Запрет на чтение тех или иных книг и их изъятие из публичных библиотек набирают обороты в США. Пока их ещё не сжигают, как это было в антиутопическом романе Рэя Брэдбери или в реальной нацистской Германии. Однако, по новым данным Американской библиотечной ассоциации (ALA), список книг, которые те или иные школьные директора, общественные активисты, родители или местные политики считают вредными для чтения и рекомендованы к изъятию из школьных собраний, постоянно растёт и на сегодня достигает 330 наименований. Главное отличие сегодняшней борьбы в США с «неправильными» книгами от Германии 1930-х состоит в том, что она ведётся как с ультраконсервативных, так и с ультралевых позиций, в чём сторонники защиты традиционных ценностей нашли маловероятный общий язык с «прогрессистами» (протагонистами «культуры отмены»).

По сведениям, обнародованным ALA, на начало 2022 года по всем штатам список книг вырос по сравнению с годом ранее на порядок.

Проследить какую-то единую закономерность, по которой те или иные наименования заносятся в чёрные списки, невозможно. Где-то блюстители нравственности оскорбились комиксом про холокост, как в штате Теннесси. Где-то, как в Алабаме, им не даёт покоя американская классика в виде романа Нелл Харпер Ли «Убить пересмешника» .

Восстание тупых: читать и думать в США начинают запрещатьФото: Danita Delimont Stock Photograph/Danita Delimont/Global Look Press

Учитывая, что по всем Соединённым Штатам сегодня насчитывается без малого 100 тысяч школьных библиотек, эти цифры пока ещё не приобретают характер довлеющей политики. Однако книгозащитников тревожит видимая невооружённым глазом, набирающая обороты тенденция «цензуры снизу», когда запрет на те или иные публикации исходит не от властей, а от части общественности, заражённой вирусом «культуры отмены». На противоположном фланге нарастает, как реакция, движение «Новых правых» — однако и те и другие исповедуют одинаковую неприязнь к самой мысли, что возможны иные, чем их собственные, оценки тех или иных культурных явлений.

Мы наблюдаем всё более мощное движение в пользу ограничения свободы мысли, ограничения дискуссий по спорным вопросам. Это движение за запрет обсуждений как таковых, — опасается профессор Акадийского университета Джеффри Сакс.

Главными жертвами нарастающей борьбы за отмену истории и политическую корректность без берегов становятся, естественно, школьные учителя, которых в некоторых штатах и округах (в Аризоне, например) обязывают брать с родителей школьников письменные подтверждения, что те не против, чтобы их дети читали «подозрительные» книги. Такие предосторожности не случайны — потому что нередко именно родительские комитеты выступают инициаторами изъятия тех или иных книг как «неуместных» для прочтения детьми.

В первую очередь это касается произведений, содержащих сексуальные сцены, расовые стереотипы или нецензурную лексику. Однако в этот список попали и романы про Гарри Поттера — некоторые бдительные родители, объединённые в группу с обманчивым названием «Матери за свободу», заподозрили сочинения Джоан Роулинг в «пропаганде сатанинских обрядов».

По мнению книгозащитников, школы являются только первыми объектами совместной атаки со стороны как право-, так и леворадикального движения. Следующими неизбежно станут и высшие учебные заведения, которые испокон веков были оплотом свободомыслия.

По данным директора американского ПЕН-центра Джонатана Фридмана, особенно «буйствуют» сторонники традиционных ценностей в штатах, где сильны позиции республиканцев. Там, как это часто бывает повсюду, консерваторы смыкаются с «леваками» в общем неприятии свободомыслия и точек зрения, альтернативных их собственным.

Лидирует в этом рвении Техас, где местные активисты и законодатели предлагают «поставить на учёт» и ограничить доступ к 850 произведениям, которые ранее ни у кого не вызывали возражений. За один только прошлый год число обращений в школы с требованиями запретить те или иные книги выросло там в 75 (!) раз. Это больше, чем за предыдущие 20 лет вместе взятые.

Нельзя допустить наличия в школах книг, которые вызывали бы у учащихся чувство вины, огорчения, гнева или любую иную форму психологического дискомфорта из-за их расовой или половой принадлежности, — обосновал выбор запрещённой литературы техасский республиканец Мэтт Краузе.

Еще в 10 штатах список запрещённых книг был законодательно одобрен местными конгрессами. В штате Айдахо законодатели пошли ещё дальше — там в прошлом году приняли закон, прямо запрещающий обсуждать любые расовые вопросы в школах, будь то с позиций превосходства белой расы либо, напротив, так называемой критической расовой теории.

Восстание тупых: читать и думать в США начинают запрещатьФото: Erin Scott - Pool Via Cnp/Keystone Press Agency/Global Look Press

Во Флориде и Миссисипи в нынешнем году законодательные собрания этих штатов внесли в план работы законопроект, который обяжет школы вести видеозаписи уроков, чтобы родители могли в реальном времени отслеживать, не говорят ли учителя их детям что-либо такое, что может вызвать у школьников те самые чувства вины, огорчения, гнева или любую иную форму психологического дискомфорта.

То, что происходит в последние годы в США, можно в каком-то смысле назвать «культурной революцией», но её следствием вполне может стать уничтожение культуры и образования как таковых, сказал NEWS.ru американист Юрий Рогулёв.

Главной характеристикой этой «культурной революции» является подмена в США, в том числе в системе образования, массмедиа, кино здравого смысла на идеологию и политические концепции. И американское общество по этим вопросам всё сильнее радикализируется. В этой атмосфере людям, сохраняющим умение рассуждать, анализировать, остаётся всё меньше места. Их атакуют с равной яростью и справа, и слева.

Юрий Рогулёв директор Фонда изучения США им. Франклина Рузвельта при МГУ

Поскольку в США не существует общенациональной политики в области образования и она определяется на уровне штатов, то разрушительная слева и охранительная справа, но в обоих случаях бескомпромиссная борьба со здравым смыслом в каждом случае приобретает свои оттенки, продолжает эксперт. Но это не оттенки смысла, а оттенки абсурда.

Самое неприятное для сторонников свободы чтения состоит в том, что все группы и движения за «очистку» библиотечных полок никак не координируют свои действия ни на национальном, ни на более низких уровнях. Накат на «неприличные» книги в США в самом деле сегодня идёт из «народной гущи», что делает невозможным какое-либо организованное противостояние такому «восстанию тупых».