Россия готовит Сирию к послевоенной жизни. Москва всерьёз обеспокоена вопросом переформатирования сирийской правительственной армии и прочих государственных структур в целях борьбы с растущей коррупцией и засильем проиранских элементов. Специально для этого от официального Дамаска потребовали создания инспекционной структуры, которая будет заниматься противодействием коррупции в армии Арабской Республики.

О том, что российское руководство потребовало от официального Дамаска создания специального комитета по расследованию коррупционных дел в рядах правительственных войск, влиятельному саудовскому изданию Asharq Al-Awsat рассказали информированные источники.

«Армейское командование создало комитет в составе семи офицеров, в задачи которого входит проверка воинских частей и проведение соответствующих встреч с солдатами и офицерами для борьбы с распространяющейся коррупцией в рядах военных», — цитирует издание слова своих собеседников.

По их словам, членам комиссии поручено совершать необъявленные визиты в различные армейские подразделения, чтобы проверять присутствие солдат. «Комитет изучает длину их волос, цвет кожи, а затем задаёт им вопросы о завтраке или обеде, который был у них в последние дни. Позже они сравнивают ответы со списком меню, которое было у воинской части накануне», — говорят собеседники Asharq Al-Awsat. Источники сообщили, что случаи коррупции включают в себя освобождение некоторых военнослужащих от их постов в обмен на то, что их ежемесячная зарплата будет поступать какому-то другому лицу.

Активные попытки российского руководства демонтировать коррупционную систему в армейских подразделениях продолжаются уже длительное время. По некоторым данным, свыше 450 офицеров правительственных сил были демобилизованы и уволены за последние несколько месяцев. Среди них — те офицеры, которые были участниками наступательных операций против умеренной оппозиции. Нужно признать, что большинство отставок были связаны с ухудшением здоровья или с ранениями, полученными в ходе боевых действий. Однако нельзя не заметить, что часть увольнений (некоторые из них сопровождались арестами) были связаны с обвинениями в «коррупции и злоупотреблении использованием государственных средств». Источники региональной прессы утверждают, что в сирийских тюрьмах находятся сотни офицеров, которые принадлежат к силовым ведомствам, армейским подразделениям и ополчению.

Фото: Ammar Safarjalani/Xinhua/Global Look Press

Шиитское ополчение и иранские силы — это отдельный вопрос, который тревожит российскую сторону. Как отмечают аналитики, попытки сирийского режима сократить влияние иранских военных и местных ополченцев не были достаточно масштабными или хорошо организованными. Дело в том, что многие поддерживаемые Ираном бойцы шиитских формирований глубоко интегрировались в военные структуры официального Дамаска. Именно поэтому появление первых сообщений о неких договорённостях между РФ и Израилем свести на нет иранское военное присутствие на юге Арабской Республики вызвало хорошо объяснимый скепсис: от границы можно отвести силы, напрямую аффилированные с Ираном, но не проиранские элементы, осевшие в армейских структурах.

В 2018 году сирийский военный ландшафт стал полем многих крупных преобразований, прежде всего связанных с делением Арабской Республики на три основные международные сферы влияния, каждая из которых характеризовалась особой смесью местных военно-политических сил. В первой сфере, контролируемой режимом, были видны признаки усиления Ирана и России, а также попытки переформировать ополченческие группы. Вторая сфера, являющаяся зоной ответственности Турции, продемонстрировала тенденцию на реструктуризацию оппозиционных сил для проведения турецких операций «Щит Евфрата» и «Оливковая ветвь». Третья сфера, которая находится в зоне ответственности проамериканских «Сирийских демократических сил», в очередной раз стала свидетельством неготовности местных арабских племён к доминирующей роли курдских формирований. Этим активно пользовалась турецкая пропаганда, пытавшаяся оправдать турецкое военное присутствие в Сирии. В связи с этим на северо-востоке Сирии, в рядах курдско-арабских «Сирийских демократических сил» также наблюдалось некое переформатирование — арабский компонент в этом альянсе неоднократно предлагалось усилить.