Министр иностранных дел Сергей Лавров начинает азиатское турне. С 22 по 25 марта он посетит Китай и Южную Корею с рабочими визитами. Время, выбранное для поездки, примечательно: 19 марта на Аляске прошли переговоры китайской и американской делегаций, а 17 марта министры иностранных дел и обороны США прибыли в Южную Корею. Эксперты считают это совпадением, однако от сравнения результатов двух визитов уклониться будет сложно.

По словам официального представителя МИД РФ Марии Захаровой, на 23 марта намечены переговоры Лаврова с китайским коллегой Ван И в городе Гуйлинь. Турне продолжится визитом в Сеул, где 24 марта глава российской дипломатии примет участие в церемонии открытия года взаимных обменов между Россией и Южной Кореей, а 25 марта встретится с министром иностранных дел Чунг Ын Ёном.

Лишь два дня назад, 19 марта, китайский коллега Лаврова Ван И вместе с главой канцелярии комиссии ЦК по иностранным делам Ян Цзечи встречался с американской делегацией в городе Анкоридж, штат Аляска. Со стороны Вашингтона на встрече присутствовал госсекретарь Энтони Блинкен и советник по национальной безопасности Джейк Салливан. Эти переговоры стали первыми контактами новой американской администрации с китайскими дипломатами.

Вступительные ремарки перед началом переговоров превратились в обмен обвинениями: Энтони Блинкен напомнил о наступлении Пекина на права человека в Гонконге и Синьцзяне, Ян Цзечи заявил, что США сами ущемляют права чернокожих на своей территории. Хотя после встречи делегации охарактеризовали её как продуктивную, на деле каждая из сторон осталась при своём мнении.

Неудачные переговоры Вашингтона и Пекина ставят Сергея Лаврова в выгодное положение, отметил в разговоре с NEWS.ru профессор школы востоковедения НИУ ВШЭ Алексей Маслов. В отличие от американской делегации, российская идёт на контакты с Китаем с позитивной повесткой.

Фото: Xinhua/Global Look Press

Визит Лаврова никак не связан с поездками представителей США, он планировался давно и постоянно откладывался из-за пандемии. Но я думаю, что эти события свяжутся в реальном времени, учитывая события в Анкоридже, которые, очевидно, будут иметь последствия для американо-китайских отношений. На этом фоне у России есть позитивная программа обсуждений с Китаем и Южной Кореей. За год накопился целый ряд вопросов: корректировка внешнеполитической повестки, развитие сотрудничества в гуманитарной, политической и технологической областях, не исключено, что будет обсуждаться и безопасность. И конечно, будет вестись подготовка к встречам на высшем уровне. Очевидно, что Россия находится в приоритетном положении, учитывая, что американцы сумели резко поругаться с китайцами. Речь не только о переговорах в Анкоридже, но и о последней встрече четвёрки QUAD (США, Индия, Япония и Австралия), на которой прослеживалось создание чёткого антикитайского контура.

Алексей Маслов директор Института стран Азии и Африки МГУ

Любопытен и визит главы МИД РФ в Южную Корею. Американская делегация посетила её 17 марта в рамках турне по Азии, в которое также вошла Япония. Китай был демонстративно обойдён стороной: обычно в азиатские поездки американцев входит и КНР. Хотя у Лаврова есть пакет предложений и для Сеула, затмить визит представителей США у него вряд ли получится. Южная Корея сильно зависит от Америки в вопросах обороны, этот фактор годами диктовал развитие и других направлений взаимодействия.

Однако сам по себе визит Лаврова в Южную Корею призван показать, что разворот России на Восток не означает повышенного внимания только к Китаю. Именно за это в последнее время критикуют Москву в Азии: если взаимная торговля с КНР с момента «разворота» выросла, то с Южной Кореей и другими азиатскими странами, наоборот, немного упала. Да и с Китаем главным образом развивается лишь одна сфера — экспорт природных ресурсов.

В 2020 году налаженная торговля полезными ископаемыми стала мощной подпоркой российской экономики, пострадавшей от пандемии. Китай, быстрее всех преодолевший коронавирус, увеличил во втором полугодии 2020-го закупки сырья, а Россия с готовностью его продала. Но это лишний раз высветило отсутствие других направлений взаимодействия, кроме, разумеется, политического союза.

Маловероятно, что Лаврову удастся решить проблему «сырьевой ловушки» в ходе нынешнего визита. Российско-азиатское сотрудничество достаточно поддерживается на уровне политических элит, но испытывает нехватку реальных инвесторов, заинтересованных в экономическом взаимодействии. Особенно остро это заметно в отношениях с Южной Кореей и Японией: в отличие от Китая, местные власти не могут указывать бизнесменам, во что инвестировать. Да и власть Пекина в этом вопросе не безгранична.