Авиакатастрофы, уносящие жизни сотен людей, — это всегда шок. После такого потенциальные пассажиры стараются сохранять спокойствие, авиачиновники перестраховываются и вводят запретительные меры, а авиакомпании и производители самолётов — минимизируют издержки. При этом настоящие причины аварий зачастую остаются скрытыми, что порождает множество версий и слухов. 


По состоянию на вечер 13 марта около 50 стран запретили своим авиакомпаниям эксплуатацию семейства пассажирских самолётов Boeing 737 MAX, а также полёты таких машин в своём воздушном пространстве. Мораторий начал вводиться на вторые сутки после авиакатастрофы и уже привёл к падению более чем на 11% акций компании Boeing на торгах Нью-Йоркской фондовой биржи – самому большому негативному скачку со времён терактов 11 сентября 2001 года.

Единственный российский авиаперевозчик, в распоряжении которого находятся два борта этого типа, авиакомпания S7 Airlines так же приостановила эксплуатацию 737 MAX «до получения более подробной информации о причинах катастрофы в Эфиопии». При этом Росавиация не вводила официальный запрет на использование 737 MAX и не перекрывала воздушное пространство РФ для самолётов типа.

В США так же не отказались от 737-х — нового 4-го поколения легендарных авиалайнеров. Как заявил официальный представитель Boeing, Федеральное управление гражданской авиации США (FAA) не видит необходимости в принятии каких-либо мер, а у концерна так же нет каких-либо оснований для выдачи дополнительных указаний операторам.

Авиакатастрофа борта авиакомпании Ethiopian Airlines, разбившегося 10 марта через пять минут после взлёта из аэропорта Аддис-Абебы, унесла жизни 157 человек, в том числе троих граждан России. Идёт расследование точных причин аварии, известно, что незадолго до крушения пилот сообщал диспетчерской службе о проблемах с управлением.

Это уже вторая авиакатастрофа 737 MAX 8 за последние полгода, причём обе трагедии произошли при схожих обстоятельствах. В октябре 2018 года через несколько минут после взлёта из аэропорта Джакарты самолёт индонезийской авиакомпании Lion Air упал в Яванское море. Погибло 189 человек. Официальная версия причин этой катастрофы до сих пор не обнародована, но ряд экспертов считает, что авария произошла из-за сбоя работы нового программного обеспечения, загружаемого в бортовой компьютер лайнеров семейства 737 MAX.

Как пояснил в своём блоге на LiveJournal командир экипажа Boeing 737, пилот-инструктор Денис Окань, речь идёт о системе MCAS, внедрённой для предотвращения «сваливания» самолёта (ситуации, когда при слишком большом крене вверх подъёмная сила резко уменьшается, и борт буквально «падает на хвост»). Именно на четвёртое поколение 737-х (самолёты семейства Boeing 737 MAX были созданы для замены Boeing 737 Next Generation, первая их партия поставлена заказчику в мае 2017 года) установливаются более мощные двигатели, которые капризно ведут себя при наборе высоты. Возможно, в случае с индонезийским и эфиопским самолётами система MCAS могла среагировать на ложные показания датчиков и автоматически наклонила машины вниз для предотвращения «сваливания», но в итоге сорвала их в пике. При этом компания Boeing не предупреждает экипажи о наличии обновлённого программного обеспечения для самолётов 737 MAX и не даёт инструкций по его отключению в случае возникновения нештатной ситуации, указал Окань. 

Зарубежные эксперты тоже склоняются к этой версии. Так, 13 марта газета The New York Times сообщила о том, что пилоты гражданской авиации рассказывали о возникновении проблем с автоматикой во время полётов на бортах 737 MAX, но во всех случаях им удалось возобновить штатное движение воздушного судна.

«По меньшей мере два пилота, которые выполняли полёты на Boeing 737 MAX 8 на регулярных рейсах в США, в ноябре [прошлого года] выразили тревогу по поводу того, что их самолёты внезапно «ныряли» после включения автопилота», — отметило издание.

