27 ноября 1671 года, после трех месяцев осады, войска воеводы князя Ивана Милославского вступили в Астрахань, где до последнего держался отряд атамана Шелудяки, последнего из разинских военачальников. Шелудяка оборонял Астрахань — последний из городов, контролировавшийся мятежниками, надеясь, что с Дона придет помощь. Но казачество поддержало царскую власть. Милославский, видя храбрость восставших и их готовность умереть, предложил сдать город на условии полного прощения восставших. Люди Шелудяки сложили оружие. Так закончилось самое кровавое восстание XVII столетия: бунт Степана Разина.

Вольное казачество

К концу 1660-х годов в России было неспокойно. Страна только что пережила долгую и разорительную войну со Швецией и Польшей. Свирепствовала эпидемия чумы. Несколько лет подряд был неурожай, среди беднейшего населения начался голод. Отчаявшиеся крестьяне бежали на Дон, где вступали в казачьи ватаги, промышлявшие разбоем.

Донское казачье войско в то время было почти независимо от России. Хотя царь мог принимать на службу казачьи отряды, снабжал казаков порохом и оружием, в отношениях с Москвой существовал принцип: «С Дона выдачи нет». Это означало, что любой беглый, добравшийся до Дона, оказывался под защитой казачьих обычаев, становился вольным казаком и более не подчинялся законам русского государства.

Как быстро обнаруживали беглецы, свободная жизнь на Дону была столь же голодной, что и в родной деревне. Земля давно была разделена между зажиточными «старыми» казаками. Поэтому, чтобы найти средства к существованию, казачья голытьба собиралась вокруг лихих атаманов, которые водили ее в набеги на соседние земли, населенные мусульманами.

Это называлось «поход за зипунами», среди казаков считалось правильным и воспринималось не как банальные грабежи иноземцев, а как священная война за христианскую веру. В Москву постоянно поступали жалобы из Крыма и Персии о казачьих разбоях. Но русское правительство ничего не могло сделать, отвечая, что, мол, казаки нам не подчиняются, делают что хотят, так что если вы их сами изловите и накажете, мы никаких претензий иметь не будем.

Однако это не означало, что правительство не пыталось обуздать казачью вольницу. Наоборот, со «старшиной», богатыми и влиятельными казаками, поддерживались хорошие отношения, а поставки оружия и провианта все время пытались увязать с требованиями навести порядок на Дону. В конце концов Москва добилась того, что разместила на землях Донского войска отряды стрельцов, что позволило хоть как-то контролировать ситуацию.

Постепенно всем на Дону становилось понятно, что русские власти добьются своего и Дон станет обычной провинцией России. Зажиточные донцы готовы были смириться с потерей независимости, но беднота боялась, что вслед за этим немедленно начнется поиск беглых крепостных и возвращение их в дворянские имения. Поэтому за донскую вольность эти люди были готовы стоять до конца.

Обстановка накалялась. Для того чтобы произошел взрыв, требовался лишь популярный в народе вождь. И такой человек появился. Его звали Степан Разин.

Степан Разин. Неизвестный художникФото: wikipediaСтепан Разин. Неизвестный художник

Молодость Разина

Точная дата его рождения неизвестна. В то время простые люди редко считали свой возраст: прожил год — уже хорошо. Отец будущего атамана казак Тимофей Разя по донским меркам считался богачом. Он участвовал в нескольких походах за зипунами, которые принесли большую добычу, вел торговлю и владел землями в станице Зимовейской.

Россия тогда еще только приходила в себя после тяжелейшей Смуты и поэтому донские дела в Москве мало кого интересовали. Жить было легко, особенно если у тебя водились золотые и серебряные монеты. Эту истину маленький Степан Разин понял еще в детстве, когда его отец продолжал ходить в набеги и всякий раз привозил добычу.

Когда в 1650 году умер отец, Степану было примерно 20 лет. Он превратился в самостоятельного казака, вольного распоряжаться своей жизнью. Но Стенька (как звали его на Дону) забросил дело отца, его не интересовала ни торговля, ни труды на земле, ни накопление богатств.

Свою долю наследства отдал он братьям, а сам стал ходить в боевые походы, отличаясь редкой даже для казаков лихостью, презрением к смерти и неудержимой щедростью: всю добычу, что привозил молодой казак, он тут же прогуливал вместе со своими друзьями. Это быстро сделало Разина любимцем голытьбы.

Уже в 1652 году Степан стал атаманом. Когда в 1658 году казаки отправляли в Москву посольство войскового атамана Наума Васильева, в его свиту был избран Стенька Разин.

На службе

Посольство увенчалось успехом, казаки добились царских милостей, а Разин оказался в числе приближенных атамана Васильева. Когда тот по старости ушел на покой, новый войсковой атаман Корнила Яковлев оставил Степана при себе, тем более что Яковлев был старинным другом покойного Тимофея Рази и крестным отцом Стеньки.

