Владимир Путин в очередной раз призвал региональные власти как можно быстрее расселять жителей аварийного жилья. В минувшем сентябре в России начала действовать новая программа переселения, которая затронет 50 тысяч человек. Между тем эксперты сомневаются, что с задачей удастся справиться. И проблема даже не в сложной экономической ситуации. Скорее дело в том, что массив трущоб увеличивается в стране с невиданной скоростью: возведенные многоэтажки в новых микрорайонах буквально за считаные годы превращаются в самые настоящие «зоны отчуждения». Мышление обитателей неблагополучных окраин нельзя искоренить, просто переселив их в новый дом, уверены социологи. Подробнее — в материале NEWS.ru.

«Можно вывезти россиян из трущоб, но сложно вывезти трущобы из россиян»Фото: Сергей Булкин/NEWS.ru

Новейшие трущобы

О необходимости расселять аварийное жилье Владимир Путин заявил в ходе видеоконференции с участием членов правительства и представителей региональных властей по поводу завершения реконструкции социальных объектов.

Мы постоянно тоже об этом говорим: нужно из трущоб людей выселять, как я уже обращал внимание коллег, — подчеркнул президент.

При этом «крайне чувствительными» темами глава государства назвал благоустройство дворов и ремонт коммунальных объектов в регионах. К слову, Путин уже не первый раз называет аварийное жилье трущобами, подобную оценку такому жилью он давал, в частности, в сентябре 2021 года. Тогда же президент попросил запустить новую программу расселения и добавить в нее дома, которые были признаны аварийными на январь 2021 года. В итоге программу запустили в сентябре 2022 года, как ожидается, она затронет около 50 тысяч человек, при этом расселить планируют более миллиона квадратных метров аварийной недвижимости.

Справятся ли чиновники с поставленной задачей — отдельный вопрос. Но он, как выясняется, далеко не единственный. По оценкам опрошенных NEWS.ru экспертов, российские трущобы — не только экономический вопрос. Скорее это уже социально-психологический феномен.

Первая проблема связана с аварийным жильем, состояние которого угрожает жизни и здоровью граждан. Сегодня, согласно официальным данным, около миллиона россиян живут в аварийном жилье, удельный вес ветхого и аварийного жилья в России постоянно растет с 1990 года. В ближайшее время аварийный фонд будет стремительно пополняться за счет хрущевок, введенных в эксплуатацию в 50–80-е годы прошлого века, их срок службы в принципе оценивался в 40–60 лет. Более 200 млн квадратных метров жилплощади, а по крупным городам — в среднем от 10% до 30% всего жилого фонда, в самое ближайшее время придут в негодность.

Доцент кафедры политической психологии СПбГУ кандидат психологических наук Пётр Бычков в разговоре с NEWS.ru утверждает: разрушенное жилье, помимо страшных картин, которые видят прохожие, всегда ассоциируется с высокой криминогенной обстановкой, алкогольной и наркотической зависимостью.

Трущобы уже стали своеобразным символом регионов. Пространство и окружение, в котором живет человек, имеет колоссальный эффект на его жизнь. Если мы хотим сохранить наши города, их экономическую и инвестиционную привлекательность, прежде всего необходимо удержать население. Для этого необходима качественная инфраструктура, комфортные условия среды обитания, — говорит Бычков.

Однако вторая проблема, продолжает он, социальная и связана с застройкой многоэтажных жилых кварталов без грамотной планировки территории и комфортного благоустройства. В качестве примера собеседник NEWS.ru привел район Мурино в Санкт-Петербурге:

Очень плотная и многоэтажная застройка, с огромным количеством арендуемого жилья и отсутствием базовой инфраструктуры. Людей, которые туда заезжают, прежде всего привлекает низкая стоимость жилья. Население состоит из мигрантов, которые только прибыли в Санкт-Петербург и рассматривают район как временное место для старта новой жизни. Как только у них появляются средства — переезжают в районы с более удобной локацией. Финал такой циркуляции — концентрация наименее обеспеченных слоев населения, — указал Бычков.

Примечательно, что Мурино — абсолютно новый район, но уже занимает лидирующие позиции по количеству преступлений в Ленинградской области.

Эксперт пояснил: в США также есть примеры, как относительно новые районы, предназначенные для социального переселения, в течение десяти лет превращались в героиновые гетто (например, Скид Роу — район Лос-Анджелеса).

Именно поэтому так важно не только своевременное переселение из ветхого и аварийного жилья, но и строительство инфраструктуры, рассчитанной на долгосрочную перспективу. У каждого субъекта должен быть четкий градостроительный план, где во главу угла должна ставиться не прибыль застройщиков, а формирование такого пространства для жизни, которое будет способствовать развитию человеческого потенциала, — утверждает Бычков.

