Британский принц Эндрю стал обвиняемым по иску, поданному в окружной суд Манхэттена от имени некой Вирджинии Джуфре (ранее носившей фамилию Робертс). Адвокаты американки утверждают, что член королевской семьи как минимум трижды насиловал их доверительницу в 2000--2002 годах, когда та была ещё несовершеннолетней.

В представленных ими суду материалах говорится, что 17-летняя (на время описываемых событий) девушка была предоставлена члену монаршего дома финансистом Джеффри Эпштейном, который сыграл роль королевского сутенёра. По словам истицы, принц и сутенёр принуждали её к занятиям сексом в Лондоне, Нью-Йорке и на Британских Виргинских островах.

Третьей стороной в этой истории является Гислен Максвелл, дочь британского медиамагната Роберта Максвелла и давняя подружка Эпштейна. Она, по версии Вирджинии Робертс-Джуфре, держала её в сексуальном рабстве у себя дома в Лондоне на протяжении трёх лет, выдавая принцу «в пользование» по требованию. Однако сегодня Вирджиния Робертс не выдвигает никаких обвинений против своей «тюремщицы», так как та является обвиняемой по отдельному делу, слушания которого назначены на ноябрь в том же суде Манхэттена.

Джеффри Эпштейн и Гислен МаксвеллФото: NY State Sex Offender Register/Keystone Press Agency/Global Look PressДжеффри Эпштейн и Гислен Максвелл

По закону штата Нью-Йорк малолетние жертвы сексуального насилия имеют право требовать компенсаций с насильников без ограничения срока давности. Используя этот закон, уже 138 женщин подали иски, в которых они обвиняют Джеффри Эпштейна в пособничестве изнасилованиям. Многие из заявляемых инцидентов произошли десятилетия назад. Суды штата уже присудили многочисленным жертвам серийного сутенёра компенсации на общую сумму $121 млн.

Принц Йоркский Эндрю (второй сын правящей королевы Елизаветы II), которому сейчас 61 год, утверждает, что вообще не понимает, о какой девушке идёт речь. Учитывая, что обвинения касаются мимолетных связей 20-летней давности, его словам можно доверять. Однако эти заявления по обе стороны Атлантики восприняли как имиджевую катастрофу для принца, поскольку он тогда же заявил, что не считает свою дружбу с Эпштейном чем-то предосудительным.

Они привели к тому, что ряд благотворительных организаций отказались от сотрудничества с принцем Эндрю.

Сам Эпштейн совершил суицид в 2019 году в возрасте 66 лет, будучи в предварительном заключении, не дожидаясь начала слушаний. Он также указан в иске как обвиняемый в изнасиловании.

Кто боится Вирджинию Робертс

Джуфре не скрывает, что причиной, заставившей её вспомнить события начала века, являются не столько личные обиды, сколько гражданские чувства.

Богатые и обладающие властью не должны думать, что для них законы делают исключение. Я надеюсь, что и другие жертвы насильников увидят, что мы можем жить без молчания и страха, но требовать справедливости и расплаты за наши поломанные судьбы, – заявила она в понедельник.

До начала суда остаётся неизвестным, какие компенсации Робертс хочет получить от принца Эндрю за «нанесённые эмоциональные травмы».

Принц ЭндрюФото: POOL/Keystone Press Agency/Global Look PressПринц Эндрю

Тем не менее на приложенных к материалам дела фотоснимках, где Робертс запечатлена с принцем Эндрю, она выглядит вполне счастливой (во всяком случае, в момент, когда делалась фотография).

Обвинения в якобы (или действительно) имевших место принуждениях к сексу в последние годы приобрели в США характер эпидемии. Обвиняемыми по таким искам становятся в основном селебрити и известные политики, с которых их «жертвы» (действительные и мнимые) рассчитывают получить солидные материальные компенсации за «грехи молодости».

Последней по времени «жертвой своих жертв» стал губернатор штата Нью-Йорк Эндрю Куомо. Он якобы приставал к своим сотрудницам — при этом сами 11 «пострадавших» утверждают, что Куомо не применял к ним никакой физической силы, а всего лишь отпускал реплики, имевшие характер флирта, и даже поцеловал одну из них (в щёку) прилюдно. Следователи пришли к выводу, что рассказы 11 женщин получили подтверждение «в разной степени».

