Россия готова играть всё большую роль в урегулировании кризиса вокруг Западной Сахары, об этом, в частности, свидетельствует активизация контактов российского МИД на этом треке. На днях министр иностранных дел РФ Сергей Лавров встретился в Москве со спецпредставителем генсека ООН по Западной Сахаре Стаффаном де Мистурой, который хорошо известен российской публике, так как в свое время занимал должность спецпосланника генсека ООН по Сирии. Примечательно, что во время, когда, казалось бы, Россия занята Украиной, глава ее внешнеполитического ведомства считает нужным обсуждать проблемы весьма удаленного от России региона — частично признанного государства Западная Сахара, о котором знает мало кто из россиян.

Спецпредставитель генсека ООН по Западной Африке Стаффан де МистураФото: Li Muzi/Xinhua/Global Look PressСпецпредставитель генсека ООН по Западной Африке Стаффан де Мистура

Рабат и Алжир ищут поддержки Москвы

Для Москвы проблема Западной Сахары по новому зазвучала после 5 марта, когда на Генассмаблее ООН прошло голосование по осуждающей действия России на Украине резолюции. Алжир (АНДР), партнер России на Африканском континенте, воздержался при ее принятии. При этом АНДР является главным союзником Фронта освобождения Западной Сахары (ПОЛИСАРИО), ведущего борьбу за независимость страны от Королевства Марокко с середины 1970-х годов, тогда как Рабат считает Западную Сахару своей территорией. Право Марокко было также признано рядом стран Запада и США в качестве ответного жеста на шаги Рабата по нормализации отношений с Израилем.

Казалось бы, Россия в этом кризисе должна занять однозначно проалжирскую позицию. Однако и Рабат сделал важный шаг в сторону Москву, и тоже 5 марта — Марокко просто не приняло участие в голосовании в ГА ООН, что может расцениваться как позитивный сигнал для России. Притом что и Соединенные Штаты и иные страны Запада, поддержавшие позицию королевства по Западной Сахаре рассчитывали, что и в украинском вопросе Рабат займет нужную им позиции. Однако Марокко сочло, что оно уже «в расчете» с Западом и продемонстрировало свою принципиальность. Поэтому королевство рассчитывает, что, несмотря на тесные российско-алжирские связи, Москва будет учитывать его точку зрения при обсуждении проблемы Западной Сахары, в том числе и в рамках ООН.

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров.Фото: Артём Соболев/NEWS.ruМинистр иностранных дел РФ Сергей Лавров.

Показательно, что на Украине также оценили подобную конструктивную позицию Марокко в отношении России по поводу украинских событий. В практическом плане это выразилось в отзыве из Рабата в конце марта украинского посла за то, что он не смог убедить Рабат выступить на стороне Киеве.

«Есть те, кто зря тратит время и работает только на то, чтобы оставаться на должности. Сегодня я подписал первый указ об отзыве такого человека, такого посла Украины из Марокко. Также возвращен посол из Грузии», — рассказал тогда глава киевской администрации Владимир Зеленский.

Для России теперь крайне важно придерживаться «середины» и не допустить, чтобы поддержка линии Алжира в расчете на дальнейшее укрепления связей с АНДР стала причиной изменения подходов Рабата. Но в то же время Москве надо постараться, сохраняя позитивный подход к позиции Марокко, не навредить отношениям с Алжиром. В свою очередь, чрезмерное или слишком сильное сближение с Россией может представлять риск для Алжира и Марокко, а полное отдаление от РФ, как это сделали некоторые страны Запада, грозит оказаться непосильной или даже невыполнимой задачей с учетом роли России в Совбезе ООН в целом и в рамках решения проблемы Западной Сахары в частности.

Собственно, российская игра на этом поле не ограничивается исключительно вопросом Западной Сахары и отношениями Москвы с Рабатом и Алжиром, она может сказаться на всем африканском векторе политики РФ. Так, проблема Западной Сахары выходит за рамки региона Ближнего Востока и Северной Африки, являясь фактически «панафриканской». За ее разрешением следят как страны Сахеля, так и государства к югу от Сахары. В частности, Марокко вышло из Организации африканского единства (ОАЕ) в 1984 году в ответ на отказ исключить из этой структуры Сахарскую Арабскую Демократическую Республику (САДР), расположенную на территории Западной Сахары и возглавляемую Фронтом ПОЛИСАРИО — противником Рабата. Правда, с 2017 года Рабат вновь вернулся в состав ОАЕ.

