Украинская сторона продолжает изучать обстоятельства крушения пассажирского авиалайнера Boeing 737 над Тегераном 8 января. Если сперва версия относительно внешнего воздействия не рассматривалась как основная, то теперь Совет национальной безопасности и обороны (СНБО) Украины не исключает, что по самолёту был нанесён ракетный удар. Однако такой вариант не проясняет ситуацию, а лишь добавляет вопросов: кто и зачем мог сбить лайнер? Позже Newsweek со ссылкой на свой источник в Пентагоне сообщил, что самолёт был сбит иранской ракетой.

В ночь на 9 января в Тегеран прибыла украинская государственная комиссия по расследованию катастрофы, сообщил порталу «Цензор.нет» секретарь СНБО Алексей Данилов. В составе группы 45 человек — представители 12 министерств и ведомств, подчеркнул он. Сейчас специалисты Украины и Ирана изучают различные версии причин крушения лайнера.

Среди основных — поражение самолёта ракетой ЗРК, в том числе ЗРК «Тор», так как информация об обнаружении обломков ракеты близ места катастрофы уже появилась в сети Интернет, — отметил Данилов.

В числе других возможных причин катастрофы — столкновение самолёта с беспилотником, взрыв двигателя и теракт на борту (сперва эта версия украинской стороной также не рассматривалась). Известный киевский журналист Юрий Бутусов со ссылкой на источник сообщил, что специалисты украинской госкомиссии осмотрели обломки авиалайнера МАУ — версия неисправности двигателей не подтверждается.

Как отметил в разговоре с NEWS.ru заслуженный пилот России Юрий Сытник, при отказе одного двигателя, даже при возникновении пожара, экипаж, как правило, в состоянии вернуть лайнер на место вылета либо же произвести посадку на другом близлежащем аэродроме. Специалист напоминает и об инциденте 15 августа 2019 года под Жуковским, когда российский экипаж смог сообщить о проблеме с двигателями, выключить подачу питания и с высоты в 220 метров посадить самолёт на кукурузное поле. При катастрофе 8 января высота была почти в десять раз больше, то есть и времени у пилотов было больше — и для выхода на связь, и для принятия мер по стабилизации ситуации.

Мы же видели практически отвесное падение, означающее потерю управления и полную утрату лётных характеристик борта. Современные самолёты позволяют при одном рабочем двигателе выполнять безопасные полёты. При внутреннем возгорании есть возможность потушить пожар, перекрыть подачу топлива и электропитания в повреждённый двигатель и т.д. Что касается внешнего воздействия, то ракетный пуск был бы зафиксирован. Во-первых, российской стороной, с территории Сирии, где находятся наши ЗРС С-400, во-вторых, американцами, которые также отслеживают ситуацию там, и, наконец, самими иранцами. Пока никаких данных, указывающих на ракетный обстрел, нет. Но можно допустить, что самолёт был атакован из ПЗРК вроде «Иглы» или «Стингера» — при высоте 2400 метров это вполне легко. В таком случае понятно, почему экипаж не вышел на связь: подобный удар обозначал бы мгновенную потерю управляемости самолёта, потерю ориентации пилотов, и тогда уже не до связи. Всё указывает на то, что внешнее воздействие могло быть.

Юрий Сытник заслуженный пилот РФ

Косвенно об этом свидетельствует и место крушения, подчёркивает специалист: если самолёт просто падает на землю, разброс его фрагментов не слишком большой и сами они, как правило, крупные. В данном же случае были показаны мелкие детали: вполне вероятно, что лайнер начал разрушаться ещё в воздухе.

Военный эксперт Юрий Лямин, в свою очередь, отмечает, что пока для однозначных утверждений слишком мало информации, а версия с «Тором» вызывает вопросы.

«Торы» у Ирана действительно есть, и, насколько известно, значительная их часть обеспечивает охрану важных объектов вблизи Тегерана. Учитывая ситуацию вокруг Ирана, вся система противовоздушной обороны страны, конечно, должна была быть готовой к отражению возможной атаки. Однако нападения не было, а данный самолёт даже не приближался к Тегерану, он, наоборот, только взлетел из столичного аэропорта и набирал высоту. Таким образом, действительно, иранские средства ПВО не должны были воспринимать его как потенциальную угрозу. И в этом главный вопрос к данной версии.

Юрий Лямин военный эксперт

Глава Национального управления авиации Ирана Али Абидзаде уже пригласил присоединиться к расследованию катастрофы не только украинских специалистов, но также представителей США, Канады и Швеции (их граждане находились среди пассажиров самолёта). При этом руководитель иранского ведомства подчеркнул, что Тегеран отказывается передавать чёрные ящики не американской стороне, а именно компании Boeing. По словам Абидзаде, публикации, в которых говорится о нежелании Ирана сотрудничать, стали результатом неверной трактовки его заявления. Впрочем, это может быть уловкой Тегерана — понятно, что американцы откажутся от участия в расследовании катастрофы. На время расследования причин трагедии украинские компании отказались от полётов в иранском небе.

Телеграм-канал NEWS.ru

Следите за развитием событий в нашем Телеграм-канале