Также, возможно, не случайно Дональд Трамп связал в своём Twitter аварии гражданской авиации с обилием автоматики на современных лайнерах.

«Самолёты становятся слишком сложными для того, чтобы летать. Для их управления нужны уже не пилоты, а компьютерщики. Я вижу это во многих продуктах. Все стремятся сделать ещё один ненужный шаг вперёд, в то время, когда старые простые решения намного лучше», — написал американский президент.

Как одну из причин, по которой Соединённые Штаты не торопятся отказываться от присоединения к мораторию на Boeing 4-го поколения, эксперты называют высокий уровень лоббизма интересов концерна в американском истеблишменте. Он фактически контролитрует деятельность FAA и фактически выполняет функции и производителя, и контролирующего органа, отмечает в комментарии The New York Times бывший руководитель Совета по безопасности на транспорте Джим Холл.

Silas Stein/dpa/Global Look Press

В то же время, некоторые авиационные эксперты оценивают массовые бойкоты семейства, начавшиеся лишь на вторые сутки после аварии в Эфиопии, как эмоциональные решения. Они мотивируют это следующим: если причина аварии действительно в работе автоматики, для предотвращения таких ситуаций в дальнейшем достаточно краткого инструктажа пилотов.

В гражданской авиации, в отличие от военной, приостановка полётов после авиакатастроф случается крайне редко, отмечает News.ru ведущий эксперт Института экономики транспорта и транспортной политики НИУ ВШЭ Андрей Крамаренко.

«Видимо, на решения многих стран и авиакомпаний о приостановке полётов повлияло то, что Boeing 737 MAX – самолёты относительно нового типа, и при этом в течение полугода произошло целых две катастрофы. Это и побудило авиационные власти многих стран ввести мораторий на эксплуатацию», полагает он.

С другой стороны, подозрения пока ничем не закреплены: точно не известно, что стало причиной трагедий, поскольку нет финальных выводов даже по индонезийской катастрофе, продолжает Крамаренко.

«Многие специалисты предполагают, что к трагедии мог привести сбой одной из новых автоматизированных систем самолёта. Но любая катастрофа – это следствие неудачного стечения многих обстоятельств. Как технического, так и человеческого характера. Кроме того, если есть основательные подозрения в том, что дело действительно в технике, возникает другой вопрос – почему полёты на 737 MAX начали приостанавливать сейчас, а не сразу после индонезийской катастрофы», — поясняет эксперт.

По мнению Крамаренко, за решениями о моратории на полёты «Боингов» стоят опасения чиновников от авиации разных стран в духе «как бы чего не вышло». В ситуации, когда не были выданы рекомендации относительно дальнейшей эксплуатации бортов семейства Boeing 747 MAX, такое поведение можно считать банальной перестраховкой.

FrankHoermann/SVEN SIMON/Global Look Press

Эксперт также скептически оценивает распространённое мнение, что чрезмерная автоматизация систем управления самолётом несёт за собой дополнительные риски – якобы автоматика часто даёт сбои, а экипажи, привыкшие к полётам в автоматическом режиме, хуже реагируют на нештатные ситуации.

«Вопрос не в уровне автоматизации, а в подготовке экипажей. Наоборот, автоматика избавляет экипажы от необходимости ручного пилотирования во многих режимах и, тем самым, позволяет сконцентрироваться на его подготовке к цейтнотам», — считает Крамаренко.

Другое дело, когда автоматика самолёта имеет какие-то недокументированные особенности, о которых экипаж не знает, как это, возможно, было в случае с 737 MAX, но это уже вопросы к конкретному производителю, не описавшему принцип действия автоматической системы и способы её отключения в экстренных ситуациях, заключает аналитик.

UPD: В 22 часа по московскому времени президент США Дональд Трамп заявил, что на территории Америки временно прекращаются полёты самолётов Boeing 737 MAX 8 и 9, после авиакатастрофы произошедшей в Эфиопии

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен