15 июля 1240 года дружина молодого новгородского князя Александра Ярославича атаковала шведский лагерь, стоявший на реке Неве. В быстротечном бою шведы были разгромлены, а князь Александр вошел в историю под прозвищем Невский.

Детство и юность княжича

Александр Ярославич жил в очень сложное время. На время его правления пришлось крушение старых порядков на Руси, ордынское завоевание и установление ордынского ига. Но Александр Невский оказался наиболее прозорливым из всех русских князей, он сумел приспособиться к новому времени и заложил основы будущего централизованного русского национального государства.

Не случайно вплоть до начала Смутного времени Русью, а затем Россией правили именно его потомки. Стоит признать, во многом тому, что сейчас Россия едина, мы обязаны именно князю Александру, почитаемому Русской православной церковью как святой и благоверный князь.

Александр Ярославич родился 30 мая 1220 года в Переславле, небольшом княжестве, лежащем к югу от древнего Ростова Великого и к северу от тогда ещё совсем недавно основанной Москвы. Когда Александр появился на свет, вряд ли кто-нибудь мог сказать, что он станет великим князем Киевским, Владимирским и Новгородским, правителем Руси и одним из самых прославленных полководцев и государственных деятелей. Его отец, Ярослав был всего лишь четвертым сыном великого князя Киевского и Владимирского Всеволода III, последнего крупного правителя Руси домонгольского времени. Поэтому Ярослав Всеволодович получил в удел всего лишь небольшой городок Переславль-Залесский, который в будущем мог рассчитывать унаследовать его сын.

Но в 1222 году Ярославу очень повезло: его пригласили князем в Новгород, богатую торговую республику, которая имела древнюю уникальную привилегию — приглашать князей из других княжеств, а если князь не нравился новгородцам, то изгонять из города. Новгородский князь не был правителем, он считался главнокомандующим новгородским войском и занимался сбором налогов.

Новгородская земля считалась самой богатой на Руси, так что от желающих занять пост князя никогда не было отбоя. Однако получить власть было не так-то просто. У Ярослава, например, был серьезный конкурент — князь Михаил Черниговский, с которым до 1231 года пришлось воевать за Новгород.

В 2223 году, когда Ярослав лишь начинал долгий конфликт с Черниговским князем, пришли вести, что на южные рубежи Руси вторглись монголы. Битва на Калке стала тяжелым поражением для всех южнорусских княжеств. В бою погибли девять князей вместе со своими дружинами. Но монголы ушли, и на Руси решили, что опасность миновала.

Новгородское княжество стало началом блестящей карьеры для Ярослава. Уже в 1236 году он сумел захватить контроль над Киевом и получил самый престижный на Руси титул великого князя Киевского. Из Новгорода пришлось уехать, а вместо себя оставить наместником сына Александра. Ярослав на прощание вручил ему свой меч как символ военной власти.

Александру Ярославичу было всего 15 лет, но для той суровой эпохи это не являлось препятствием. Молодые князья и дети бояр ходили в военные походы даже в более юном возрасте. Так что Александр Ярославич остался в Новгороде, где ему предстояло завоевать симпатии горожан.

А в это время в далекой Монголии на курултае (съезде) всех кочевых родов империи Чингисхана, было принято решение отправить войско во главе с царевичем Батыем в поход на Запад, чтобы завоевать все земли и народы вплоть до «последнего моря». Пройдет всего несколько лет, и Александру Невскому придется столкнуться со смертельной опасностью монгольского нашествия.

Павел Корин «Александр Невский»Фото: Global Look PressПавел Корин «Александр Невский»

Александр начинает править в Новгороде

Александр прибыл в Новгород, где в соборе Святой Софии принес торжественную клятву соблюдать законы и обычаи Новгородской земли. Это было важное обязательство, ведь Новгород сильно отличался от прочих русских княжеств. Он считался вечевой республикой, во главе которой стояли три сотни боярских семей. В отличие от бояр остальной Руси, они не только владели землями и составляли старшую дружину, но занимались торговлей и давали деньги в рост.

Боярство заседало в Совете господ и принимало все важнейшие решения, касающиеся государства. С этими гордыми и могущественными людьми юному князю предстояло не просто ужиться, но стать их бесспорным лидером. Из числа самых влиятельных бояр выбирали посадника — главу исполнительной власти, командующего городским ополчением, главного судью и надзирателя за князем (чтобы тот не сделал ничего дурного для Новгорода).

Ниже бояр стояли купцы, ведущие торговлю со всей Европой и странами Востока. Они делились на гильдии, в зависимости от торговой специальности и богатства. Купцы избирали старост, которые считались советниками посадника. Еще ниже стояли вольные новгородцы — ремесленники, мелкие торговцы, не входившие в гильдии, наемные работники и прислуга.

Все эти люди привыкли к новгородским вольностям и были не прочь пошуметь, а то и поднять бунт, если считали, что их права ущемляются властями. В городе также находились многочисленные торговые конторы иностранных купцов, имевших в городе собственный квартал. В общем, Новгород, несмотря на свое богатство, был тем еще подарком для любого князя со стороны.