Когда в 1663 году на Дон пришли вести, что крымский хан хочет поставить на Азовском море свою крепость, чтобы закрыть казакам водный путь в Крым, было решено устроить против хана большой поход. Казаки решили договориться о союзе с калмыцкими тайшами (вождями) Тайчином и Манжиком. Переговоры от имени Донского войска вели атаманы Федор Будан и Степан Разин, который хорошо знал обычаи степняков и неплохо говорил по-калмыцки и по-татарски.

Поход на Перекоп был успешен. Силы крымского хана были отвлечены и ему стало не до устройства крепости. Царь Алексей Михайлович прислал на Дон посольство, которое благодарило казаков за службу и за союз с калмыками. Разина отправили в Москву, в посольский приказ с тайным докладом о приговорах с калмыцкими тайшами.

Степан оказался в столице как раз в дни Медного бунта, когда бедный люд восстал против принудительной замены серебряной монеты на медную, что сопровождалось инфляцией и увеличением налогов. В Москве Разин не раз слышал слова симпатии, которые простой народ говорил о казачестве и казацких порядках. Это заставило его задуматься. Молодой атаман видел, что на Руси неспокойно, народ бунтует, а значит даже слабый удар, нанесенный в нужном месте и в нужное время, может обрушить государственные порядки.

Картина Эрнеста Лисснера «Медный бунт»Фото: wikipediaКартина Эрнеста Лисснера «Медный бунт»

Казнь брата

В 1665 году несколько донских полков отправились на государеву службу под Киев, где шла война с поляками. Вольные отряды не привыкли к строгим порядкам, царившим в армии. Казаки не хотели подчиняться приказам офицеров, не желали терпеть нужду от нехватки провизии и мерзнуть в холодных осенних степях.

Вспыхнул бунт, во главе которого встал Иван Разин, старший брат Степана. Он потребовал у воеводы Юрия Долгорукого отпустить казаков на зиму на Дон отдохнуть. Это было невообразимым нарушением дисциплины, поэтому князь отказал.

На следующее утро отряд Разина-старшего снялся с лагеря и дезертировал, хотя военные действия продолжались. Ивана схватили, судили и повесили в присутствии его людей и всей родни. Чтобы больше никому из казаков неповадно было оставлять боевые позиции во время войны без приказа.

Казнь произвела на Степана очень тяжелое впечатление: он задумал отомстить не только князю Долгорукому, но и всем царским властям. Поднять против них весь Вольный Дон.

Разин приехал в Донскую столицу городок Черкасск, где сидел без дела, выжидая удобного случая, который представился весной 1666 года. Тогда в верховьях дона атаман Василий Ус начал собирать голытьбу для похода на Москву с челобитной царю, в которой хотел просить взять безземельную бедноту на царскую службу.

Но немало из тех, кто пошел к Усу, кричали, что нечего просить царской милости — надо идти за зипунами, мол, поместья в Воронеже и в Туле почти не охраняются, а там дома богатые стоят, отчего ж их не пограбить.

Василий Ус

Ус прислал Разину письмо с предложением идти к нему в есаулы, но Разин выжидал и ничего не ответил атаману. Меж тем ватага Василия Уса прошла пешим маршем от Дона до Москвы, творя по дороге всякие бесчинства и грабя дворянские усадьбы. Сам атаман опередил свое войско и добрался до Москвы верхом, подав прошение царю Алексею.

В это самое время его люди жгли дворянские усадьбы. Видя полную безнаказанность казаков (войска в это время были отправлены на войну с Польшей), к ним начали массово перебегать крестьяне. Отряд Уса летом 1666 года достиг трех тысяч человек.

Наконец в столице поняли, что грозными письмами и городской стражей бунтовщиков не унять, и спешно собрали новое войско, которое отправили на подавление бунта. Ситуация в стране была очень сложной, поэтому воеводе князю Юрию Барятинскому было приказано казаков не бить, а образумить, чтобы они, видя военную силу, отправленную для обеспечения порядка, одумались, прекратили грабежи и вернулись на Дон.

Мятежникам даже было отправлено царское жалование и благодарность за службу. Василий Ус приехал к князю на переговоры, но разговор не удался. Они смертельно разругались, и атаман был схвачен. А воевода отдал приказ начинать против восставших военную операцию.

Ночью Ус сумел бежать из плена. Он успел добраться до казачьего лагеря, где рассказал, что с московским войском им не справиться, а значит, надо уходить на Дон. Отряды Барятинского дошли до границы Донской области, после чего князь потребовал выдачи вождя мятежников.

