17 ноября 1796 года в Санкт-Петербурге скончалась Екатерина II. Всем хорошо известны победы и достижения екатерининского времени. Но вот последние годы императрицы Екатерины II оказались скрыты от взглядов историков, писателей кинематографистов. Считается, что тогда ничего особенного не происходило, а правительница почивала на лаврах предыдущих лет, наполненных войнами и победами. Но так ли это? Попробуем разобраться.

Внезапный удар

В ноябре 1796 года уже немолодая императрица Екатерина II (ей было 67 лет) проявляла сильное беспокойство. Два события взволновали правительницу России. Во-первых, расстроившийся династический брак между ее внучкой принцессой Александрой и молодым королем Швеции Густавом IV Адольфом. Императрица возлагала в связи с этим браком большие надежды на мир между двумя странами.

Во-вторых, замедлился темп военной операции против Персии. У Екатерины II был далеко идущий план: разгромить Персидскую державу, превратить ее в вассала России, получив выход к теплым южным морям и полный контроль над Закавказьем. Для командования Каспийским корпусом был отправлен Валериан Зубов, молодой, подающий большие надежды полководец. Екатерина настаивала на том, чтобы побыстрее закончить захват Азербайджана и вторгнуться в Персию. Две тяжелые думы тяготили усталую императрицу.

Вечером 15 ноября 1796 года во время ужина в Зимнем дворце лейб-медик Джон Роджерсон обратил внимание на характерные признаки надвигающегося удара и предложил немедленно сделать императрице Екатерине II кровопускание, чтобы снизить давление. Но всегда скептически относившаяся к медицине Екатерина II категорически отказалась.

Ранним утром 16 ноября императрица, как обычно, выпила очень крепкий кофе (который, возможно, и послужил катализатором удара) и отправилась переодеться для прогулки. Она не выходила из комнаты более получаса, после чего была обнаружена слугами лежащей на полу без чувств. Первым в покои прибыл Роджерсон. Он осмотрел Екатерину II и констатировал тяжелую форму инсульта. Надежды не было.

Зимний дворецФото: wikipedia.orgЗимний дворец

Последний фаворит императрицы граф Платон Зубов приказал немедленно известить наследника — великого князя Павла Петровича, находившегося в Гатчине. Павел в эти дни жил в ожидании ареста или ссылки, ведь Екатерина II задумала передать власть не сыну, а внуку — Александру I. Говорили, что манифест, объявляющий новый порядок наследования, уже готов, но огласить его императрица не успела.

Узнав, что опасность миновала, Павел бросился в столицу, чтобы защитить свои права. В это время Екатерина II лежала в своей спальне. Сознание к императрице так и не вернулось. В 09:15 17 ноября 1796 года повелительница самой большой империи мира скончалась.

К этому времени манифест о наследовании уже был уничтожен то ли секретарем Екатерины II Александром Безбородко, то ли самим Павлом, и всей России было объявлено о восшествии на престол нового императора Павла I. Эпоха Екатерины II завершилась.

Павел организовал торжественное погребение тела свой матери в Петропавловском соборе. Церемония поразила современников. Был эскгумирован прах императора Петра III, лишенного власти во время дворцового переворота 1762 года и похороненного без почестей в Александро-Невской лавре. Кости Петра III были возложены на катафалк, увенчаны короной и провезены по Санкт-Петербургу в торжественной процессии.

Екатерина II наша последнее упокоение вместе с останками мужа, убитого по ее приказу. Павел I распорядился, чтобы на могильных плитах супругов стояла одна и та же дата погребения (18 декабря 1796 года), от чего возникало впечатление, что Петр III и Екатерина II прожили вместе долгие годы и умерли в один день. Павел очень любил такие символические жесты. Неслучайно он поручил убийцам Петра III идти за его гробом, чтобы показать всем: никакие преступления не будут забыты.

Поляки просят о помощи

Последние годы жизни Екатерина II посвятила решению самых важных проблем своего царствования. Прежде всего требовалось решить судьбу Польши, раздел которой был запланирован еще великим государственным деятелем России князем Потемкиным-Таврическим. Первый раздел 1772 года доставил России земли Белоруссии и Ливонии, Пруссия получила коридор, связывающий Восточную Пруссию и Бранденбург, Австрия — Галицию, на которую претендовало еще средневековое Венгерское королевство. Но даже сократившаяся в размерах Польша все еще оставалась многонациональной страной, служившей источником нестабильности, где попирались права православного населения.

В 1791 году польский король Станислав Август Понятовский принял конституцию, которая укрепляла королевскую власть, урезала права шляхты, отменяло вето, которым наделялся любой депутат сейма. Польша сделала шаг к созданию централизованного государства. Это вызвало серьезное недовольство консервативной части шляхты и магнатов, часть которых отказалась присягать основному закону страны.