Новгород под ударами с Востока и Запада

Угрозы для Новгорода в то время приходили в основном с Запада. Республика граничила с такими могущественными государствами, как Шведское королевство и Орден «Братьев меча» (меченосцев), вассалами Рижского епископа. Рыцари-меченосцы вплоть до 1236 года воевали в Прибалтике, основали крепость Ревель (Таллин), захватили русский город Юрьев, который переименовали в Дерпт, овладели землями в Курляндии, Лифляндии и Эстляндии.

В 1237 году римский папа Григорий IX объявил о начале Крестового похода против язычников финнов и карелов. В этом же году германский Тевтонский орден, действовавший в Пруссии, присоединил орден Меченосцев, который стал называться Ливонским орденом. Это заметно укрепило позиции крестоносцев в Прибалтике, так как Тевтонский орден находился тогда на вершине могущества.

Наконец, в Прибалтике имелись владения Дании, в те времена страны сильной и агрессивной. А на финские и карельские земли с аппетитом смотрела Швеция, которая уже начала завоевание Финляндии. Крестовый поход служил для шведов идеологическим прикрытием, мол, «мы не просто захватываем и грабим, а совершаем богоугодное дело — язычников крестим».

Ситуация осложнялась тем, что карельские племена уже очень давно были новгородскими данниками и Новгород должен был защищать их в случае нападения врага. В 1234 году Александр Ярославич в первый раз участвовал в настоящем бою (ему было всего 13 лет). В сражении на реке Эмбах новгородское войско под командованием его отца нанесло поражение рыцарям ордена Меченосцев, которые бежали в крепость Дерпт.

Молодой князь пришелся по душе свободолюбивым новгородцам. Он отличался сдержанностью в суждениях, был обходительным даже с простыми горожанами, умел не раздражать своих недоброжелателей. Во всем следовал отцовским наставлениям, не нарушая древних обычаев Великого Новгорода, уважительно относился к вечевым решениям и строго соблюдал церковные обряды. Законность была во всех делах и поступках юного князя Ярославича. Он решал судные дела вместе с посадниками, без излишне суровых наказаний. Не брал без согласия веча ни сел, ни новгородских земель в собственное владение. Соблюдал правила охоты и рыбной ловли. <...> На городское вече князь прибывал в Новгород из своей резиденции в Городище по приглашению, но обычно посылал на него своего тысяцкого. Вёл себя осмотрительно, без настоятельной необходимости старался не вмешиваться в устоявшиеся порядки, — историки так оценивают начало правления Александра

Зимой 1237 года в Новгород пришли самые черные вести: на юге Руси вновь появились монголы. Их огромная армия рассеялась по русским княжествам, творя насилие и разбой. Была взята и полностью уничтожена Рязань, затем пали города Переславль, Ярославль, Ростов, Суздаль, Кострома.

Войска великого князя Владимирского встретились с монголами под Коломной, но были разгромлены. Ведь войско империи Чингисхана превышало объединенные силы всех княжеств Руси, между которыми к тому же не было единства, и отдельные князья были вынуждены воевать с захватчиками в одиночестве.

Несмотря на отчаянное сопротивление, не устоял Владимир — столица Северо-Восточной Руси. Последние оставшиеся в живых защитники города держались в каменной церкви Богородицы, но монголы подтащили к ней дрова и подожгли здание, которое сгорело вместе со всеми, кто там находился.

Следующей целью Батыя должен был стать Новгород. Именно туда пошло монгольское войско. В это время новгородские бояре поручили князю Александру готовить город к обороне. Было созвано ополчение, срочно чинились крепостные стены, делались запасы провизии на случай осады, ковалось оружие. Но, не дойдя сотни верст до Новгорода, монгольское войско развернулось и отправилось на юг.

Батый испугался северных болот и бескормицы. Новгород был спасен. Монголам еще предстояло покорить Киев и южные земли, а вот Русский Север избежал нашествия.

Памятник русским воинам и князю Александру Невскому в честь победы над немецкими рыцарями Ливонского ордена на льду Чудского озера в 1242 годуФото: Nikolay Titov/Russian LookПамятник русским воинам и князю Александру Невскому в честь победы над немецкими рыцарями Ливонского ордена на льду Чудского озера в 1242 году

Шведский Крестовый поход

Но оставалась не менее серьёзная угроза с запада. Ливонцы не составили завоевательных планов, желая продвинуться дальше, на земли Пскова и Новгорода. Дания присоединила Эстляндию со столицей в Ревеле и стремилась подчинить племена водь, жившие вдоль Финского залива. На севере Швеция вела войну в Финляндии. Именно шведы и нанесли Руси следующий удар.

Римский папа отправил архиепископу Уппсалы (главе католической церкви в Швеции) письмо.

...Яростью этих язычников [финнов и карелов] владычество шведское ниспровергается, отчего легко может наступить совершенное падение христианства... Мы предписываем вам, брат наш, настоящим апостолическим посланием, чтобы вы спасительными предписаниями побудили католических рыцарей, сколько их живет в упомянутом [Шведском] королевстве..., чтобы они, взяв на себя знак креста против этих отступников и варваров, мужественно и мощно напали на них»

Ослушаться папу было невозможно, поэтому вопрос с военным походом на карелов и Русь оказался решён без промедлений.

