По данным агентства ООН по делам беженцев, более 6,3 млн человек покинули Украину, а более 7 млн стали внутренне перемещенными лицами. Военная операция привела к крупнейшему за последние 70 лет миграционному кризису в Европе. По числу принятых беженцев Россия на третьем месте после Польши и Румынии. К 19 мая в РФ был зарегистрирован 887 651 украинец, бежавший от боевых действий.

Первые беженцы прибыли в Россию в конце февраля, когда началась эвакуация населения Донецкой и Луганской республик. Для работы с потоком беженцев в восьми российских регионах был введен режим чрезвычайной ситуации. В основном это оказались южные области: Ростовская, Тамбовская, Белгородская и другие. Но по мере увеличения потока прибывающих число регионов, открывших свои двери для беженцев, возрастает. 30 регионов согласились открыть у себя пункты помощи беженцам.

Беженцев расселяют в пунктах временного размещения (ПВР). Их открывают в детских оздоровительных лагерях, санаториях и на туристических базах. Например, в Подмосковье таких центров семь, в них живут около 1400 беженцев. В самой Москве ПВР нет, но беженцы есть, и их достаточно много.

Помощь беженцам от столицы до окраин

Как и в другие российские города, в Москву с территории Украины, ДНР и ЛНР в первую очередь уезжают те, у кого здесь есть родственники, друзья или знакомые. Есть и такие, кто сел на первый попавшийся автобус. Для оказавшихся в столице городские власти развернули центры гуманитарной помощи на базе 11 коворкинг-центров НКО. В них люди могут получить одежду, продукты первой необходимости и детское питание. В коворкинг-центры за неделю обращается около 900 семей.

С беженцами работают многие благотворительные организации. Так, поисково-спасательный отряд «ЛизаАлерт» помогает людям найти своих родственников, которые потерялись во время эвакуации. Правда, по словам волонтеров отряда, пока таких заявок не очень много.

Нашивка на форме волонтера поисково-спасательного отряда «ЛизаАлерт»Фото: Екатерина Лызлова/РИА НовостиНашивка на форме волонтера поисково-спасательного отряда «ЛизаАлерт»

Фонд «Доктор Лиза» помогает тяжелобольным детям, которых можно эвакуировать с территории Луганской и Донецкой республик. Комитет «Гражданское содействие» (признан Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента), в прежнее время работавший с мигрантами, сегодня оказывает юридическую помощь для беженцев, проводит консультации по получению убежища и медицинской помощи. С первых дней военной операции гуманитарную помощь для переселенцев собирают волонтеры российского Красного Креста. В регионах они встречают и сопровождают прибывающих беженцев, оказывают им психосоциальную поддержку и консультируют по миграционному законодательству.

В работу с беженцами включились и кризисные центры для женщин. Например, сеть взаимопомощи «ТыНеОдна» оказывает психологическую поддержку людям, испытывающим стрессовые и травмирующие ситуации в связи с военной операцией. А кризисный центр «Дом для мамы» собирает гуманитарную помощь для мам с детьми и отправляет её в Ростовскую область.

Несмотря на то что последствия военной операции в Москве почти не видны — не введено ЧП, нет мобилизации и даже агитация на улицах практически незаметна, — столица глубоко интегрирована в сеть гуманитарной помощи беженцам. Происходит это во многом благодаря частным усилиям москвичей, ставших волонтерами, благотворительным НКО и церковным центрам помощи. На последних приходится самое большое количество обращений. По словам Нины Миловидовой, координатора церковного штаба помощи беженцам, с начала марта только по Москве к ним обратилась уже 4631 семья.

Люди приходят за гуманитарной помощью, выдаем средства гигиены, питание, канцелярские принадлежности, — рассказывает NEWS.ru Миловидова. — Мы одеваем людей здесь, в штабе постоянно дежурят психологи, дежурят батюшки, которые также оказывают духовную поддержку людям в горе, есть юристы-волонтеры, которые объясняют людям, куда нужно обратиться, если утеряны документы или нужно получить документы для временного убежища.

К слову, в подмосковных ПВР документы для беженцев с недавнего времени делать перестали. По словам Миловидовой, сейчас им предоставляют только койко-место и питание.

Пункт временного размещения эвакуированных гражданФото: Артём Соболев/NEWS.ruПункт временного размещения эвакуированных граждан

Волонтеры Церковного штаба помогают беженцам оформить документы на временное убежище и получение пособий. Многие из прибывших в Россию лишились не только крыши над головой, но и всех своих сбережений. Рассчитывать людям приходится только на единовременную компенсацию беженцам в 10 тысяч рублей, которую обязались выплатить российские власти, да на пожертвования неравнодушных россиян.