Станислав Август ПонятовскийФото: wikipedia.orgСтанислав Август Понятовский

14 мая 1792 года в городке Торговице оппозиция объявила о создании конфедерации — легального союза, направленного против власти короля (польские обычаи разрешали это). Конфедераты обратились к Екатерине II с просьбой о защите древних вольностей шляхты. Из Петербурга пришло согласие.

18 мая русский посол в Варшаве Яков Булгаков вручил королю большую ноту, занимавшую двенадцать страниц, в которой обращалось внимание на нарушения закона при проведении сейма, принимавшего конституцию, что автоматически делало ее незаконным актом. Очень серьезным обвинением в адрес правительства Польши звучали слова о тайных переговорах, которые посланники сейма вели с Османской империей во время недавней русско-турецкой войны. В ответ Российская империя присоединялась к Тарговицкой конфедерации и отправляла ей на помощь свои воска. В этот же день армия генерал-аншефа Михаила Каховского перешла границу Польши.

Конфедераты объявили об отмене конституции и всех решений сейма. Русские войска быстро двигались к Варшаве. Попытки польских властей организовать сопротивление были неудачны. Польская армия терпела поражение за поражением и бежала.

Король Станислав Август понял, что поражение неизбежно, и мгновенно поменял свою политическую позицию. Он объявил, что был обманут заговорщиками, которые вынудили его поддержать конституцию. На самом же деле король всей душой поддерживает свободу и законность, а следовательно, присоединяется к Тарговицкой конфедерации.

Король отправил приказы войскам не сражаться с русскими и поддержать конфедератов. После этого поражение «партии реформ» состоялось в течение нескольких недель.

Разделы Польши

Польша оказалась в руках русских. Но Екатерина совершенно не хотела забирать ее всю. Императрица отлично понимала, что вхождение в состав России многочисленного и совсем недружественного народа не принесет ничего хорошего. Поэтому было принято решение договориться с Пруссией, которая давно с завистью смотрела на западные провинции Польши — Данциг, Торунь, Познань. Пруссия в то время находилась в военном союзе с Польшей, но помогать антирусской группировке у власти отказалась, вместо этого предложив Санкт-Петербургу совершить новый раздел. Екатерина II сочла, что покупка лояльности Пруссии ценой польских земель — это стоящая цена, и согласилась.

23 января 1793 года Россия и Пруссия подписали конвенцию о втором разделе Польши. От уже находившейся у власти Тарговицкой конфедерации потребовали утвердить это решение. Полностью зависимые от русских и пруссаков поляки покорно согласились. Русский историк Сергей Соловьев так описывал это собрание, состоявшееся в Гродно:

Последовало знаменитое «немое» заседание, когда депутаты думали, что могут «отмолчать» свои земли. [Граф Яков] Сиверс, [русский посол в Польше, председательствовавший на заседании сейма], велел объявить, что он не выпустит депутатов из залы, пока не заговорят, не выпустит и короля. Пробила полночь — молчание; пробило три часа утра — молчание. Наконец раздался голос Анквича, депутата краковского. Он сказал, что молчание есть знак согласия. Сеймовый маршал Белинский обрадовался и три раза повторил вопрос: уполномочивает ли сейм комиссию на безусловное подписание договора с Пруссией? Глубокое молчание. Тогда Белинский объявил, что решение состоялось единогласное.

Гравюра «Екатерина II, Фридрих II и австрийские министры Марии-Терезии делят Польшу»Фото: wikipedia.orgГравюра «Екатерина II, Фридрих II и австрийские министры Марии-Терезии делят Польшу»

В 1794 году поляки восстали, требуя вернуть утраченные во время разделов земли. Это означало войну с Россией, Пруссией и Австрией. Конечно, такая война была быстро проиграна и три великие державы в последний раз разделили Польшу, после чего это государство прекратило свое существование. Екатерина II отказалась принять титул «королевы Польши», заявив, что не забрала ни пяди польской земли, а лишь вернула старинные владения Древней Руси, утраченные после начала золотоордынского ига.

Старые проблемы: турки и шведы

Из больших внешнеполитических задач России оставался нерешенным «греческий проект» — дело всей жизни князя Григория Потемкина. Предполагалось, что Россия в союзе с Австрией сокрушит Османскую империю, завладеет Константинополем и Грецией, после чего восстановит Византийскую империю, правителем которой станет юный внук Екатерины II — принц Константин Павлович.

Однако верный союзник России австрийский император Иосиф II скончался в 1790 году от внезапного обострения туберкулеза. Отношения с венским двором при его преемниках Леопольде II и Франце II заметно охладели. Также усиления России очень опасались Великобритания и Пруссия, которые в 1788 году вступили в союз (к нему присоединилась еще и Голландия), направленный против России и Австрии.

Екатерина II не решилась на большую войну сразу с несколькими великими державами и свернула «греческий проект». Она до конца жизни воспринимала это как крупнейшую свою неудачу и завещала своим наследникам сделать все, чтобы водрузить крест на Святую Софию.

