Белорусские силовики продолжают расследование в связи с задержанием 33 россиян, предположительно, наёмников из так называемой ЧВК Вагнера. Утром 30 июля стало известно, что в отношении них возбуждено уголовное дело по обвинению в подготовке теракта. А МИД республики тем временем вызвал послов России и Украины для прояснения ситуации. Вопросов с момента задержания не убавилось, число версий лишь растёт, и предсказать последствия произошедшего по-прежнему сложно.


Пункт назначения неизвестен

Наёмники уже 30 июля начали давать показания. Возможно, они прояснят один из главных вопросов — куда же всё-таки направлялась группа.

Российские источники продолжают форсировать тему с транзитом через Минск — якобы боевики использовали белорусскую столицу только как перевалочный пункт. Впрочем, мнения насчёт того, куда они полетели бы потом, расходятся. Среди вероятных направлений называют Судан (у задержанных изъяли местную валюту) и Турцию, где якобы должно было состояться подписание контракта на охрану порта, после чего чевекашники отбыли бы в Ливию.

Также широко обсуждается версия о том, будто бы наёмники направлялись в Сирию. В пользу этого вариант говорят данные отслеживания полётов военных бортов. В частности, ещё в сентябре прошлого года было известно, что из Минска в Дамаск вылетал тяжёлый транспортный самолёт Ил-76Т — предположительно, с оружием и наёмниками.

Отходной путь для Лукашенко

Однако все спекуляции по поводу перевалочного пункта едва ли имеют значение в контексте белорусско-российских отношений. Минск своё видение ситуации обозначил твёрдо: конечной точкой для боевиков была именно Белоруссия, где они планировали устроить теракты в связи с приближающимися президентскими выборами.

Такая позиция создаёт дополнительную напряжённость между двумя странами. Белорусский лидер Александр Лукашенко уже говорил о «грязных намерениях» России, и обвиняя наёмников из РФ в подготовке теракта, он посылает вполне понятный сигнал Западу: за попытками дестабилизации стоит Кремль.

Впрочем, отходной путь на случай если обострение между Минском и Москвой зайдёт слишком далеко, у президента РБ остаётся. Сам он, после обвинения в «грязных намерениях», сделал оговорку о том, что у Белоруссии «нет никаких целей опорочить близкую страну». Удобным вариантом избежать эскалации напряжённости для Лукашенко могло бы стать переключение внимания с Кремля на своих бывших соперников, которых Минск вполне способен выставить нанимателями боевиков.

«Медийные» боевики для Запада

Принадлежность наёмников — ещё один вопрос, не теряющий актуальности. Белорусские правоохранители настаивают на том, что боевики состояли в клишированной ЧВК Вагнера. То же время, по некоторым косвенным данным, речь могла идти и об охранной компании «Мар». Однако она, как сообщают люди, близко знакомые с ситуацией, была ликвидирована ещё четыре года назад. Но даже в период своего существования практически ничем не прославилась.

Настойчивость Минска в продвижении версии именно о «вагнеровцах» легко объяснима. Зарубежная пресса и политики с крайней тревогой воспринимают любые сообщения об активности ЧВК Вагнера за пределами России. Учитывая, что задержание российских наёмников — это и сигнал от Лукашенко для Запада, гораздо логичнее выбрать «бренд», уже зарекомендовавший себя определённым образом.

Сергей Лантюхов/NEWS.ru

Возможна ли экстрадиция

За обострением между Москвой и Минском пристально следят в Киеве, а украинский посол наряду с российским даже был вызван в белорусский МИД. Формальный повод — наличие у части наёмников паспортов Украины, однако очевидно, что причины глубже. В Киеве уже заявили, что некоторые из задержанных боевиков были ранее замечены в боевых действиях в Донбассе. Неудивительно, что 30 июля украинская сторона официально заявила о намерении добиваться их экстрадиции. И таковая выглядит вполне реальной, учитывая двойственную политику белорусского руководства.

С одной стороны, Лукашенко активно выступает против разного рода «майданов» и напоминает о союзничестве с Россией. С другой, президент Белоруссии выстроил вполне дружелюбные отношения с «постмайданными» властями Украины. Независимые СМИ РБ уже с самого начала конфликта в Донбассе сообщали о поставках Минском оружия Киеву. А существенную помощь невоенными продуктами не отрицали и официальные белорусские власти.

Будьте уверены, что белорусы были и будут надежными друзьями для наших украинских друзей, — заявлял Лукашенко в 2017-м, и с тех пор его риторика на эту тему не менялась.

Нельзя исключать и того, что передача «вагнеровцев» Украине может быть использована Белоруссией как предмет для некоего торга с Россией. Этим ассортимент рычагов влияния на Москву у Минска не ограничен. Один из потенциальных козырей — наличие у белорусских властей сведений о высокопоставленных чиновниках и сотрудниках спецслужб РФ, использовавших республику для несанкционированного выезда в дальнее зарубежье: это позволяло им не оставлять данных о себе на российской границе. Разумеется, раскрытие этой информации способно серьёзно ударить по многим влиятельным фигурам в России.

Evgeny/Global Look Press

Нейтралитет Минска как фикция

Ситуация с наёмниками заставила некоторых наблюдателей говорить о том, что нынешнее обострение приведёт к провисанию выполнения Минских соглашений. По этой версии, белорусская сторона якобы может быть устранена из процесса урегулирования в Донбассе, поскольку, проявив агрессию по отношению к российским гражданам, утратила нейтралитет. 

Подобный прогноз, однако, выглядит не слишком корректным. Минск — лишь площадка для переговоров по донбасскому конфликту, не являющаяся одной из сторон процесса. Лукашенко, конечно, порой высказывает собственные идеи урегулирования в регионе, но они повисают в воздухе. Что же касается декларируемого нейтралитета Белоруссии, то хотя бы в свете истории отношений Минска с «постмайданным» Киевом он выглядит фикцией.

Добавьте наши новости в избранные источники