Бойцы ПОЛИСАРИО, 1980 год.Фото: warspot.ruБойцы ПОЛИСАРИО, 1980 год.

Кроме того, у всех трех стран — России, Алжира и Марокко — есть общие интересы по обеспечению безопасности в регионе Сахары, прежде всего в Мали и прилегающих государствах, где проявляют активность террористические организации. Москва уже ангажировалась в антитеррористическую кампанию в Сахаре, и это предоставляет возможность более тесно координировать усилия между тремя странами на данном направлении.

Последняя колония

Проблема Западной Сахары возникла как следствие колониальной политики европейских держав в Африке. Напомним, что деколонизация этого региона завершилась позже всех остальных, лишь в 1976 году.

Нынешняя территория Западной Сахары в 1884 году стала колонией Испании под названием Испанская Сахара. Ранее она состояла из двух испанских колоний: Рио-дель-Оро и Сагия эль-Хамра, к которым с севера примыкал испанский протекторат в южном Марокко Сиди-Ифни.

В 1884 году испанские войска высадились в Западной Сахаре, где встретили ожесточенное сопротивление со стороны местного населения — племён сахрави, арабоязычных потомков сахарских берберов, говорящих на хассания-арабском бедуинском диалекте. Сахрави жили в изолированных оазисах и прибрежных деревнях, занимаясь рыболовством и разведением верблюдов. Хотя испанцам удалось подавить их сопротивление ввиду небольшой численности сахрави, но спокойствие долго не продлилось.

В 1904 году племена Западной Сахары присоединились к джихаду суфийского шейха Мохаммеда Мустафы Ма аль-Айнайна против Испании и Франции. Эпицентром восстания были как раз районы Западной Сахары, а сам шейх опирался на племена сахрави. Восстание распространилось как на соседнюю Мавританию, так и Алжир. Выступление собственно и было подавлено в 1910 году Францией, правившей соседним Алжиром.

Интересно, что память Ма аль-Айнайна почитается как правительством Марокко, так как он формально выступал от имени правителей — султанов этой страны, так и Фронтом ПОЛИСАРИО, а многие из его потомков оказались в противоборствующих лагерях. Для марокканцев он олицетворял идею единства Марокко и Сахары, а для ПОЛИСАРИО — борьбу за независимость Сахары, так как султаны Марокко по сути не оказали ему поддержку, фактически способствуя французским и испанским колонизаторам в подавлении восстания.

Фронт ПОЛИСАРИО — сахарское движение, выступающее за независимость Западной Сахары.Фото: hutchison/Global Look PressФронт ПОЛИСАРИО — сахарское движение, выступающее за независимость Западной Сахары.

Надо отметить, что еще в колониальный период возникли споры по поводу принадлежности территории Западной Сахары. В частности, Испания, пытаясь юридически оформить свою власть над этой территорией, заключила в 1886 году соответствующий договор с эмиратом Адрар в современной Мавритании, а не с султаном Марокко, что впоследствии дало и Мавритании повод претендовать на эту область.

В то же время Международный суд в своем консультативном заключении по Западной Сахаре от 1975 года установил, что исторические договоры являются законными узами верности (байа) между этой территорией и Королевством Марокко, но они не распространяются на суверенитет над территорией.

Это, например, было отражено и в двух договорах между Испанией и Португалией, где они признают, что власть Марокко простиралась за эти территории или же их значительную часть. Также права Марокко были зафиксированы и в договоре с Испанией от 1 марта 1767 года. Это же устанавливается и в англо-марокканском соглашении от 13 марта 1895 года.

Между Марокко и независимостью: Харакат Тахрир и ПОЛИСАРИО

Противоречия по поводу будущего Западной Сахары наиболее рельефно проявились в последние годы испанского правления на этих землях. В конце 1960-х годов на этих территориях возникло движение «Харакат Тахрир» (Мусульманская партия), его возглавил Мухаммад Бассири, сахарский журналист и толкователь Корана.

«Харакат Тахрир» выступало за самоопределение Испанской Сахары, а конечной целью должно было стать воссоединение этих территорий с Марокко, после того как они будут освобождены от испанцев. По крайней мере такую точку зрения исповедовала часть сторонников этого движения.