Недавние исследования на эту тему также не вселяют оптимизма. Как выяснили ранее эксперты Института социально-экономических проблем народонаселения РАН, 85% россиян живут в жилье ниже среднего уровня. В частности, в исследовании отмечалось, что у тех, кто отнесен к бедным по стандартам жилищной обеспеченности, жилье не отвечает минимальным требованиям самого низкого стандарта: жилая площадь жилища составляет менее шести квадратных метров на человека, в жилье нет хотя бы одного из минимальных удобств (электроснабжение, водоснабжение, отопление, канализация). По данным института, доля населения, находящегося в состоянии жилищной бедности, то есть имеющего наиболее плохие жилищные условия, по состоянию на 2019 год превысила 30%.

«Можно вывезти россиян из трущоб, но сложно вывезти трущобы из россиян»Фото: Рамиль Ситдиков/РИА Новости

Пьют и дерутся

Реализовать масштабный проект по ликвидации отечественных трущоб сложно и по объективным причинам. Социолог Мария Филь полагает: столь масштабную задачу поддержит строительный блок в условиях, когда у людей все меньше средств на приобретение коммерческого жилья. Однако в условиях падения ВВП, сокращения доходов бюджета при новой нагрузке, связанной с проведением СВО, ключевым вопросом является поиск средств для реализации столь крупного проекта, полагает эксперт.

Она также подтверждает: проблема кроется не в старом жилье как таковом.

Трущобы, как правило, возникают на фоне общей социальной деградации отдельных территорий и районов городов, которая связана с экономическим уровнем развития. Без создания новых производств и рабочих мест, транспортной и иной инфраструктуры наличие нового жилья существующей проблемы коренным образом не решит, так как многие переселенцы будут продолжать вести привычный образ жизни, — заявила в беседе с NEWS.ru Филь.

Она напомнила, что урбанистами неоднократно говорилось о потенциальной опасности стоящих на отшибе огромных многоквартирных комплексов, которые под воздействием социальных факторов имеют тенденцию превращаться в новые трущобы.

В этой связи особое внимание должно быть уделено проектированию нового жилья, которое должно быть нацелено не только на решение тактических задач, но и учитывать стратегические факторы, — пояснила социолог.

С ней соглашается психолог Елена Волкова. По ее словам, наивно полагать, что людей, которые десятилетиями «живут в сараях с туалетом на улице», достаточно просто переселить в новостройки.

«Можно вывезти россиян из трущоб, но сложно вывезти трущобы из россиян»Фото: Михаил Воскресенский/РИА Новости

Можно вывезти россиян из трущоб, но сложно вывезти трущобы из россиян — примерно так я могла бы охарактеризовать ситуацию. Я имею в виду, что у людей за долгие годы жизни в неблагополучных условиях складывается определенный образ жизни. Простите, но многие даже помои привыкли выливать под собственное крыльцо, — рассказала она NEWS.ru.

В итоге, считает Волкова, складывается ситуация, когда обитатели трущоб переносят свои привычки на новое место жительства.

Собственно, нечто похожее, например, произошло в Ульяновске. Алексей, житель областного центра, рассказал NEWS.ru, что после того как жителей микрорайона Тути в Железнодорожном районе города начали массово переселять в новостройки в районе Университетского городка, «многие буквально схватились за головы».

Сразу вспомнился Есенин — снова пьют здесь, дерутся и плачут. Такое случилось и у нас. Нашими соседями в ряде случаев оказались не самые, мягко говоря, идеальные члены общества. Некоторые вываливали мусор на лестничные клетки, выжигали кнопки лифтов зажигалками, ломали входную дверь в подъезд, — пожаловался мужчина.

Основатель консалтингового агентства Redoo Светлана Андреева обращает внимание на то, что в 2022 году деньги по программе переселения получат самые дотационные республики Северного Кавказа — Дагестан (первое место в 2022 году в списке — за этот год размер дотаций составил более 80 млрд рублей), Чечня (четвертое место по объему полученных дотаций — 36,8 млрд рублей). Также в список на получение денег попали два региона-донора — Сахалинская область и Северная столица России — Санкт-Петербург.

Однако в списке на получение денег не упомянуты ни Якутия, которая занимает первое место в списке регионов с самой высокой долей ветхого и аварийного жилья (16,5%), ни Республика Тыва (12,5% ветхого и аварийного жилья), ни Ямало-Ненецкий автономный округ, ни Архангельская область, ни Магаданская область, ни Ханты-Мансийский автономный округ, ни Кировская область. Между тем все эти регионы входят в топ-10 по высокому количеству ветхого и аварийного жилья. Поэтому выборка представляется достаточно странной, — указала в разговоре с NEWS.ru Андреева.

Согласно информации на сайте правительства РФ, данное решение связано тем, что именно эти регионы до 1 мая 2022 года в полном объеме выполнили задачи по расселению аварийного жилья, признанного таковым до 2017 года. Теперь, благодаря софинансированию, они смогут обновить старый фонд общей площадью около 500 тысяч квадратных метров, что улучшит качество жизни более 26,5 тысячи человек.

Однако, недоумевает Андреева, не очень понятно, как быть остальным регионам, у которых наиболее остро стоит вопрос с ветхим и аварийным жильем. Получается, им не на что расселить ветхое жилье, поэтому программу по расселению они не смогут выполнить, соответственно, не смогут получить деньги на расселение. Вырваться из замкнутого круга они, похоже, не в состоянии.