Король Эрик направил большую военную экспедицию во главе с ярлом Ульфом Фаси и своим родственником Биргером Магнуссоном против язычников, а заодно и против Новгорода. Как отмечал летописец: «Хотели захватить реку Ладогу, и Новгород и всю землю Новгородскую».

Так достигались сразу две цели: во-первых, финские и карельские земли отрезались от Руси, а лишенные поддержки, они становились легкой добычей шведов, и во-вторых, с захватом Невы в руках Швеции оказывался единственный для Новгорода и для всей Руси выход к Балтийскому морю. Следовательно, вся заморская торговля Руси на северо-западе неизбежно попадала под шведский контроль. Вместе со шведским военным отрядом в Крестовый поход оправился епископ, который должен был окрестить язычников, а при удаче привести православных русских под власть римского папы.

В начале июля 1240 года шведские корабли тайно вошли в устье Невы. Шведы высадились на берег и разбили лагерь, чтобы немного отдохнуть от морского перехода, а затем пойти на Ижору. Но тут их обнаружил отряд ижорского старосты Пелконена, он тут же бросился в Новгород и, проскакав 180 верст всего за сутки, оказался перед князем Александром.

Молодой князь решил действовать быстро и неожиданно. Посылать вести отцу, прося о помощи, он не стал — на это ушло бы слишком много времени. Не стал князь и собирать большой новгородский пеший полк. Александр взял в поход лишь свою дружину и конные отряды бояр.

Перед тем как выступить в путь, князь и его войско совершили молебен в Святой Софии. Когда Александр, выйдя из храма, осмотрел собравшихся дружинников, ему заметили, что войско слишком малочисленно, чуть больше тысячи человек, в то время как шведы привели не менее пяти тысяч.

На это князь сказал знаменитые слова: «Не в силе Бог, а в правде», вскочил на коня и во главе дружины отправился на битву.

Б. Чориков. «Победа Александра Невского над шведами»Фото: WikimediaБ. Чориков. «Победа Александра Невского над шведами»

Невская битва

Александр спешил не зря. Ему хотелось нанести удар по шведскому лагерю неожиданно, застав врага в тот момент, когда они не ждут нападения. Большая часть неприятельских судов стояла у высокого и крутого берега Невы. Примерно половина шведов оставалось на судах, а рыцарская, наиболее боеспособная часть войска была на берегу. Это позволяло почти уравнять шансы. Тщательный осмотр шведского лагеря подсказал князю хитрый план предстоящей битвы.

Утром 15 июля 1240 года новгородское войско атаковало шведов. Удар наносился с двух сторон — основные силы под командованием самого Александра в конном строю ринулись прямо на лагерь, где стояли шатры шведских рыцарей. А вторая группа новгородцев, предварительно спешившись, в это же время ударила вдоль Невы, отрезая шведов от их кораблей, не позволяя получить подкрепление и внося панику, потому что действовали прямо в тылу врага.

Атака была столь неожиданной, что часть шведов зарубили, когда они даже не успели поднять оружие. Оставшиеся собрались вокруг Биргера, который пытался организовать сопротивление. Но тут Александр бросил вызов на поединок. Биргер, как истинный рыцарь, принял его, и два воина в тяжелых доспехах сошлись на поле боя, где на мгновение даже утихло сражение.

Александр оказался сильнее и искуснее знатного шведа. Он направил тяжелое копье прямо в забрало Биргера и пробил его мощным ударом. Хотя Биргер прожил ещё 26 лет после Невского сражения, его лицо навсегда осталось обезображено попаданием русского копья.

Увидев, что раненный Биргер падает на землю, шведы пали духом и побежали к кораблям. Но тут оказалось, что в тылу уже действуют русские отряды, рубившие мостки на кораблях и уничтожавшие тех воинов, что пытались сойти на берег.

Шведы были заперты в ловушке, узком углу земли при впадении в Неву речки Ижоры. В пылу битвы боярин Гаврила Олексич, преследуя шведского епископа прямо на лошади в боевой броне, въехал на палубу корабля. Там его окружили шведы и повалили прямо в реку, но Гаврила вывернулся, выплыл, несмотря на тяжелый доспех, и вскоре снова сражался на берегу. Как писал потом летописец: «Была брань крепка зело и сеча зла».

Победа была абсолютной. Потеряв несколько сотен лучших воинов, остатки шведов смогли спастись на кораблях и быстро покинули берега Невы. Русское войско потеряло лишь 20 бояр и еще несколько десятков воинов «простого звания». Под колокольный звон, с триумфом войско победителей вступило в Новгород. Князь Александр получил в народе прозвище Невский, под которым и вошел в русскую историю.

Но самые славные дела Александра Невского ждут его впереди. Ему ещё предстоит стать спасителем Руси от ордынского ига, когда он договорится с Батыем о максимально мягких условиях зависимости. Князь станет победителем крестоносного войска на Чудском озере и будет первым среди всех правителей Русской земли.