В канун чисто российского праздника — старого Нового года — наши биатлонисты сделали болельщикам подарок несказанной щедрости и впервые с декабря 2006 года выиграли обе эстафеты: и мужскую, и женскую. На фоне неудач и скандалов последних лет произошедшее уже окрестили чудом. Со времен предыдущего такого триумфа прошла, по меркам спорта, целая вечность, а потому большинство нынешних болельщиков его просто не помнит. Вдумайтесь, президентом Союза биатлонистов России (СБР) тогда был Александр Тихонов, который в последние десять лет находится в оппозиции к любому руководству. Главным тренером сборной работал Валерий Польховский, с которым у него давний конфликт, а из всего нынешнего штаба сборной тогда работал только один человек — женский наставник Николай Загурский. Тогдашние почти дебютантки команды Наталья Гусева, Ирина Мальгина и Ольга Анисимова уже давно закончили со спортом.


Кстати, тут напрашиваются параллели с нынешней женской обновленной сборной. Для Евгении Павловой это дебютный сезон в основном составе, для Маргариты Васильевой — первая эстафета на Кубке мира, а для Ларисы Куклиной вообще первая гонка на таком уровне, с которой она не просто справилась, а поразила всех пулеметной стрельбой. Результат все видели — два финиша с российским флагом, которые заставили грустно улыбнуться и Фуркада, и Самуэльссона, и всех российских критиков. Так что же подвигло на это чудо и когда ждать продолжения? 

Лариса КуклинаЛариса КуклинаДенис Костюченко/РИА Новости

Российский парадокс: больше денег — меньше медалей

Как ни странно, это работает. В нынешнем сезоне Союз биатлонистов России собирал бюджет по принципу «с миру по нитке — нищему рубаха». Многие спонсоры подписали соглашения уже перед новым годом, а без их поддержки сейчас было бы совсем туго. В целях оптимизации руководство значительно сократило штат сотрудников, а члены правления СБР (к слову, люди достаточно обеспеченные) благородно отказались от своих зарплат. Если проводить параллели с декабрем 2006-го, то тогда с деньгами тоже было не всё гладко. Спортсмены не согласились с уходом прикормившего их спонсора и устроили тогдашнему руководству бойкот. В итоге они весь сезон пробегали с заклеенными шевронами нового спонсора, не получали за это денег от федерации, но побеждали.

Когда на эти дела посмотрел Михаил Прохоров, то решил: «Раз уж в таких условиях наши выигрывают по две золотых медали, то при мне будут выигрывать по четыре». Команда в течении шести лет была не только обеспечена всем необходимым, но и укомплектована сверх того. Состав российской делегации на отдельных соревнованиях доходил до 67 человек, вокруг спортсменов крутились шустрые девушки тим-менеджеры, а сами они не отвлекались ни на какие бытовые проблемы. Да и коммуникация, по словам тогдашнего исполнительного директора Сергея Кущенко, улучшалась «в разы» день ото дня. Побеждай — не хочу. И все было хорошо в то время, кроме результата.

Просто в парадоксальном мире русского биатлона западные бизнес-лекала не работают. Сытый и обеспеченный спортсмен доволен уже попаданием в сборную, лишенный полномочий диктатора тренер думает не о дисциплине в команде, а о том, чтобы удержаться на хлебном месте и угодить представителям сильных регионов, а масса менеджеров и обслуги порой дублируют функции друг друга, создавая неразбериху. Сейчас каждый в команде занимается своим делом, лишних людей нет, а потому и пришел результат. 

Евгений ГараничевЕвгений ГараничевHMBxMedia/xHeikoxBecker/Global Look Press

Когда несчастье помогает

Бывают такие дни, как в старом еврейском анекдоте: у всех суббота, а у меня четверг. Оберхоф — самый экстремальный из этапов Кубка мира по биатлону. Здесь почти всегда царит непогода: порывистый ветер, туман, снег как из ведра, а потому состязания всегда имеют элемент лотереи. В этот раз рулетка была к нам благосклонна. Чем хуже погодные условия, тем россиянам легче их преодолевать, а потому ключом к победе стало отсутствие штрафных кругов и минимум дополнительных патронов. Во-вторых, разбитые спуски стали адским вертепом для спортсменов всех команд, кроме россиян.

Обычно наших биатлонистов ругали за неумение проходить спуски, но в этот день у нас упала только Маргарита Васильева, да и то не по своей вине и, как оказалось, во благо. С траектории ее сбила упавшая перед ней немка Франци Хильдебранд. В итоге на рубеж они пришли позже соперниц и легли на установки ближе к центру, где ветер немного затих. Пока лидеры перезаряжали оружие и мотали штрафные круги, их место заняли упавшие немка и россиянка.

Еще одним невезением в нашу пользу стала болезнь Ирины Старых. На праздники лидер нашей сборной поехала домой к детям и приболела. Первые гонки на фоне недомогания и еще перенесённой температуры она провела неважно. Пришлось вместо проверенного и самого надежного эстафетного бойца ставить необстрелянную дебютантку Ларису Куклину. И как великолепно она справилась со своим этапом. Чувствуй себя Старых чуть получше, она могла и не повторить этот успех. 

Максим Цветков, Евгений Гараничев, Дмитрий Малышко и Александр ЛогиновМаксим Цветков, Евгений Гараничев, Дмитрий Малышко и Александр ЛогиновVolker Danzer/imago sportfotodienst/Global Look Press

Идеальное тренерское чутьё

Куклина была не единственным претендентом на вакантное эстафетное место. После успешного спринта и показанной лучшей скорости в российской команде было логично включить в состав Светлану Миронову. Дело в том, что она единственная скоростная спортсменка в команде, а чтобы претендовать на медали, россиянкам надо быстрее бежать, а тренерам рисковать. Эстафетного опыта у нее немного, а потому надо до чемпионата мира пройти обкатку. Но на то и тренерская мудрость, чтобы вовремя почувствовать, что решать в непогоду будет не ход, а стрельба.

Правильным решением было поставить на заключительный этап опытную Екатерину Юрлову-Перхт. В очной борьбе с немкой Денизе Херрман (а противостояние этих команд снова перенесло нас на 10−12 лет назад) она очень грамотно повела себя тактически. Не стала гнаться на трассе за быстроногой соперницей, а сделала акцент на быструю и точную стрельбу. На «стойке» Херрман с давлением не справилась и дрогнула, и это тоже стало делом привычным. Во все времена в женской сборной Германии находилась блондинка (будь то Катрин Апель или Мири Гесснер), которая заходила на штрафные круги, за что получала прозвище «лучшей подруги сборной России». Херрман просто стала продолжательницей этих славных традиций.

У мужчин состав было выбрать, на первый взгляд, проще, но после всех эстафетных «подвигов» Евгения Гараничева не каждый тренер бы рискнул поставить его в состав. Да и он сам отказался от предыдущей эстафеты в Хохфильцене, сославшись на плохое самочувствие. В этот раз именно Гараничев стал сильным звеном команды, обеспечившим колоссальный задел над соперниками, отыграть который не мог уже никакой Фуркад. Гараничев гроссмейстерски вел себя и на трассе, и на рубеже, где надо пропуская соперника, где надо ускоряясь, а где надо пережидая ветер.

Вывод же главный — побеждать в биатлоне мы можем, а свежая кровь нового руководства и тренерского штаба реанимировала, казалось, безнадежно больного пациента. Теперь бы не впасть в эйфорию и не стать заложниками собственных завышенных ожиданий. Ведь аппетит во время еды растет быстрее, чем строится новая команда.