18+
Год после войны: интеграция растопит враждебность вокруг Карабаха

Год после войны: интеграция растопит враждебность вокруг Карабаха

В разных странах Южного Кавказа видят общую пользу в экономическом сотрудничестве
20:19, 11 ноября 2021
Фото: Григорий Сысоев/РИА Новости
Google News

Читайте нас в Google Новости

Вторая карабахская война, закончившаяся год назад подписанием трёхстороннего соглашения о прекращении огня, заметно изменила расстановку сил на Южном Кавказе. Вырос региональный статус Азербайджана, одержавшего победу в этой войне. Укрепились позиции Турции как союзника Азербайджана. Свою влиятельность продемонстрировала Россия, напомнив, что без неё ключевые проблемы региона решать сложно. К тому же российские военные теперь утвердились и на де-юре азербайджанской территории — нет теперь на Южном Кавказе страны в международно-признанных границах без военных баз РФ.


Памятуя известное изречение Макиавелли, что «всякая перемена прокладывает путь другим переменам», эксперты утверждают, что в своеобразном выигрыше остались все страны региона — у них открылись новые возможности, прежде всего интеграционные.

Южнокавказским странам в условиях свободы и независимости составлять одно государство выпало недолго: Закавказская Демократическая Федеративная Республика просуществовала весной 1918 года чуть более месяца и распалась на три самостоятельные страны. В 1922 году коммунисты вновь объединили Азербайджан, Армению и Грузию в Закавказскую Социалистическую Федеративную Советскую Республику, но через 14 лет они тоже пошли проторённым путём, разделив федерацию на три советские республики. При этом сохранилось экономическое понятие Закавказский регион СССР. Плановая экономика строилась по авторитарным законам, которые исчезли вместе с социалистическим государством в 1991 году. Полноценного рыночного трёхстороннего сотрудничества у стран Южного Кавказа в постсоветское время не было. Сегодняшние процессы могут исправить такую разобщённость, хотя сторонам приходится начинать с малого — безусловного доверия друг к другу в регионе ещё нет, особенно между Ереваном и Баку.

Год после войны: интеграция растопит враждебность вокруг КарабахаDiego Herrera/Keystone Press Agency/Global Look Press

Но многие региональные политики и эксперты убеждены, что для общего диалога как минимум условия созданы. На первом этапе диалога необходимо понять, какие интеграционные варианты сегодня окажутся эффективными. К примеру, страны могут ориентироваться лишь на себя — законодательство, экономические ресурсы им это позволяют. Но такая интеграция возможна, если будут учтены интересы всех сторон.

К примеру, в Армении есть Зангезурский медно-молибденовый комбинат, который свою продукцию мог бы доставлять потребителю по железной дороге — в порты Чёрного моря и Каспия, в турецкие порты, в Россию и Иран, Китай. Для этого нужна новая система железных дорог в регионе, в том числе и так называемый Зангезурский коридор через Сюникскую область Армении, — считает грузинский политолог Гела Васадзе.

По его словам, нужно достигнуть договорённости между тремя странами и тогда появится польза от железной дороги Баку — Тбилиси — Карс, поскольку этот масштабный и дорогостоящий проект остаётся политическим, как и многие другие. Эксперт уверен, что стоит отталкиваться от конкретных выгод, а в объединении вокруг армянской цветной металлургии будет заинтересована и Москва, «поскольку её капиталы тоже вложены в медно-молибденовый комбинат».

Специалисты напомнили, что горно-промышленный комплекс Советской Армении был одним из ведущих среди союзных республик, 25% молибденового концентрата во всей стране производил этот небольшой регион. Сегодня Армения не в состоянии ­­­вернуть былую славу этой отрасли без помощи других стран.

Ереванский эксперт Степан Григорян согласен с грузинским коллегой, но при одном условии: налаживать железнодорожную сеть необходимо с разблокирования старых дорог, а не поспешного строительства Зангезурского коридора.

В Армении к этому коридору, идущему из Баку в Нахичевань, а потом в Турцию, отношение настороженное. Он пройдёт через Сюникскую область, что здесь расценивается как покушение на армянскую территорию. Но в Ереване видят заинтересованность в нём Москвы, а это значит, что долго мы сопротивляться не сможем. Безусловно, в целом интеграция нужна и Армении, при этом тактика её достижения у каждой страны остаётся своя, — убеждён Григорян.

Вид на Дорогу Победы в горах к городу ШушаВид на Дорогу Победы в горах к городу ШушаСергей Булкин/NEWS.ru

Есть на Южном Кавказе и сторонники интеграции с включением в процесс таких крупных внешних игроков, как Евросоюз, США, Россия, Китай, Турция и Иран. Прежде всего, здесь проявляется надежда на обильные инвестиции. Недавнюю поездку по странам региона помощника заместителя госсекретаря США по вопросам Европы и Евразии Эрики Олсон эксперты воспринимают как начало такого сотрудничества. Вдобавок к этому в комиссии по внешним отношениям сената прошли слушания по проблемам Черноморского региона, на которых речь шла о новом формате «1 + 6» (США + Грузия, Турция, Румыния, Болгария, Украина, Молдова).

Интеграционные линии уже прошли через многие страны Южного Кавказа: Россия — Азербайджан — Иран, Россия — Армения — Иран, Азербайджан — Грузия — Турция. Связать их воедино могла бы схема «3 + 3», предложенная президентами Турции и Азербайджана. Но инициатива натолкнулась на неприятие со стороны Грузии. Несмотря на то что её экономическое партнёрство с Россией увеличивается из года в год (вина, коньяки, минеральная вода — с одной стороны, туристы — с другой), к масштабному совместному партнёрству грузинские власти не готовы, в отличие от российских. Позиция Тбилиси в данном вопросе разрушила все благие намерения Эрдогана и Алиева.

Некоторые эксперты в поиске интеграционного варианта предлагают воспользоваться опытом Евросоюза: выбрать в качестве локомотивов Азербайджан и Грузию, по аналогии с Германией и Францией. У Баку и Тбилиси много совместных проектов на всех уровнях — от государственного до предпринимательского. К ним можно подтянуть и Армению, которая пока в своей экономической политике ориентирована на Евразийский союз. Мешает пока этим планам «карабахский вопрос» и требование Еревана о разблокировании железной дороги с выходом на Россию через Азербайджан. Похоже, что Берлину и Парижу интегрировать более 20 стран стран Европы оказалось легче, чем Баку и Тбилиси переубедить Ереван.

Экономическая интеграция невозможна без взаимопонимания её участников. Поэтому главным локомотивом процесса многие эксперты считают конструктивный диалог между Баку, Ереваном и Тбилиси. Иными словами, нужны усилия всех заинтересованных сил — политических, экономических, общественных. По отдельности ни одна из них с такой сложной задачей не справится.

Yandex news

Добавить наши новости в избранные источники