Психологическая помощь

Помимо юридической и материальной помощи почти всем прибывшим из зоны боевых действий требуется психологическая поддержка и реабилитация. Тяжелее всего, конечно, в этом случае приходится старикам, детям и людям, ранее имевшим психологические трудности. Но психологи-волонтеры, которые находятся практически при каждом центре помощи, работают со всеми категориями беженцев. Кто-то звонит в центры по телефонам горячих линий, кто-то обращается к психологам, когда приходит для консультации или получения гуманитарной помощи.

Людям нужно дать информацию, что когда у них проявляются симптомы панических атак — это временно, они не сошли с ума, — объясняет Елена Андреева, психолог Церковного штаба адресной помощи беженцам. — Мы пытаемся налаживать и работу в семьях, чтобы люди могли начать говорить друг с другом, как они переживают этот опыт, чтобы облегчить им процесс восстановления. Раньше тоже были войны, а психологов не было. И люди как-то сами справлялись с этим. Сегодня мы только можем им облегчить этот процесс.

Подростки и дети переживают травматический опыт сложнее, чем взрослые. Те, кто поменьше, замыкаются в себя, кто-то перестает говорить. У тех, кто постарше, как рассказывают психологи, нередко возникают нервные тики и различные психосоматические нарушения. С подростками много времени и сил уходит на адаптацию к непривычным условиям.

Но первоочередная задача — помочь взрослым: если взрослые придут в себя, то и дети рядом с ними начнут успокаиваться. Пока мама сама еще волнуется, у нее нет сил, то маленьким ребенком заниматься невозможно, а он начинает манипулировать, перетягивать одеяло на себя, с ним тоже нужно договариваться, — рассказывает Андреева.

Пункт временного размещения эвакуированных гражданФото: Артём Соболев/NEWS.ruПункт временного размещения эвакуированных граждан

Одним из самых удивительных фактов, по словам Елены, который сделала очевидным военная операция на Украине, стало то, что несмотря на критические условия, в которых находились люди под обстрелами в Мариуполе и других населенных пунктах Украины, они всегда были готовы помогать друг другу.

Знаете, насколько одинаковые истории тех, кто сидел в подвалах, — они все друг другу помогали; до сих пор все, кто выехал, общаются между собой, они поддерживают друг друга, как-то объединяются, и это тоже очень важно, — заключает Елена.

Самое страшное впечатление — одинокие старики

Когда узнала, что дети в России, решила тоже уезжать, вышла пораньше, взяла палочку, сумку свою на тележку поставила и пошла; идти далеко было, у меня ноги болели, потом военные до эвакуационного пункта подвезли, — рассказывает историю своей эвакуации Галина Дмитриевна из Мариуполя. Сейчас она находится в ПВР в Суздале.

Уезжать из родного города женщина решилась не сразу. Больные ноги и привычка к месту долго держали Галину, как и сотни тысяч других людей, в подвалах разрушенного города.

Потом приехали в Таганрог, там нас накормили, кофе, бутерброды, мы искупались и стали ждать поезд на Владимир, нас собрали девять вагонов, — вспоминает женщина первые часы в России, — кормили в поезде хорошо, постельное дали, всё бесплатно.

Несмотря на пережитый стресс и возникшие теперь трудности с документами, Галина сохраняет бодрость духа и надеется остаться в России. Но, как рассказывают волонтеры и другие беженцы, это скорее исключение. Большинство пожилых людей во время эвакуации сталкиваются с проблемами, теряются и пребывают в постоянной тревоге.

Эвакуированные украинские беженцыФото: Артём Соболев/NEWS.ruЭвакуированные украинские беженцы

Юлия Афонасьевская — волонтер Церковного штаба помощи беженцам. Сама Юлия тоже беженка. В марте она вместе с семилетней дочерью бежала из Северодонецка.

У меня перед глазами всё время стоят двое пенсионеров 1944 года рождения, — рассказывает Юлия. — Их вывезли военные из Донецкой области. Они сидели здесь, у нас в центре, так тихо, у них не было ни копейки денег. Мы в штабе им собрали кто что мог, я вытащила свои последние 500 рублей хотя бы на лекарства. Молодым проще, мы можем начать свою жизнь сначала, но эти люди, которые в очередной раз на своем веку проходят ад, им тяжелее всех.

О том, что старики самая уязвимая категория беженцев, говорят и другие волонтеры, и руководители центров помощи. В Церковный штаб обратилось же более 40 стариков. Многие из них, по словам Миловидовой, хотят вернуться на Родину, скучают по своим домам, огородам, соседям, да и просто тоскуют, вспоминая прежнюю, мирную жизнь. Но возвращаться большинству из них больше некуда.