Большие проблемы создавала Швеция. Эта держава, весь XVIII век стремившаяся к реваншу за Полтаву и проигранную Северную войну, в 1788 году объявила России войну, пользуясь моментом, когда русская армия и флот были отвлечены боевыми действиями против Турции. Французский посол в Санкт-Петербурге граф Луи-Филипп Сегюр тогда писал:

В столице было смутно и тревожно. Готовились, снаряжали войско и учили новобранцев из слуг и ремесленников, молодых и старых. Скоро пришла весть, что король подошел к Нейшлоту и обстреливает форт и что армия его идет на Фридрихсгем, который не может быть защищен против серьезного нападения. Тогда разнесся слух, что во дворце тревога, что там укладывают все — серебро, драгоценности, бриллианты, бумаги из кабинета, что везде подготовлены лошади и что государыня, испуганная и без средств защиты, уедет ночью в Москву.

К счастью, военные действия на суше ограничились Финляндией, а на море они были очень удачны — русский флот выиграл бои под Гогландом, Роченсальмом, Выборгом (хотя и проиграли второе сражение при Роченсальме).

Итогом стал «белый мир», подписанный в 1791 году. На короля Густава III война подействовала отрезвляюще, и он из сторонника войны стал приверженцем дружбы с Россией. Новый король Густав IV Адольф даже должен был вступить в брак с русской принцессой (с этого мы начали наш рассказ), дело дошло до подписания брачного контракта, но шведы отказались сохранить православное вероисповедание Александры Павловны, так что свадьба была отложена на неопределенный срок.

Екатерина II дает законы Тавриде. 1791 годФото: wikipedia.orgЕкатерина II дает законы Тавриде. 1791 год

Французская революция

Наконец последний источник беспокойства Екатерины II в 1790-х годах — это европейская безопасность и события, связанные с революцией во Франции. С одной стороны, императрица Екатерина II, публично называя себя «роялисткой и по званию, и по долгу», осуждала Французскую революцию как демонстративное попрание законов. С другой стороны, русской правительнице совсем не нравились попытки Австрии и Пруссии оказывать давление на Париж, что не менее явно противоречило идее государственного суверенитета.

В сентябре 1791 года в Санкт-Петербург прибыл граф Валентин Эстергази — посланник принцев Конде и д`Артуа, бежавших от революции за границу. Ему было поручено несколько задач: получить финансовую помощь для роялистской эмиграции, убедить Екатерину II оказать давление на Австрию и Пруссию, чтобы те как можно скорее военной силой свергли революционное правительство, а также присоединиться к военным действиям против революционеров.

Императрица денег дала, благо это не вело ни к каким обязательствам, а также выставляло Екатерину II с самой лучшей стороны. А вот от военной помощи и взаимодействия с бряцающими оружием Пруссией и Австрией императрица мягко уклонилась. Она в личной беседе сказала Эстергази, что, хотя полностью поддерживает восстановление во Франции законной власти, сделать это должны сами французы, без вмешательства иностранных держав, войско в Европу она посылать не станет.

Так Россия приобрела международный авторитет, получила репутацию миролюбивой державы (что было очень важно после нескольких десятилетий наступательных войн), сберегла казну и жизни своих солдат.

В это же самое время русские агенты в Париже пытаются помочь королю Людовику XVIII бежать из охваченного беспорядками революционного Парижа. Он с женой и детьми пытается покинуть город в карете с документами на имя русской подданной баронессы Корф. Но план провалился, и Людовика поймали в городе Варенне, а затем вернули в Париж, где заставили подписать конституцию.

В ответ на это Пруссия и Австрия начали военные действия против Франции, открывая продолжавшиеся 22 года войны с революционной, а затем наполеоновской Францией. Россия вмешается в них только при императоре Павле I.

Итоги правления

К концу правления Екатерины II Россия получила окончательное признание в качестве великой мировой державы. Границы Российской империи значительно расширились на западе и юге. Население России выросло с 23 млн до 37 млн человек. Экспорт вырос в три раза — с 13 млн до 39 млн рублей. Количество заводов и мануфактур увеличилось в два раза (их стало более 1200). Доходы государства выросли с 16 млн до 69 млн рублей. Русская императорская армия одержала множество побед, подтвердив свою старую славу, и оказалась первой по численности в Европе (более 300 тыс. штыков).

Большая императорская корона. Мастер И. Позье. Выполнена для коронации Екатерины IIФото: Борис Приходько/РИА НовостиБольшая императорская корона. Мастер И. Позье. Выполнена для коронации Екатерины II

Екатерина II со свойственным ей чувством юмора спрашивала графа Сегюра:

Как вам нравится мое маленькое хозяйство (Российская империя. — NEWS.ru) Не правда ли, оно понемножку устраивается и увеличивается. У меня немного денег, но, кажется, они употреблены с пользою?

Конечно, не все было идеально — финансы государства были расстроены огромными расходами на войны, крестьянство, хотя и жило богаче, чем 30 лет назад, страдало от крепостного гнета. Но все же итоги правления императрицы ясно говорили, что она не зря вошла в историю под именем Екатерина Великая.