Поправки в строительный кодекс, принятые Госдумой в третьем чтении, могут повредить не только окружающей среде, но и археологическим памятникам. Эксперты отмечают, что строительство на территории объектов, защищаемых государством, будет сильно упрощено. Изменения касаются и археологических объектов, и памятников культуры. NEWS.ru разбирался, какова угроза культурному наследию страны.

Законопроект о внесении изменений в градостроительный кодекс и ряд других законодательных актов существенно упрощает строительство на землях ряда категорий. Если Совфед одобрит новые нормы, решать, имеются ли на территории стройки такие объекты и надо ли проводить историко-культурную экспертизу, будет правительство.

Эксперты видят в этом серьёзную угрозу. По словам координатора общественного движения «Архнадзор» Игоря Шихова, изменения, которые вводит законопроект, рамочные. То есть сами по себе в градостроительном кодексе они ничего не меняют, но дают дополнительные полномочия правительству и меняют условия для застройщиков.

Сейчас любые земляные работы — а строительство почти всегда связано с земляными работами — должны предварительно проходить археологическую экспертизу, — рассказывает Шихов

По его словам, это либо экспертиза самого участка непосредственно, археологические разведки на предмет отсутствия там памятников археологии, либо, если участок уже на территории какого-то известного археологического объекта, в документации должен быть разработан раздел по обеспечению сохранности этого культурного слоя.

Нужно разъяснить, какие работы наносят, а какие не наносят влияние на культурный слой и, соответственно, какие меры должны быть в случае обнаружения каких-либо археологических предметов или объектов непосредственно в котловане. И речь идёт о том, чтобы в каких-то случаях сделать вот эту археологическую предварительную экспертизу необязательной, — объясняет Шихов.

Ящик Пандоры: памятники истории могут оказаться под угрозойФото: Сергей Булкин/NEWS.ru

По его мнению, это может привести к очень печальным последствиям. В пример эксперт приводит историю Щербинского городища, уничтоженного в прошлом году. Шихов говорит, что это был образцовый памятник археологии, который был частично уже изучен, но ещё большая его территория оставалась неизученной, не раскопанной. Застройщик, по его словам, не знал, что на территории находится ценный с научной точки зрения объект.

Ради строительства какого-то строительного рынка половина городища была просто срезана бульдозерами. То есть весь культурный слой, все, какие могли там быть, предметы — всё это было уничтожено, — говорит эксперт. — И если экспертизы станут необязательными, то подобные случаи будут иметь просто массовый характер, все застройщики смогут совершенно спокойно заняться уничтожением археологии. Работы будут начинаться даже без обращения в орган охраны, без каких-то проверок элементарных, есть там вообще что-то или нет.

Историк культуры Дмитрий Лисицын считает, что нововведение — это «фактически расшатывание государственной системы охраны памятников». По его словам, логика этого решения состроит в поглощении историко-культурной экспертизы общестроительной экспертизой при работах на памятнике.

Памятники истории и культуры — это не обычные здания, они требуют особого подхода и, соответственно, особой экспертизы при проведении там строительных работ, — объясняет Лисицын.

Эту экспертизу, продолжает он, проводят специализированные люди, имеющие аккредитацию, встроенные в систему охраны культурного наследия. Уполномоченный орган охраны культурного наследия может, например, не согласиться с экспертизой, если в чём-то считает её неподобающей.

И при введении этого закона может так случиться, что у государственных органов охраны памятников просто исчезнет голос и все решения о строительстве на памятниках будут приниматься централизованным образом, с непонятными принципами проведения общестроительной экспертизы. Потому что она вообще не очень ясно, как учитывает интересы памятников. Это приведёт к бесконтрольной ситуации с работами на памятниках культурного наследия, — считает эксперт.

Природный историко-архитектурный и рекреационный комплекс «Усадьба Воронцово» или «Воронцовский парк» — памятник садово-паркового искусства конца XVIII — начала XIX векаФото: Мобильный репортер/АГН «Москва»Природный историко-архитектурный и рекреационный комплекс «Усадьба Воронцово» или «Воронцовский парк» — памятник садово-паркового искусства конца XVIII — начала XIX века

По словам Лисицына, возможности государственной системы охраны памятников сегодня и так невелики и внедрение подобных норм может привести к бесконтрольному производству новоделов. Риск утраты физической сохранности памятников, говорит эксперт, значительно возрастёт.

Этот законопроект — ящик Пандоры, из которого ничего хорошего вылететь не может, который несёт очень существенный риск нашему культурному наследию именно в этот трудный период. Это всё подавалось в рамках неких антисанкционных мер. Но уж не знаю, каким образом санкции касаются нашего культурного наследия, — говорит Лисицын.

Координатор общественного движения «Архнадзор» Екатерина Ванеева считает, что вслед за принятием закона за ним должны последовать дополнительные нормативные акты, которые будут разъяснять дальнейший порядок, и они должны быть согласованы с Министерством культуры. Но этот порядок, продолжает эксперт, пока ещё не известен, поэтому «мы фактически погружаемся в пучину этой неизвестности и не знаем, что будет».

Фактически если трактовать именно в том виде, в котором мы сейчас видим этот пункт законопроекта, то это действительно абсолютная катастрофа для культурного археологического наследия. Потому что правительство будет продавливать Минстроем все эти требования. Министерство культуры может не отстоять какие-то моменты, и мы можем потерять археологическое наследие довольно существенно. В год, который является годом культурного наследия, мы принимаем такие решения, которые могут стать непоправимыми, — считает Ванеева.

Особняк Ф. О. Шехтеля с флигелем-мастерскойФото: Мобильный репортер/АГН «Москва»Особняк Ф. О. Шехтеля с флигелем-мастерской

По её словам, очень важно, чтобы сейчас было выстроено правильное взаимодействие между министерствами, то есть чтобы в дальнейшем были выпущены разъясняющие, дополняющие нормативные законодательные акты, которые будут регулировать то, как правительство будет принимать эти решения.

По сути, то, что мы сейчас видим, — это огромная проблема для археологического наследия. Посмотрите, например, на трассу «Таврида». Когда её строили, обнаружили курган. Если бы там не было шурфов, если бы не производили эту археологическую историко-культурную экспертизу, археологическую разведку, то можно было бы всё это потерять, что было обнаружено, — приводит пример Ванеева.

По словам эксперта, работа по определению дальнейшего механизма действий, разработке дополнительных подзаконных актов ведётся. Для этого создана рабочая группа в Госдуме, в которую входит Минкульт, депутаты из думского комитета по культуре и общественность, в том числе «Архнадзор». Однако у специалистов возникают опасения по поводу того, что их доводы будут приняты во внимание.

Ранее законопроект о внесении изменений в градостроительный кодекс уже подвергался критике, в том числе и рядом депутатов Госдумы. На этом фоне ряд наиболее осуждаемых положений, в первую очередь затрагивавших строительство в особо охраняемых природных территориях, из документа убрали.