В то же время, после неудачной «интифады», масштабых акций протеста под руководством «Харакат Тахрир» и исчезновения Бассири в испанской тюрьме на смену «Харакат Тахрир», которое рассматривала возможность объединения с Марокко, пришел Фронт освобождения Западной Сахары — ПОЛИСАРИО. Последний куда больше ориентировался на Алжир и выступал за вооруженную борьбу против испанских колонизаторов вместо мирных демонстраций и протестов. В мае 1973 года, через несколько дней после основания ПОЛИСАРИО его руководители Мустафа Сайед Эль-Уали и Брахим Гали возглавили группу из шести плохо вооруженных партизан в рейде на испанский блок-пост Эль-Ханга.

Деколонизация или аннексия?

Зимой 1975 года, незадолго до смерти генералиссимуса Франсиско Франко, Испания пошла навстречу требованиям Марокко касательно деколонизации Западной Сахары. Окончательное решение об эвакуации колонии Мадрид принял после так называемого Marcha Verde («Зеленого марша») — мирного шествия марокканцев в Западную Сахару. После этого были заключены Мадридские соглашения с Марокко и Мавританией, в которых сказано о временной передаче суверенитета над Испанской Сахарой этим странам. Испания вывела свои войска и поселенцев с этой территории, а вооруженные силы Марокко и Мавритания взяли регион под свой контроль.

Демонстрация сахарцев со всей Испании в Мадриде. 14 ноября 2022 года исполняется 47 лет со дня подписания Мадридских трехсторонних соглашений, по которым Испания уступила Западную Сахару Марокко и Мавритании.Фото: Juan Carlos Rojas/Global Look PressДемонстрация сахарцев со всей Испании в Мадриде. 14 ноября 2022 года исполняется 47 лет со дня подписания Мадридских трехсторонних соглашений, по которым Испания уступила Западную Сахару Марокко и Мавритании.

Однако ПОЛИСАРИО не признал эти соглашения и начал борьбу за независимость Западной Сахары. В ответ в конце 1975 года марокканская авиация стала наносить удары по лагерям сахрави в пустыне. Тогда сторонники ПОЛИСАРИО отступили в Тиндуф в Алжире, где и была провозглашена независимая Сахарская Арабская Демократическая Республика (САДР).

В 1976 году САДР являлось правительством для примерно 50 тысяч сахрави (из 80 тысяч человек населения), проживающих в лагерях беженцев в Тиндуфе. В свою очередь отряды ПОЛИСАРИО совершали набеги на расстояние сотен километров на военные объекты марокканских и мавританских сил. Вскоре Мавритания, оказавшись неспособной противостоять ПОЛИСАРИО, вывела свои войска из Западной Сахары, отказавшись от своих прав на нее.

В свою очередь Рабат, чтобы оградить эти территории от нападений ПОЛИСАРИО, начал строить оборонительные валы, прикрывающие центральные районы области. В 1991 году было подписано соглашение о прекращении огня между ПОЛИСАРИО и Марокко. ПОЛИСАРИО по-прежнему контролирует приграничную полосу Западной Сахары с Алжиром и Мавританией, которая находится за марокканскими валами. В то время как основой базой Вооруженных сил САДР остается Тиндуф в Алжире, где проводятся в том числе и военные парады военных формирований ПОЛИСАРИО. Эти формирования имеют на вооружении тяжелую технику: танки, бронетранспортеры, тактические ракеты. Подобные демонстрации, естественно, создают напряжение в отношениях Алжира и Рабата.

Миротворческие усилия ООН были направлены на проведение референдума о независимости среди сахарского населения, но пока плебисцита не произошло. Африканский союз и более 80 правительств считают эту территорию суверенным (хотя и оккупированным) государством Сахарская Арабская Демократическая Республика (САДР) с правительством во главе с Фронтом ПОЛИСАРИО в изгнании. Попытки провести здесь референдум после этого не увенчались успехом, так как нет ясности, кто может принять в нем участие, с учетом переселения в Западную Сахару большого количества жителей Марокко, часть из которых претендует на то, чтобы считаться представителями племен сахрави.

В свою очередь США официально признали суверенитет Марокко над Западной Сахарой ​​в 2020 году, призвав и своих союзников официально одобрить марокканский план автономии. Бывшая метрополия Испания поддержала это решение в 2022 году, что привело к кризису в отношениях между Мадридом и Алжиром. В настоящее время а марокканском административном центре в Дахле находится 14 генеральных консульств, представляющих 19 стран.