Но войсковой круг не выдал «своего». Казаки в ответ написали, что сами сурово наказали Василия Уса. Ус же на самом деле бежал из казачьих земель с небольшим отрядом самых верных ему людей.

В это самое время Разин покинул Черкасск и отправился в верховья Дона, где собрал разбитые и запуганные остатки воинства Уса. Он вернулся в Черкасск уже с собственным отрядом и заявил, что зовет всех бедняков в поход за зипунами.

Восстание Василия УсаФото: wikipediaВосстание Василия Уса

В поход на Волгу

Весной 1667 года отряд Разина, насчитывавший больше пяти сотен казаков, погрузился на струги и отплыл вверх по Дону. Он держал путь на Волгу. Выйдя к Царицыну, разинцы перекрыли главную торговую реку России и начали грабить все торговые суда без разбора. Начав с купеческих кораблей, казаки дошли до того, что захватили корабли патриарха Иосафа, что по меркам того времени было сущим непотребством.

Добыча привлекала рисковых людей, и уже к лету под началом атамана Разина было около тысячи казаков. Часть захваченных денег Степан пустил на вооружение войска. Его агенты разъехались по донским станицам, покупая у казаков ружья, сабли, порох и пули.

О Разине пошла слава как о необычайно удачливом атамане. Хотя на Дону пользовались почтением старые, опытные казаки, а Степану было всего 37 лет, это не помешало ему стать первым среди казачьей старшины. А это, как и рост числа мятежников, вызывало беспокойство правительства. Астраханский воевода князь Иван Хилков отправил на поимку разбойников 400 стрельцов и сотню солдат «иноземного строя» на стругах по Волге, а параллельно пешим ходом по берегу еще три сотни конных стрельцов и три сотни татар.

Но Разин оказался хитер — его разведка заметила стрелецкие корабли, казаки спрятались в густом лесу на берегу и неожиданно напали на караван, пользуясь скоростью и маневренностью своих стругов. Пощады пленным не было. Тех, кто заявил о готовности служить атаману, приняли в войско, а остальных просто порубили саблями или перевешали. Офицеров и чиновников убивали сразу — Разин мстил за смерть старшего брата.

Разинцы простояли на Волге до осени, грабя проходящих купцов. На зиму атаман приказал уходить на реку Яик. Там бунтовщики захватили Яицкий городок (ныне город Орал в Казахстане). В городе имелись укрепления и стояло пять сотен гарнизона. Разин подъехал к воротам и попросил у городского головы Ивана Яцына прохода в город, чтобы помолиться в церкви. Яцын ничего не слышал о бесчинствах разинцев на Волге и пустил атамана с его людьми.

Лишь оказавшись за воротами, казаки набросились на стрельцов и перебили две сотни. Оставшимся Разин предложил перейти к нему или уходить из города. Почти все стрельцы не стали нарушать слово, данное русскому царю, и покинули Яицкий городок. Разин рассвирепел — он бросился в погоню, перебив большую часть стрельцов.

На Каспийском море

Перезимовав на Яике, разинцы весной 1668 года вышли в Каспийское море. Их целью была Персия, богатства и роскошь которой давно манили казацкую голытьбу. Мятежники проявили себя хорошим воинами, они несколько раз разбили силы персидского шаха на суше и на море, захватили несколько мелких городов, но крупные центры, вроде Дербента, Шемахи, Баку, обходили стороной.

Грабили и убивали казаки безжалостно, но при этом всегда освобождали христианских пленников, которых немало содержалось в рабстве. В каждом бою Разин был в первых рядах атакующих, чем неизменно вызывал восторг всей своей разбойничьей ватаги.

К зиме Разин захватил город Фаррахабад, укрепился там и переждал холодные месяцы. Весной 1669 года он продолжил набеги на персидское побережье, чем так разозлил шаха, что тот выслал на поимку мятежников целый флот в составе 50 кораблей.

У Свиного острова близ Ленкорани состоялось сражение казаков и персов. Персы не смогли воспользоваться значительным численным превосходством, зато Разин приказал сосредоточить огонь на флагманском корабле Мамед-хана. Он загорелся, и это вызвало панику среди персидских моряков.

Вслед за этим казаки захватили и затопили почти все персидские корабли, уйти удалось лишь трем судам. По легенде (впрочем, не имеющей никаких исторических оснований), в этом бою Степан Разин захватил дочь Мамед-хана.

Понимая, что его силы несопоставимы с силами шаха, Разин приказал отступить. Да и казацкие струги уже были переполнены богатой добычей, равной которой никогда не собирали во время походов за зипунами.

Подойдя к Астрахани, Разин потребовал у воеводы князя Ивана Прозоровского пропустить его вверх по Волге на Дон, обещая отдать в казну захваченные в Персии пушки и пленных. Сил у князя было мало, и он согласился, но Разин обманул, ничего не отдал и ушел в верховья Дона, где зазимовал со своими людьми.

