Новости, приходящие из сирийского Идлиба, ставят под сомнение перспективу функционирования заключённых в Сочи российско-турецких соглашений. Отряды радикальной оппозиции взяли под контроль большую часть провинции, но в Москве и Анкаре не переходят к решительным действиям и скупо комментируют ситуацию. Возможно, полагают эксперты, невмешательство Анкары в боестолкновения — часть плана по выводу оппозиции на восток Сирии. Однако в таком случае она лишает умеренную оппозицию перспектив вести политический торг с Дамаском, а переговорный процесс в Женеве пойдёт по пути фиктивного диалога о неких реформах. 


10 января глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что в сирийском Идлибе «радикальные группировки нападают на сирийскую оппозицию, и мы приняли необходимые меры, чтобы остановить эти атаки». Также выступая в Комитете по иностранным делам турецкого меджлиса, он сообщил, что до сих пор не было никаких проблем в реализации российско-турецких соглашений по Идлибу. Накануне глава Минобороны Турции Хулуси Акар провёл телефонные переговоры со своим российским коллегой Сергеем Шойгу перед подтверждённым, но, видимо, до конца не утверждённым на конец января визитом президента Турции Реджепа Эрдогана в Россию.

С начала января в провинции радикальный альянс «Хайят Тахрир аш-Шам» (ХТШ, в январе 2017 года в коалиции растворилась запрещённая в России «Джебхат ан-Нусра») развивает наступление на позиции фракций протурецкого Национального фронта освобождения (НФО) — групп, признанных Минобороны России умеренной оппозицией. Первыми удар радикалов приняли подразделения одной из наиболее боеспособных из входящих в НФО группы «Нур ад-Дин аз-Зенки». В результате она оказалась на грани расформирования — отряды ХТШ вытеснили её бойцов в Африн и заняли ключевые позиции на важных магистралях. Радикальный альянс принялся развивать свой успех и атаковать другие входящие в НФО группы.

В итоге боевики ХТШ взяли под контроль большую часть провинции и демаркационной линии, закреплённой договорённостями в Сочи. Под контролем умеренной оппозиции сейчас остались всего лишь два анклава (в районах городов Маарат аль-Нуман и Ариха) и небольшой участок на линии соприкосновения с проправительственными силами. Руководство ХТШ заключило с некоторыми умеренными фракциями («Ахрар аш-Шам» и «Сукур аш-Шам») соглашение, согласно которому власть на занятых территориях переходит к администрации «правительства спасения» — гражданской структуре, подконтрольной радикальному альянсу. Бывший лидер ХТШ Абу Джабар Хашим предложил включить в состав «правительства спасения» представителей НФО для того, чтобы вроде как «объединить все революционные силы Сирии».

Согласно заключённым 17 сентября в Сочи договорённостям между президентами России и Турции, в районе деэскалации в Идлибе должна быть создана демилитаризованная зона шириной в 15−20 км. Заключению соглашения предшествовали наращивание группировки сирийских проправительственных сил вокруг провинции и угрозы Дамаска начать наступление. Между тем сроки реализации соглашений постоянно переносились. Причина — невозможность за относительно короткий период провести размежевание умеренной оппозиции от радикалов, обязательства по которому взяла на себя Турция. Портал News.ru подробно писал о причинах буксующей реализации Сочинских соглашений. Как отмечали эксперты, в срыве российско-турецких договорённостей по Идлибу заинтересованы не только радикалы из ХТШ, но и официальный Дамаск и Иран, в чьих интересах было бы провести военную операцию и подавить альтернативные рычаги суннитской оппозиции.

Handout/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

Тем не менее в ближайшее время на судьбе Сочинских соглашений ситуация в Идлибе не отразится — в России и Турции будут декларировать приверженность договорённостям, прогнозирует директор Центра исламских исследований Института инновационного развития, эксперт Российского совета по международным делам Кирилл Семёнов.

«Не исключено, что изначально в Москве и Анкаре предполагали, что сложившаяся ситуация в Идлибе — временное явление. Турция сейчас воспользовалась удобным случаем, чтобы начать вывод из региона подконтрольных групп оппозиции и перебросить их в район Манбиджа и на восточный берег Евфрата. Теперь в провинции остались только радикалы из ХТШ. Может быть, это и подразумевалось под „размежеванием“, поскольку с самого начала вызывала сомнение перспектива проведения антитеррористической операции внутри Идлиба силами турецких военных и оппозиции», — предполагает он в комментарии News.ru.

Наступление ХТШ, продолжает Семёнов, предоставило Турции шанс, и теперь Анкара фактически оставляет Идлиб радикалам и присутствие там турецких военных теряет смысл. После их вывода существенно возрастает вероятность военной операции сил Асада при поддержке Ирана и России, что повлечёт за собой расходование ресурсов.

«Но сразу, полагаю, операция не начнётся — некоторое время все будут продолжать делать вид, что в Идлибе ничего не произошло, а потом пропаганда начнёт известную песню „а мы предупреждали“... Анкара могла решиться на столь рискованный для неё шаг — „сдачу“ Идлиба ХТШ — из-за заявления Трампа об уходе США из Сирии, что, видимо, не стало для Эрдогана неожиданностью. Сейчас, возможно, турки будут сосредотачивать освободившиеся силы для операции в Манбидже и на восточном берегу Евфрата, но что-то предугадать сложно — многое зависит от дальнейших действий США и длительности процесса вывода войск», — добавляет он.

В любом случае, полагает Семёнов, Россия и Турция вряд ли будут выстраивать какой-либо диалог с занимающими Идлиб радикалами: «Вести переговоры с подконтрольными ХТШ структурами не нужно ни России, ни Турции. По силе своего влияния они всё-таки не сравнимы с „Талибан“ (запрещённая в РФ организация) в Афганистане — их нет смысла легализовывать».

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен