Как водится, в Москве в это время будет уже глубокая ночь или даже раннее утро. Но если кто-то полагал, что опубликованием «кремлёвского списка», напоминающего телефонный справочник, всё и ограничится, то очень сильно ошибался. Ну, во-первых, министр финансов США Стивен Мнучин (его предок был, видимо, Менухиным) завил, что к списку есть секретное пока приложение аж в сто страниц. И на радость конгрессменам-«ястребам» в тех закрытых пока страницах и содержатся приготовленные для России «семь казней египетских». Этим министр слегка разрядил обстановку под крышей Капитолия, поскольку многие сенаторы были встревожены беззубостью, как им показалось, первой части доклада.

Но уже сегодня, 2 февраля, за неделю до молитвенного завтрака, должен увидеть свет ещё один доклад — об отношении к суверенному долгу России. Тех самых наших ОФЗ и евробондов, которые, несмотря на прежние весьма ограничительные санкции, продолжает выпускать и реализовывать российское правительство с целью привлечения в страну дополнительных капиталов и покрытия части бюджетного дефицита.

Известно, что в Давосе вице-премьер Дворкович вновь среди достоинств нашей экономической ситуации назвал небольшой суверенный, то бишь гарантированный государством, внешний долг.

Суверенный долг не следует путать с растущей задолженностью наших корпораций. Включая и государственные.

Но, тем не менее, считается, что на сегмент этого российского долга, контролируемого иностранцами, приходится примерно 37 миллиардов долларов. Из них 10 миллиардов пришли напрямую из-за океана. Понятно, что трудно избежать соблазна вложиться под 8 процентов, если повсюду на Западе проценты либо на грани статистической погрешности, либо местами и вовсе отрицательные. А потому наши ценные бумаги покупались даже тогда, когда найти кредиты на Западе для нас стало крайне затруднительно.

Президет РФ Владимир Путин на встрече с представителями Экономического совета ассоциации «Франко-российская торгово-промышленная палата»Фото: kremlin.ruПрезидет РФ Владимир Путин на встрече с представителями Экономического совета ассоциации «Франко-российская торгово-промышленная палата»

Кроме того, на недавней встрече с европейскими бизнесменами Владимир Путин отметил, что в прошлом, 2017 году отмечен значительный рост прямых иностранных инвестиций в нашу экономику. Только за год их общий объём достиг 23 миллиардов. Понятно, что немалая толика их пришлась на известный Кипр. И речь фактически идёт о репатриации наших же капиталов. Но есть и прямые западные инвестиции. И их судьба также может быть поставлена под вопрос.

Пока остаётся только гадать, какие рекомендации (из разряда «предложение, от которого трудно отказаться») получат штатовские финансисты. Будут ли в том ожидаемом документе чёткие запреты или всё-таки некоторые вещи останутся на усмотрение самих инвесторов? Должны ли они будут срочно выйти из наших бумаг, или запрет будет распространяться на будущие эмиссии?

И что можно ожидать европейцам, которые также остаются держателями наших евробондов? Распространят ли в своём стиле янки и на них санкции в случае их отказа уйти с нашего финансового рынка?

Наконец, есть вопрос вопросов. Это о судьбе наших ста с гаком миллиардов, вложенных в американские трежерис. Учитывая, что за последнее время мы не только прекратили выходить из них, но наоборот ещё и прикупили. А ведь о риске их волюнтаристской заморозки американцами разговоры идут давно, приобретая характер дежурной страшилки.

Пока же, видимо, в форме превентивной меры, Эльвира Набиуллина допускает покупку нашего суверенного долга Центробанком. Но пока всё это в теории. Ждём подробностей новых американских козней.

Александр Шатилов, декан факультета «Социология и политология» Финансового университета при Правительстве РФ, специально для News.ru:

Фото: facebook.com/Александр Шатилов
— Я думаю, что мы рано радовались и посмеивались, когда в США появился так называемый кремлёвский список. Да, этот документ выглядел, мягко говоря, странно. Но он явно просто вершина айсберга. В разного рода секретных приложениях, без сомнения, содержится немало мер политического и экономического характера, направленных против наших элит и страны в целом. Давление будет только возрастать. И мне кажется, что апробирована эта тактика была весьма наглядно в деятельности МОК, который вне всякой логики, не оглядываясь на наши аргументы, принял максимально жёсткие решения в отношении России, продемонстрировав новую тактику давления. И если, к тому же, мы будем пассивно реагировать на такие проявления, то вдохновители антироссийской политики получат новые подтверждения эффективности подобной тактики. А их стратегическая цель — наша капитуляция по кардинальным вопросам геополитики.