«Бунтовщики Разина в Астрахани», голландская гравюра 1681 года Яна Янсзона СтруйсаФото: wikipedia«Бунтовщики Разина в Астрахани», голландская гравюра 1681 года Яна Янсзона Струйса

Время мести

Весной следующего 1670 года Степан Разин решил, что время настоящей мести пришло. Он объявил о сборе войск для похода на Москву, рассылал письма по всему Дону и на Яик. Его войско уже превратилось в целую армию численностью до пяти тысяч. Разинцы повторили свой прошлый маршрут, но теперь уже не грабили купцов, а шли захватывать города.

Первым пал Царицын. Город стойко держал осаду, но разинцы смогли передать в город послания, в которых предлагали бедноте восстать, обещая за это волю и возможность грабить богачей. Горожане поднялись и ударили в спину стрельцам, открыв ворота разинскому войску. Всех пленных дворян атаман приказал утопить в Волге.

Затем Степан Разин появился у Астрахани. Против казаков отправили корабли Волжской флотилии, но Разину и тут удалось взбунтовать матросов. Корабли сдались мятежникам, командиров снова убили, а разинская ватага неожиданно подошла к Астрахани прямо по реке.

Во время ночного штурма в городе начались беспорядки, и казакам удалось легко захватить эту крупнейшую русскую крепость в низовьях Волги. Шведский офицер на русской службе Людвиг Фабрициус, попавший в плен к казакам под Астраханью, писал в своих мемуарах:

В понизовье у Астрахани объявился донской казак по имени Стенька Разин, а с ним человек 800 всякого без разбору набранного лихого люда. Они чинили на Волге великий разбой, поначалу отбирали добро лишь у частных лиц, но под конец не щадили и царского достояния; грабили и убивали все и вся, что им попадалось под руку. Таким образом эти канальи <...> сильно окрепли, стали захватывать крепости, убивать всех и грабить все, что им попадалось под руку, не щадя никого и ничего. Тиранствовали они ужасно: вешали людей за ноги или прокалывали человеку ребра и затем подвешивали его на железные крюки.

Обеспечив себе тыловую базу, Разин повел свое войско вверх по Волге, собираясь затем повернуть на Москву. Перед мятежниками ехали десятки агентов, они везли письма атамана, обращенные к простому люду. В них Разин рассказывал, что с ним идут патриарх Никон и сын царя — царевич Алексей Алексеевич, призывал убивать начальных людей, свергать поставленных царем воевод и жить по вольным казачьим обычаям.

К Разину начали массово перебегать крестьяне, против властей восстали народы Поволжья — мордва, марийцы, татары. Случалось, что восставшие сбивались в шайки и начинали грабежи и погромы, объявляя, что являются частью армии Степана Разина.

К осени 1670 года численность мятежников достигла 20 тысяч. Русские земли, через которые шли мятежники, оказались залиты кровью. Даже малейшего подозрения в сотрудничестве с властями было достаточно, чтобы подвергнуться мучительной казни.

Бой разинцев с правительственными войсками на реке Алатырь. Картина Николая СамокишаФото: wikipediaБой разинцев с правительственными войсками на реке Алатырь. Картина Николая Самокиша

Конец разинского мятежа

Для подавления восстания были собраны значительные силы, благо война с Польшей уже завершилась — 60-тысячное войско под командованием князей Юрия Долгорукова и Даниила Барятинского.

Это были отлично подготовленные ветераны войны. Значительную часть правительственной армии составляли полки «иноземного строя», заметно превосходившие казаков в выучке и боеспособности. Разин начал терпеть поражение за поражением. Барятинский снял осаду с Симбирска, Долгоруков освободил захваченные мятежниками города в верховьях Волги. В бою под Симбирском Разин был ранен, его армия полностью разгромлена и бежала.

Но атаман ушел на Дон, собираясь под защитой казачьего обычая переждать тяжелые времена, а затем набрать новое войско и возобновить войну. Однако казацкой старшине был не нужен мятежник.

Против Разина выступил даже старый друг его отца атаман Корнил Яковлев. Он собрал отряд и взял штурмом разинский лагерь в Кагальницком городке. Стенька был пленен, его отвезли в Москву, судили и 16 июня 1671 года казнили на Болотной площади при большом стечении народа. Атаманы, бывшие на службе у Разина, рассеялись с небольшими отрядами по всему Поволжью и сражались с царскими войсками до поздней осени. Последней в ноябре пала Астрахань. Самое кровавое восстание XVII века завершилось.

С. А. Кириллов. «Степан Разин» (1985-1988)Фото: wikipediaС. А. Кириллов. «Степан Разин» (1985-1988)