Россия едва не потеряла своего верного сторонника — президента Габона Али бен Бонго Ондимбу, в отсутствие которого в стране начался военный переворот. Несмотря на то, что местным силам безопасности удалось усмирить тех, кто выступил против действующего режима, эта история оставляет множество вопросов, ответы на которые пока не найдены.


Попытку военного переворота уже осудили не только международные, но и региональные игроки. Вслед за странами Ближнего Востока к осуждению 8 января присоединилась Южно-Африканская Республика, власти которой в своём заявлении отметили, что руководство Габона — демократически избранное. Попытка захватить власть в западноафриканском государстве произошла 7 января. На рассвете группа военных в форме республиканской гвардии заняла здание государственной радиостанции в Либревиле. Мятежники вышли в видео- и радиоэфир, объявив о создании Национального совета по восстановлению и призвали народ поддержать восстание против президента. К зданию станции прибыли несколько сотен сторонников повстанцев. Однако попытка переворота не удалась. Лидер группы повстанцев, Келли Ондо Обианг, был арестован. Силы безопасности республики ликвидировали двух военных, которые приняли участие в организации госпереворота в столице, остальные были задержаны.

По-видимому, расчёт был на то, что Али бен Бонго Ондимба был вдали от Либревиля, проходя за границей курс реабилитации после перенесённого ещё осенью этого года инсульта. Именно после приступа Конституционный суд республики изменил основной закон страны и передал часть полномочий президента премьер-министру и вице-президенту. В своём обращении к нации повстанцы назвали этот шаг незаконным. Унаследовав власть от отца, правившего страной больше 40 лет, Али встал у руля в 2009 году. Заняв президентский пост, он попытался преподнести себя как сторонника реформ: едва ли не в каждой его речи звучали слова «перемены» и «инновации». Он представил ряд инициатив, в том числе по диверсификации экономики, по открытию рынков для азиатских инвесторов, по сокращению государственного сектора. Однако в реальности экономическая ситуация только ухудшалась. Не последнюю роль в этом сыграло кумовство: высшие эшелоны власти были укомплектованы людьми, близкими к президенту.

Политолог, редактор издания Africa International Мари-Роже Билоа считает, что решение Конституционного суда — не что иное, как уловка «клана Бонго, чтобы удержать власть в своих руках». Основная причина попытки государственного переворота, как полагает аналитик, скрыта в событиях 2016 года, когда были сфальсифицированы президентские выборы.

«Али бен Бонго это сошло с рук, — говорит Билоа. — Он был ужасным лидером. Ему нравилось путешествовать по всему миру, и в то же время он позволял стране катиться в пропасть. Всё находится в кризисе — образование, здравоохранение, и молодые люди хотят с этим что-то сделать».

Один из вопросов, который поднимает попытка переворота 7 января, — кем именно был организован этот удар по действующему режиму. Официальная политическая оппозиция отвергает свою причастность. Габон находится не в самом спокойном регионе, и дестабилизация может повлечь за собой неприятные последствия в соседних странах.

В связи с этим возникает вопрос о том, будут ли иностранные игроки увеличивать свой контингент в Габоне. В западноафриканском государстве расквартированы около 300 французских военных. Накануне попытки государственного переворота в страну были отправлены и американские военнослужащие — около 80 человек. Задачей американцев должна была стать охрана дипломатического персонала и объектов США на фоне президентских выборов в соседнем Конго, которые прошли в конце декабря. Голосование в Конго должно было состояться ещё два года назад, однако действующая власть в стране препятствовала его проведению. В факте отправки американских военных накануне попытки переворота некоторые региональные эксперты разглядели «происки ЦРУ», которые были якобы купированы марокканской разведкой, однако подтверждений этим слухам нет — скорее всего, речь идёт о банальной, но востребованной у публики конспирологии.

Потенциальное увеличение иностранного контингента в Габоне, стране, богатой нефтью и ураном, не может не взволновать Россию, которая в последнее время посылает однозначные сигналы о желании укрепиться в Африке. Да и сам Али бен Бонго Ондимба заявлял во время июньской встречи с президентом РФ Владимиром Путиным, что Габон нуждается в российской поддержке.

«Господин президент, я приехал для того, чтобы сказать вам то, что вам уже известно: Африка в вас нуждается, — заявил тогда габонский лидер Путину.  Ваша страна — огромная страна, которая обладает огромными возможностями и которая, конечно же, может многое привнести в пользу континента. Я рад, что России также небезразлично урегулирование конфликта, который находится в непосредственной близости от нас: я говорю об урегулировании в Центральноафриканской Республике».

Поэтому попытка переворота в Габоне не может не касаться России. Но учитывая ситуацию в стране, такие попытки свергнуть президента могут повториться.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен