Попытки снять наш ответ «Чернобылю» стали трендом отечественной киноиндустрии. Помимо клюквенного проекта НТВ, трейлер которого ожидаемо высмеяли в Сети, недавно стало известно о завершении съёмок картины «Когда падали аисты» Данилы Козловского и Александра Роднянского. Производители — компания «Нон-Стоп» — позиционируют ленту как «первый российский фильм, рассказывающий о ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС». В недавнем сообщении также говорилось, что эта работа станет «одной из первых кинокартин о катастрофе, которая „предложит зрителям возможность плакать, переживать, а иногда даже смеяться“». News.ru пришёл к выводу, что авторы преувеличивают уникальность нового кино, решив напомнить о других отечественных экранизациях, посвящённых событиям в украинском городе Припять в апреле 1986 года.


«Распад страны вслед за атомом»

Работа над картиной «Когда падали аисты» началась незадолго до выхода на экраны сериала Крейга Мейзина и Йохана Ренка: британский «Чернобыль» стали показывать в мае, а питчинг своего проекта Данила Козловский и Александр Роднянский устроили в Фонде кино в конце марта. На тот момент лента имела проектное название «Опасная вода». В этих словах можно увидеть некоторую схожесть с работой Вадима Абдрашитова и Александра Миндадзе «Плюмбум, или Опасная игра», кстати, снятой в год чернобыльской трагедии, но посвящённой другой теме. Зато у Миндадзе в 2011 году, к 25-летию аварии, вышел фильм «В субботу», выдержанный в духе его собственных и совместных с Абдрашитовым работ, описывающих разномасштабные техногенные апокалипсисы («Отрыв», «Остановился поезд», «Армавир», «Поворот»).

Авария на Чернобыльской АЭС в фильме Александра Миндадзе показана глазами комсомольского работника, который в субботу, 26 апреля 1986 года, оказывается в её эпицентре и, получив радиоактивный загар, гуляет на свадьбе друга. Но сюжет, как следует из названия ленты, ограничен одним днём — в нём есть только хоровод жизни и смерти, за скобками которого не только ликвидация аварии, но и эвакуация.

Показывая довольно легкомысленное отношение общества к смертельной опасности, фильм «В субботу» затрагивает такие глубины коллективного бессознательного, на которых существовал советский проект, пусть даже изначальный смысл его и был уже вывернут наизнанку к 1986-му. Стране, пережившей Гражданскую, Великую Отечественную, голод и ядерные испытания, по сути, было не привыкать, что какой-то там реактор вдруг взорвался... Однако, как справедливо отметил сам Александр Миндадзе, «взрыв в Чернобыле был, в какой-то степени, ступенью к следующему взрыву — распаду страны вслед за атомом», и ощущение этого грядущего взрыва просачивается почти через каждый кадр фильма, тревожное движение камеры, невнятный звук или фразу.

Родом из Припяти

Действия ликвидаторов чернобыльской аварии драматически отражены в остросюжетном сериале 2013 года «Мотыльки» (который, пожалуй, более других ранее вышедших работ на данную тему «рифмуется» с «Чернобылем» Мейзина — Ренка).

Одним из центральных событий фильма режиссёра Виталия Воробьёва и сценариста Валерия Мухамьярова стала гибель пилота во время крушения вертолёта над разверзнувшейся преисподней четвёртого энергоблока (это произошло в реальности). Погибший был отцом главной героини Али Широковой. Она стала случайной свидетельницей взрыва, на фоне которого разворачиваются любовная линия и гибель персонажей. В результате выросший в детдоме сын Алевтины, появившийся на свет через девять месяцев после трагедии, как бы вспоминает историю несуществующей семьи, посещая покинутую людьми Припять уже в наши дни.

Документальный хоррор

Ещё одна картина, посвящённая чернобыльской трагедии, была снята по горячим следам, в 1990 году, когда рана после событий четырёхлетней давности ещё вовсю кровоточила, а последующая контузия общества, связанная с социально-политическими изменениями после крушения СССР, не заглушила боль по принципу «клин клином». Речь про подзабытую сегодня картину «Распад» Михаила Беликова с Сергеем Шакуровым и Алексеем Серебряковым.

Фильм-катастрофа состоит из двух линий. Одна рассказывает о журналисте, который узнаёт об аварии и пытается сообщить о ней, но власти предпочитают молчать о произошедшем, не понимая его масштабов. Вторая — о молодожёнах, сбежавших со своей свадьбы (сюжетная «перекличка» с картиной Миндадзе) и оказавшихся в зоне поражения.

Создатели «Распада» зачем-то перегнули палку с историей ребёнка, который странным образом остался дожидаться родителей в заражённом радиацией городе. Мальчик Коля в одной из финальных сцен показан в духе самого жёсткого японского хоррора — с уже выпавшими от облучения волосами и каким-то образом проживший в опустевших каменных джунглях несколько месяцев. Но несмотря на игровые гиперболы, фильм-катастрофа Михаила Беликова наиболее точно и эмоционально из всех отечественных экранизаций про Чернобыль показывает атмосферу тотального распада 1980-х. И это не удивительно: фиксировать на плёнку исторические события настоящего времени, даже по заранее написанному художественному сценарию, — почти что документалка, готовый слепок ушедшей эпохи.

Квест в реакторе

Нельзя не сказать про полную противоположность «Распада», «В субботу» и «Мотыльков» — фантастический сериал «Чернобыль. Зона отчуждения» Ильи Куликова, Евгения Никишова, Андерса Банке и Павла Костомарова. Двухсезонный проект — это что-то вроде ожившей компьютерной игры. Герои фильма — пятеро подростков — из нашего времени попадают в 1986 год в Припять. Потом одному из них удаётся вернуться, как ему кажется, назад в будущее. Но он оказывается в альтернативной реальности 2013 года — на Чернобыльской АЭС не было никакой аварии (зато была в США, после которой те стали не соединёнными, а разъединёнными). Услышав про Интернет, житель «другого будущего» удивлённо спрашивает: «Интер-что?», а по радио сообщают о выступлении генерального секретаря ЦК КПСС Владимира Путина.

К слову, фантастика у современных российских кинематографистов, особенно мейнстримовых, получается на порядок лучше, чем попытки исторических реконструкций. Поскольку последние часто сами превращаются в фэнтези из-за недискуссионного несоответствия деталей, гламурных актёров с правлеными бровями и актрис с «накачанными» губами, а также с безудержными спецэффектами, превращающими картинку в торжество обезумевших 3D-аниматоров. Будем надеяться, что «ответка» британскому «Чернобылю» от Козловского и Роднянского не впишется в эту парадигму и не уподобится так и не вышедшему (со стыда?) энтэвэшному сериалу.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен