«Талибан» (запрещённая в России террористическая организация) в Афганистане обрёл «второе дыхание»: третий день подряд его силы занимают один региональный центр за другим (в субботу Шиберган, в воскресенье Сари-Пул, в понедельник — Кундуз).

После того как летом 2021 года военнослужащие США начали покидать страну, движение афганских традиционалистов в их «завоевательно-освободительном» порыве никто более серьёзно не ограничивает. Официальные власти, гражданские и военные, всё чаще задумываются о том, как спасти собственные жизни, чем о контроле над территориями.

Талибы проходят через расположения афганской правительственной армии как нож сквозь масло. И это несмотря на то, что американцы потратили миллиарды долларов на её создание, вооружение и обучение, а повстанцы воюют дедовскими партизанскими методами, какими воевали ещё с советским контингентом, а за век до того — с британскими экспедиционными силами. На прошлой неделе талибы водрузили свой флаг над городом Зарандж на юго-западе страны.

Талибанский хет-трик

В 2020 году в Дохе США и представители «Талибана» подписали соглашение о мире, которое предусматривает вывод иностранного военного контингента из Афганистана за 14 месяцев и начало диалога с официальным руководством Исламской Республики. В этом контексте крайне символично, что последний американский солдат покинет Афганистан 11 сентября. Да и как будет выглядеть глазами талибов сам «диалог» с властями Афганистана, уже понятно. Словом, основания опасаться за личную безопасность чиновникам пока ещё сидящего в Кабуле правительства в самом деле есть.

Фото: Ajmal Kakar/XinHua/Global Look Press

Несмотря на то что 8 августа повстанцы (которые в ряде провинций уже не повстанцы, а фактическая власть) заявили, что не намерены сводить счёты с посаженной американцами в Кабуле властью, пуштуны прекрасно знают цену подобным обещаниям.

В Кабуле не забыли, как в конце 1980-х те же самые талибы расправились с чиновниками просоветского правительства Наджибуллы, которые не успели сбежать в СССР. Чтобы не повторить судьбу Наджибуллы, правительственные афганские военнослужащие целыми батальонами бегут через пограничную реку Пяндж на север. Соответственно, талибы занимают многие города и территории без боя — им просто никто не сопротивляется, и трофеи достаются повстанцам без единого выстрела.

Сейчас талибы пытаются не снижать темпов распространения своего контроля над всё новыми территориями. Прибрав к рукам город Кундуз, один из крупнейших провинциальных центров страны, в котором проживает свыше 340 тысяч человек, и «логистический хаб» наркотрафика — основы афганской экономики, они следующим «призом» наметили себе пока ещё не сдавшийся Кандагар.

Хотя у России и нет общей границы с Исламской Республикой, интерес к событиям в этой стране объясняется не только исторической памятью о тщетных 10-летних попытках вытащить на тот момент соседа из средневековья. Для России её интерес в Афганистане состоит в том, чтобы в стране прекратилась гражданская война, сообщил NEWS.ru высокопоставленный российский дипломат Замир Кабулов.

Россия совсем не заинтересована в том, чтобы герметически изолировать Афганистан от внешнего мира, и мы уже неоднократно об этом говорили — в том числе во время прошедших недавно в Москве консультаций с делегацией движения «Талибан».

Замир Кабулов директор Второго департамента стран Азии МИД РФ

Бородатого могила исправит

Происходящее сегодня в Афганистане является логическим и предсказуемым этапом в истории этой страны, которую можно описать как постоянное качание маятника, сказал NEWS.ru востоковед Николай Плотников.

Ничего страшного в нынешнем успешном наступлении талибов нет. На предыдущем этапе моджахеды выгнали из Кабула талибов, а до того талибы выгнали из Кабула моджахедов. Так что это просто очередное качание маятника. И он будет раскачиваться до тех пор, пока «бородатые» афганцы не договорятся с «безбородыми».

Николай Плотников руководитель Центра научно-аналитической информации Института востоковедения РАН

Если сами афганцы не хотят или, в силу общего для этой многоплеменной нации менталитета, не могут договориться о правилах игры на общей территории, откуда ни одной из сторон деться некуда, мира в этой стране не будет, уверен востоковед.

Никакая другая страна, коалиция или даже всё международное сообщество не остановят афганский «маятник», и все миллиарды долларов, сколько их туда ни закачивай, будут уходить как в чёрную дыру.

Фото: Ajmal Kakar/Xinhua/Global Look Press

Страна расколота по базовому принципу — должен ли Афганистан быть светским современным обществом или же обществом традиционалистским. Пока афганцы не осознают себя не как набор племён на общей территории, а как единую нацию, этот маятник не остановится, — предрекает эксперт.

Помимо собственного «средневекового» менталитета, считает эксперт, гражданскому миру в Афганистане препятствует и политика двойных стандартов некоторых внешних сил, для которых один и тот же моджахед или талиб может быть сегодня врагом, а завтра союзником — в зависимости от того, чью сторону на внешней арене тот или другой занимает в конкретный период времени.

Я не буду называть страны, которые ведут такую политику, они и так отлично известны. Кроме того, надо прекращать заигрывать с талибами и занять позицию над схваткой. И объяснять и бородатым, и светским афганцам, что их ждёт впереди, если они не договорятся между собой, — говорит Плотников.

При этом талибов не сильно беспокоит, что ООН не признаёт их как легитимную власть. При прошлом правлении талибов (после ухода Советской армии и до прихода туда натовского контингента) Афганистан безо всяких стен отгородился от мирового сообщества с помощью невидимой «машины времени».

Талибы вернули страну и её начавших привыкать к благам современной цивилизации жителей в глубокое средневековье, с запретом детям посещать школы, а женщинам — устраиваться на работу. Почему они должны вести себя иначе после очередной политической реинкарнации, непонятно.