Не самый заметный штатовский демарш много может сказать о складывающейся системе международных отношений. А все дело в том, что тамошние вдохновители войны до последнего украинца приняли решение передать своим подопечным российские вертолеты Ми-17. В количестве четырех штук. Правда, есть один неприятный нюанс. Эти эффективные винтокрылые аппараты были поставлены американцам с условием, что они будут переданы исключительно афганцам. Местные пилоты были хорошо знакомы с нашей техникой. Но ныне вертолеты отправятся не в афганские горы, а ближе к полю боя в Донбассе.

Понятно, что Россия пыталась протестовать, но получила чисто американский ответ — снисходительный и самоуверенный: такое решение не противоречит нашему законодательству и отвечает национальным интересам. О соглашении с Россией и взятых обязательствах ни полслова. Сиюминутные национальные интересы превыше всего. Эта дополнительная иллюстрация к потенциальным договорам, основанным исключительно на доброй воле сторон. Без действенного контроля и эффективных инструментов принуждения к их выполнению. Очередное подтверждение того, что мир в еще большей степени базируется на соотношении сил, а не на моральных принципах.

И известная ироничная фраза Сталина, который поинтересовался, прежде чем принять во внимание мнение Ватикана, сколько дивизий есть у папы римского, и сейчас не выглядит чем-то из ряда вон.

Очевидно, после истории с вертолетами все заверения о том, что, мол, украинцы не будут использовать поставляемые американцами системы залпового огня для нанесения ударов по российской территории, выглядят форменным издевательством. Или, как доходчиво пояснил недавно колумнист английской FT, Запад не лжет, он просто лицемерит иногда. А это, мол, не одно и то же.

Американцы взяли неверную ноту МиФото: Ministry of Defense of Ukraine/flickr.com

Собственно, уже из истории с Минскими соглашениями можно было сделать долгоиграющие выводы. Киев издевательски сразу заявил, что подписал их для того, чтобы выиграть время. И действительно выиграл, опоясав Донбасс бетонными укрепрайонами. Но санкции за невыполнение статей соглашений были введены лицемерящим Западом исключительно против России.

Вся эта предыстория ясно диктует нам реальные предпосылки заключения любых предварительных соглашений, которые позволили бы завершить конфликт в степях Украины за столом переговоров. Любое прекращение огня без четких перспектив нужного нам договора о нейтралитете Украины, без автоматического прекращения любых военных западных поставок, вывода иностранных советников, без прекращения передачи натовцами ВСУ разведывательной информации может рассматриваться исключительно как маневр с целью затянуть конфликт и облегчить положение украинских вооруженных сил, провести их перегруппировку и переоснащение.

И история с передачей украинским воякам наших вертолетов — это ведь просто часть общей картины правового нигилизма в военной сфере. Страны бывшего Варшавского договора поставляют на Украину еще советские вооружения, полученные от нас фактически бесплатно. Производят «калаши», несмотря на давно истекшую лицензию. Занимаются профилактикой и модернизацией наших истребителей МиГов и Су, хотя по соглашениям этим могли заниматься только наши заводы.

Ведь и нейтральная Украина — это не страна, которая-де просто в ближайшие десять лет не собирается вступать в НАТО. Это государство, которому запрещено размещать на своей территории иностранные военные объекты, будь они хоть учебными центрами, участвовать в многонациональных военных учениях и маневрах. А главное — иметь очень скромную армию с регламентированным набором оборонительных средств. И только тогда нейтральное государство сможет получить самые твердые гарантии своей безопасности.