коронавируса. Ранее поручение об этом дал президент страны Касым-Жомарт Токаев. Из постсоветских республик Казахстан демонстрировал весьма внушительные успехи в борьбе с COVID-19, поэтому возврат к жёсткому карантину многими был воспринят как попытка под «удобным» предлогом обуздать оппозиционные настроения. Тем не менее, как считает политолог Аждар Куртов, никакой угрозы для власти нет, и новые ограничения не сыграют против неё.

Казахстан, непосредственно граничащий с Китаем, где началась пандемия коронавируса, одним из первых отреагировал на угрозу. Ещё в начале февраля республика закрыла границу с КНР, и это дало позитивный эффект: первый случай заражения COVID-19 официально был зафиксирован в стране лишь 13 марта. После этого президент Касым-Жомарт Токаев подписал указ о введении чрезвычайного положения (ЧП).

К концу весны власти приступили к поэтапному снятию ограничительных мер. Однако, как и в случае со многими другими странами, практика показала, что этот шаг был преждевременным. Сейчас в Казахстане зафиксировано уже более 42 тысяч случаев заражения коронавирусом (при 13 тысячах выздоровевших). Для сравнения: в конце марта, через две недели после введения ЧП, таковых было зарегистрировано лишь 200.

Аскар МаминФото: primeminister.kzАскар Мамин

В начале июля Токаев дал правительству поручение разработать план по сдерживанию эпидемии в республике, и государственная комиссия под председательством премьер-министра Аскара Мамина эту инициативу поддержала. С 5 числа на две недели (с возможностью продления и ужесточения) в стране вводятся меры, среди которых — запрет на проведение массовых мероприятий, ограничения на перемещение населения по улицам, паркам и скверам (не более трёх человек вместе), закрытие парикмахерских, фитнес-центров, бассейнов, крытых рынков, пляжей, аквапарков, музеев, религиозных объектов, кинотеатров и т. д.

В соцсетях противники режима уже связали новые ограничения с попыткой властей купировать протестную активность. По их мнению, недовольство Токаевым в его борьбе с коронавирусом вполне может вылиться в массовые митинги, особенно с учётом того, что позиции президента, занявшего пост лишь в прошлом году, всё ещё не слишком крепки.

Однако, как отметил в беседе с NEWS.ru политолог, президент Московского центра публичного изучения права Аждар Куртов, прямой связи между активностью оппозиции и новым 14-дневным карантином, вероятно, нет.

В Казахстане ещё при Назарбаеве была отстроена достаточно жёсткая система власти, и все попытки её смены, в том числе через «уличную демократию», всегда терпели крах. Казахстанская оппозиция разрознена, а руководство страны располагает и финансовыми, и административными, и силовыми ресурсами для влияния на ситуацию. Поэтому у власти нет необходимости прибегать к приёмам, связанным с запретами из-за эпидемии. Эта версия весьма популярна у оппозиции, но противники власти всегда используют любые предлоги, чтобы дискредитировать руководство.

Аждар Куртов политолог и президент Московского центра публичного изучения права

Что же касается прежних успехов власти в борьбе с эпидемией, то, как отмечает эксперт, они вполне могли быть преувеличены государственными СМИ: «в целом это типичная черта для восточного типа правления, когда восхваляется первое лицо государства».

Как полагает Куртов, радикальных политических перемен в Казахстане в связи с карантином не произойдёт, поскольку речь идёт о вполне реальной угрозе, на которую любая власть, демократическая или нет, должна реагировать. В этих условиях население поставит вопрос безопасности выше любых политических противоречий, а потому и Токаеву опасаться нечего, заключает эксперт.