16+

Полный Кардак: Турция возмущена действиями Греции в Эгейском море

Эксперт РСМД — о роли российских вооружений в отношениях Анкары и Афин
14:16, 04 февраля 2020 2 814
Фото: dzkk.tsk.tr

После подписания меморандума о разграничении морских зон между Турцией и правительством национального согласия (ПНС), функционирующим в ливийском Триполи, различные международные игроки стали глубже втягиваться в конфликт в североафриканской стране. Так, в декабре 2019-го глава МИД Греции Никос Дендиас совершил неожиданный визит в Бенгази для переговоров с командующим Ливийской национальной армией (ЛНА) Халифой Хафтаром. Греческий парламент 20 января ратифицировал соглашение о существенном расширении военного сотрудничества с США. Может ли рост напряжённости привести к возгоранию старых конфликтов между Афинами и Анкарой?


Ратификация документа греческой стороной происходила на фоне заявлений турецкого министра обороны Хулуси Акара о недопустимости милитаризации Афинами 16 прибрежных островов в Эгейском море. По словам главы оборонного ведомства Турции, греки нарушили существующие договорённости о статусе 23 спорных островов, разместив на большинстве из них военные контингенты, усиленные соответствующей инфраструктурой. Шаги греческого руководства подрывают диалог по разрешению территориального вопроса дипломатическими путями в рамках двусторонних консультаций.

Именно из-за неопределённости в принадлежности одного из островов — Кардак (греческое название — Имиа) — 30 января 1996 года два члена НАТО, Турция и Греция, были на грани военного конфликта, если бы не посредничество США и европейского руководства. Нерешённость вопроса ведёт к повторению провокаций и инцидентов. Так, в феврале 2018 года турецкий патрульный катер протаранил греческий корабль береговой охраны в районе спорного необитаемого островка. ВВС обеих стран периодически выясняют отношения в небе, что не раз приводило к катастрофам.

Очевидно, что с точки зрения военного стратегического планирования Греция остаётся одним из потенциальных соперников Турции, имеющих территориальные претензии. Долгое время правительству Партии справедливости и развития Турции удавалось сохранить позитивную динамику в двусторонних отношениях с Грецией, несмотря на критику оппозиции относительно игнорирования вопроса статуса островов: оптимизм властей был продиктован необходимостью сохранения позитивной повестки в рамках переговоров о членстве Турции в Европейском союзе.

С ухудшением отношений Анкары с европейскими партнёрами после попытки переворота в 2016 году и перехода страны к президентской системе греко-турецкие отношения вновь стали определяться историческим грузом нерешённых проблем. Вопрос статуса островов в Эгейском море, тесно связанный с определением территории исключительной экономической зоны, жизненно важен для Турции по ряду причин: речь идёт об относительной защищённости более чем 70% экономического индустриального потенциала и безопасности торговых морских путей.

Можно предположить, что виток напряжённости в отношениях двух стран связан с недавними дипломатическими инициативами Афин по созданию регионального механизма экономического и политического сотрудничества в вопросе добычи природного газа в Восточном Средиземноморье, где Турция, опять же из-за нерешённости Кипрского вопроса, сознательно исключена рядом региональных игроков, прежде всего Кипром и Грецией.

Заявления Хулуси Акара о милитаризации островов имеет несколько задач. Во-первых, турецкая сторона стремится показать исключительно враждебный характер греческих инициатив в регионе, ведь строительство военных объектов ставит под сомнение искренность намерений решать имеющиеся с Турцией вопросы исключительно дипломатическими мерами. Во-вторых, параллельно с давлением на греческую сторону в вопросе статуса островов турки могут спекулировать на позиции других партнёров Греции по газовым проектам: молчание Израиля и Египта может внести элемент раскола в и без того аморфный антитурецкий фронт в регионе.

Так или иначе, турецкая сторона не заинтересована в перерастании вопроса в серьёзное военное столкновение или даже политическое противостояние. Как показывает логика развития событий последнего десятилетия, Греция удачно использует своё членство в НАТО и ЕС для усиления давления на Турцию в рамках этих международных организаций. К тому же Турция может столкнуться с ситуацией, когда большинство арабских режимов может встать на сторону Греции лишь из-за явных антитурецких настроений. По сути, речь может идти о повторении сценария 1965 года, когда Турция потерпела дипломатическое поражение в ООН по Кипрскому вопросу из-за враждебности арабского мира.

Современная история двусторонних отношений знает не только военные конфликты и политические противостояния. Дипломатия обоих государств всегда имела возможность для диалога. В 1999 году после землетрясения, одного из самых разрушительных в истории Турции, Греция стала первой страной, пославшей продовольствие и медикаменты своим соседям на востоке. Следуя духу добрососедства, в Афинах выразили соболезнования и во время недавнего землетрясения в городе Элазиг.

Giannis Papanikos/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

Постоянные встречи указывают на то, что руководство стран не теряет надежды на то, что политический диалог всё-таки сможет удержать ситуацию от сползания в открытый конфликт.

К тому же положение Греции указывает, что они не смогут в одиночку инициировать военное решение вопроса. Учитывая бюджетные ограничения расходов на оборону, Афины вынуждены тщательно выбирать области финансирования в надежде на большие политические выгоды. Приоритет греческой дипломатии — дипломатические усилия по консолидации партнёрских отношений с другими участниками региона, а также работа лоббистских групп в США.

С усилением присутствия России в Восточном Средиземноморье происходящее в регионе косвенно влияет на способность Москвы реализовать национальные интересы, поэтому важно иметь в виду возможные неявные риски любой кризисной ситуации. Это касается и вопроса статуса островов в Эгейском море.

Появление в прессе сообщений о роли российского вооружения в попытке Греции закрыть небо над спорными территориями для турецких ВВС заслуживает внимания. Ведь из-за роли вооружения из РФ недовольство одной из сторон может быть направлено и на страну-производителя. Так, по словам турецкого эксперта в вопросах безопасности Арда Мевлютоглу, Афины разместили на островах ЗРК «Оса» и «Тор» и радары российского производства. С другой стороны, по утверждению другого турецкого эксперта Хакана Кылыча, недавно купленные ЗРС С-400 в случае развёртывания в районе Эгейского моря могут сильно сместить баланс сил в пользу Турции.

Автор — Тимур Ахметов, проживающий в Анкаре эксперт Российского совета по международным делам.

Yandex Zen

Самое интересное - в нашем канале Яндекс.Дзен

Загрузка...
Новости СМИ2