Узбекистан, Афганистан и Пакистан приступили к практической реализации проекта железной дороги между Термезом и Пешаваром. Об этом сообщил госминистр иностранных дел, спецпредставитель Пакистана по Афганистану Мухаммад Садик Хан. По его словам, Исламабад расценивает этот проект как game chander — фактор, меняющий реальность в социально-экономической жизни региона. Будущую дорогу уже назвали Трансафганской магистралью (ТАМ). Она максимально приблизит страны Центральной Азии к Индийскому океану, сократив доставку грузов, например, из Ташкента до пакистанских портов до 10 дней вместо нынешних 35. Выгоду от этой железной дороги получит и Россия, которая в последнее время переориентируется на Восток.

Дорожная карта по строительству Трансафганской магистрали была подписана в феврале 2021 года в Ташкенте. Дорога протянется на 573 км, через неё сможет проходить ежегодно до 20 млн тонн грузов. Проект оценили в $5 млрд. Экономисты подсчитали, что перевозка грузов по новой дороге снизит транспортные расходы между странами Центральной Азии и Пакистаном на 30%, а между Россией и Пакистаном — на 15–20%.

ТАМ — это часть большой транспортной стратегии, которую осуществляют страны Центральной Азии ещё с начала 1990-х, отметил в беседе с NEWS.ru политический аналитик Аскар Нурша.

До обретения независимости страны Центральной Азии осуществляли связь с внешним миром через Россию. С 1991 года перед всеми государствами нашего региона встали задачи по интеграции в мировую экономику, а значит, по диверсификации транспортных путей, которые бы выводили нас к мировым океанам. Ещё 30 лет назад центральноазиатские республики приступили к проектированию и поиску инвестиций для строительства торгово-транспортных коридоров, — рассказал собеседник NEWS.ru.

Фото: Сергей Петров/NEWS.ru

По словам Аскара Нурши, в те годы cтраны Центральной Азии думали в первую очередь о расширении возможностей российского направления. Но одновременно рассматривали маршруты через Афганистан и Иран. Нестабильная ситуация в Афганистане, военные действия затрудняли подобные планы. Несмотря на это, Узбекистан уже тогда тщательно всё продумывал, строил отдельные участки будущей дороги.

Сегодня железнодорожный проект выгоден и Афганистану, который сможет реализовать свой транспортный потенциал, убеждён директор Центра изучения современного Афганистана Омар Нессар.

После прошлогодней смены власти в Афганистане интерес к транспортным проектам возрос. Речь идёт о соединении Центральной и Южной Азии. Уровень стабильности в Афганистане ещё не такой, чтобы говорить о практической фазе реализации этого, да и других экономических проектов. Конечно, данные ООН говорят, что в стране стало получше с безопасностью. Но все равно уровень потерь среди гражданского населения там по-прежнему высок. Помимо вопросов безопасности есть и другие помехи на пути реализации ТАМ. Одна из них — отсутствие легального статуса нынешнего афганского режима. «Талибан» (признан террористической организацией и запрещен Верховным судом РФ. — NEWS.ru) в мире не признают законным преемником Исламской Республики Афганистан, — напомнил эксперт NEWS.ru.

Как отметил политолог, пока нет предпосылок для признания нынешнего афганского режима хотя бы кем-нибудь. Значит, крупные финансовые центры не станут проявлять интереса к экономическим проектам на территории Афганистана, а без крупных инвестиций трём странам вряд ли удастся реализовать столь дорогостоящий проект. Рельеф Афганистана сложен, потребуется строительство многих тоннелей или обходных маршрутов. С другой стороны, геополитическая ситуация сейчас складывается в пользу Афганистана. А интерес России к рынкам Востока растёт. И доступом к ним может стать и афганская территория, подчеркнул Омар Нессар.

Россия не остаётся в стороне от проекта. Ещё осенью прошлого года РЖД и «Узбекские железные дороги» договорились обменяться техническими параметрами и картографическими материалами. РЖД и дочерние структуры российской компании помогают в подготовке технико-экономического обоснования ТАМ и в других вопросах. Российские специалисты проекту нужны, поскольку на территории Афганистана железную дорогу построят по бывшим советским стандартам — с колеёй 1520 миллиметров. Строительные работы, как говорят узбекские чиновники, будут выполнять в том числе и россияне.

Фото: Сергей Петров/NEWS.ru

Тон всему проекту задаёт Ташкент. В начале июля здесь встретились вице-премьер Узбекистана Сардор Умурзаков и исполняющий обязанности министра промышленности и торговли Афганистана Нуриддин Азизи. Узбекская сторона обязалась в скором времени приступить к полевым экспедиционным работам на участках будущей дороги даже при отсутствии серьёзных инвестиций.

Узбекистан активно развивает международные транспортные проекты в разных направлениях. На днях Ташкент посетила правительственная делегация Грузии во главе с премьер-министром Ираклием Гарибашвили. Среди экономических вопросов стороны обсудили и транспортный — создание системы коридоров, связывающих Центральную Азию и Южный Кавказ. Узбекистан не скрывает своего интереса к черноморским портам Грузии, но добраться до них азиатским грузам пока сложно.

На первый взгляд кажется, что узбекские власти заняты не слишком реалистичными проектами. Однако со временем их перспективность станет очевидной, отметила в беседе с NEWS.ru директор Информационно-аналитического центра МГУ Дарья Чижова.

Узбекистан заинтересован в развитии отношений со многими странами для использования их транспортно-логистических мощностей. Грузия расположена не так близко к Узбекистану. Однако развитие с ней транспортных связей — это проект на будущее. Узбекистан инициирует проекты, которые на первый взгляд не представляются реальными. Трансафганская магистраль — пример такой подход. Но международные отношения меняются, раскрываются новые грани экономического партнёрства между странами. Ташкент смотрит в будущее.

Дарья Чижова директор Информационно-аналитического центра МГУ

На железнодорожном вокзале Самарканда. УзбекистанФото: Shutterstock/FOTODOMНа железнодорожном вокзале Самарканда. Узбекистан

Если транспортные коридоры в Пакистан и Грузию странами Центральной Азии только выстраиваются, то на турецком направлении они уже действуют. Месяц назад из казахстанского Павлодара отправился по новому маршруту пилотный грузовой поезд. За 12 дней он дошёл из Казахстана до Турции через Туркмению и Иран. Запуск поезда в онлайн-формате осуществили президенты Казахстана и Ирана.

Для нашей страны это приоритетный проект, — подчеркнул Аскар Нурша. — К нему мы шли в течение 30 лет. Страны строили железную дорогу на своих территориях. Пробные поставки осуществлялись ещё более десяти лет назад. Но американские санкции препятствовали полноценному участию в проекте Тегерана. Приход к власти демократов в США в целом улучшил ситуацию вокруг Ирана. По крайней мере железнодорожный проект перестал вызывать на Западе неприятие. С началом событий на Украине интерес к альтернативным транспортным маршрутам в нашем регионе усилился, поскольку возникли естественные сложности в движении товаров между Центральной Азией и Европой через РФ.

Казахский политический аналитик уточнил: по альтернативным маршрутам через Иран, Афганистан Пакистан свои грузы может доставлять в ближайшем будущем и Россия. Встреча в Тегеране президентов России, Ирана и Турции, на его взгляд, как раз и говорит о заинтересованности Москвы в новых возможностях восточного сотрудничества.