Этого оказалось достаточно, чтобы президент США Джо Байден потребовал от губернатора уйти в отставку. Сам Куомо пока ограничился полупризнанием, что некоторые из его реплик в самом деле выходили за рамки чисто делового общения с подчинёнными женского пола.

Начало эпидемии вендетт за сексуальные домогательства положил коллективный иск к режиссеру Харви Вайнштейну, поданный в 2017 году со стороны нескольких десятков голливудских актрис. В марте 2020 года суд приговорил его к 23 годам тюрьмы.

Харви ВайнштейнФото: Kristin Callahan/Keystone Press Agency/Global Look PressХарви Вайнштейн

По имени «первого камня в лавине» практика предъявления аналогичных обвинений получила в США название «эффект Вайнштейна» и породила в соцсетях движение, широко известное по хештегу #MeToo. Под этим тегом более 300 женщин обвинили в домогательствах режиссёра Джеймса Тобака.

Инициатива оказалась настолько популярной, что её подхватили и в гомосексуальной среде, где одни представители ЛГБТ обвиняют других в тех же самых преступлениях, что и женщины мужчин. За пределами США «эффект Вайнштейна» ярче всего проявился в Канаде, Британии, Италии, Франции и ЮАР.

Геростраты в TikTok

Нынешний иск против принца Эндрю, как и десятки и сотни аналогичных обвинений, — это проявления давно и хорошо изученного в социальной психологии феномена, известного как комплекс Герострата, объясняет в разговоре с NEWS.ru социальный психолог Евгений Татаринцев.

Давайте посмотрим, кто предъявляет подобные иски. Это почти полностью какие-то малозаметные, несостоявшиеся в жизни люди, которые остро переживают своё положение «маленького человека» и для которых «наехать» на какого-то известного человека — единственный способ получить психологическую компенсацию. А если к ней ещё и материальная будет прилагаться — то совсем хорошо.

Евгений Татаринцев замдиректора Института психологии, социологии и социальных отношений МГПУ

Феномен «маленького человека» многократно описывался в литературе не только научной, но и художественной (в русской литературе — у Гоголя, Салтыкова-Щедрина, Островского), но с развитием социальных сетей возникло многомиллионное сообщество тиктокеров и им подобных, которые компенсируют свои неуспехи в реальной жизни накачиванием хайпа в жизни воображаемой. А связь с сильными мира сего — пусть даже в качестве жертв — является краеугольным камнем этого феномена, говорит Татаринцев.

Скандал, провокация — это самый верный и быстрый способ снискать свои пять минут славы. Это почти всегда устраивают люди, относящиеся к демонстративно-истеричному типу психики. Парадокс состоит в том, что этот способ отмыться от собственной заурядности сам по себе стал заурядным. А это заставляет тех же тиктокеров прибегать ко всё более «тяжёлым препаратам». Обвинить какого-нибудь режиссёра в домогательствах — уже не оригинально. Поэтому в качестве жертв выбираются политики или, как в данном случае, — принцы. Но в основе всё равно лежит всё тот же геростратов комплекс, резюмирует эксперт.

«Эффект Вайнштейна» возник не потому, что какие-то женщины увидели, что обвинять мужчин в делах давно минувших дней выгодно, а потому, что в обществе стало исчезать восприятие жертв насилия как виноватых в своей такой ситуации, и это стоит всячески приветствовать, рассказала NEWS.ru правозащитница Диана Барсегян, замдиректора кризисного центра «Насилию.нет» (признан иноагентом).

Почему двадцать, тридцать лет эти женщины, а иногда и мужчины, молчали, а теперь их как прорвало? Потому что тогда признаться в том, что ты стала жертвой насилия — сексуального, бытового, семейного — означало поставить себя в положение изгоя общества. Потому что в обществе преобладало убеждение, что если тебя изнасиловали — значит, ты сама спровоцировала; если тебя избили — значит, ты сама довела.

Диана Барсегян замдиректора кризисного центра «Насилию.нет»

По её мнению, число оговоров по подобным обвинениям нисколько не больше и не меньше, чем в случае с любыми другими обвинениями.

В России монетизировать движение #MeToo попыталась ростовская певица Алина Ростовская (сценическое имя Мэри Восканян). Она в 2018 году созналась в том, что выдвинутые ею ещё в 2011 году обвинения к Нику Сафронову в изнасилованиях были целиком и полностью фантазиями. «Фантазии» стоили певице миллион рублей, которые художник отсудил у неё за клевету.