Секрет Полишинеля: формат ежегодной пресс-конференции президента России давно стал своего рода прямой линией и политическим шоу, а набор удерживающих внимание зрителей приёмов остаётся ограниченным. 15-я, юбилейная встреча Владимира Путина с журналистами подчеркнула ещё одну известную деталь: если семь лет назад его имидж «мачо» трансформировался в образ «умудрённого патриарха», то последние годы президент демонстрирует другую роль — эксперта, комментирующего для россиян и зарубежных журналистов те или иные события с определённой долей отстранённости. Отвечая на запрос общества, президент сфокусировался на внутренней повестке, а внешнеполитическая была не столь яркой, как обычно. Почти с самого начала тон беседы был задан обращениями из регионов.


Однако им предшествовал вопрос, связанный с возможным ущербом для России от погодных аномалий и с Парижским соглашением по климату. Прозвучав весьма неожиданно, он в итоге пришёлся кстати. Парижский договор был заключён в 2015 году, а в прошедшем сентябре Москва его ратифицировала. Само присоединение России к соглашению на фоне уже начавшейся тогда конфронтации с Западом было тем не менее высоко оценено в Европе. Французские эксперты неоднократно отмечали, что российские власти продуктивно работают над проблемой предотвращения негативных климатических изменений — в отличие от США или Китая, лидеров по вредным выбросам. И сегодня соглашение по климату остаётся тем международным договором, в рамках которого Москва без оговорок и излишней политизированности рассматривается как один из ключевых и наиболее конструктивных участников.

Разумеется, сам Путин не преминул указать на заслуги России и тот вред, который наносят окружающей среде США. Но прозвучало это не как агрессивный упрёк в адрес «заокеанских партнёров», а, скорее, в качестве дежурного замечания. Весьма сдержанный тон сохранил Путин и при обсуждении других внешнеполитических вопросов. Так, говоря об Украине, он не стал оценивать нового президента Владимира Зеленского, а в самих двусторонних отношениях обозначил как минусы, так и некоторый прогресс. Почти каждый негативный комментарий в адрес зарубежных партнёров Путин сглаживал фразой о готовности к дальнейшим контактам и переговорам (пусть слова эти звучали и дежурно). Новый договор с США по СНВ-3 может быть заключён хоть в этом году, но дело за Вашингтоном; договор по Курилам с Токио должен быть компромиссным (50/50); европейские санкции вредят и России, и ЕС, поэтому надо договариваться; с Китаем отношения доверительные, однако военного альянса не будет, — основные тезисы российского лидера. Тем, кто ожидал откровенно конфронтационных заявлений, в этом году явно не повезло.

Риторика прошедшей пресс-конференции наглядно продемонстрировала — в Кремле всё меньше ждут сиюминутных прорывов в отношениях с кем бы то ни было и, похоже, готовы работать с тем, что есть. Это выразилось не только в отсутствии привычных претензий к странам, с которыми отношения у РФ напряжённые. В частности, отвечая на вопрос о состоянии и перспективах Союзного государства с Белоруссией, Путин не прибегал к стандартным фразам относительно успехов этого проекта, а открыто признал: на 90% двусторонняя интеграция не реализована, но работа будет продолжена. При этом и иллюзий у Москвы, похоже, всё меньше. Во всяком случае, идти на уступки с целью удержания Минска в своей орбите любой ценой Россия не намерена, дал понять президент:

Сергей Лантюхов/NEWS.ru

Забегать вперёд и начинать дотировать для Белоруссии в условиях недорешённости вопросов союзного строительства было бы с нашей стороны ошибочно, — сказал он.

Как отметил в разговоре с NEWS.ru эксперт по международным отношениям Владимир Фролов, высказывание о Белоруссии было одним из немногих жёстких моментов, как и ответ относительно убийства Зелимхана Хангошвили в Берлине. Президент России, в частности, подчеркнул, что Москва предупреждала ФРГ о преступном прошлом убитого и о потенциальной угрозе, которую он представлял. В целом же содержание пресс-конференции свидетельствует о том, что Путин устал от внешнеполитической активности, подчеркнул аналитик.

Западная повестка почти сошла на нет по сравнению с прошлыми годами, очевидно, в связи с тем, что Москва готовится к «разрядке» с Европой — с помощью французского президента Эммануэля Макрона — и не желает создавать излишнюю напряжённость. Что же касается США, то там политики сейчас заняты импичментом Трампа, Путин поддержал его, а больше с американцами на данный момент ни о чём не договориться: разве что договор СНВ-3 продлить, и то в Вашингтоне это не могут.

Владимир Фролов

эксперт по международным отношениям

Добавьте наши новости в избранные источники