7 июня большинство СМИ писали о задержании специального корреспондента издания «Медуза» Ивана Голунова. Журналисты редакции News.ru решили узнать, возможно ли подкинуть невиновному запрещённые вещества или оружие, как это происходит и получится ли после этого оправдать себя.


Опробованный метод

Истории, подобные той, что происходит с Иваном Голуновым, случались неоднократно. Журналист Сергей Вилков рассказывает, что в 2007 году полицейские подбросили ему оружие.

Меня схватили, когда я выходил из дома в Саратове. Скрутили руки и приставили к стенке. Как я понимаю, в этот момент и заткнули мне за пояс пистолет. После чего меня положили на землю и накрыли голову тряпкой. Так я лежал минут 15, пока полицейские искали понятых. После меня доставили в участок, раздели и отправили одежду на экспертизу. Я настаивал на дактилоскопической экспертизе, но мне отказали, иначе сложнее бы им было доказать, что пистолет принадлежит мне. Ночью у меня в квартире провели обыск — подкинули оружейное масло и шомпол, — рассказывает Вилков.

По словам журналиста, причиной его задержания было желание полиции иметь своего информатора в антифашистской организации, в которой тогда он состоял. Однако дело приобрело большой резонанс, и в результате через три месяца оно было закрыто.

Sergey Kovalev/Russian Look/Global Look Press

Чуть менее удачно сложилась судьба другого журналиста — Антона Касса. Полицейские подбросили ему героин. Корреспондент провел в СИЗО четыре месяца, прежде чем удалось доказать его невиновность.

Дело было в 2004 году. Мне вменили хранение нескольких граммов героина. Я настоял на экспертизе, которая, естественно, показала, что я не употреблял наркотики. Дело начало разваливаться у следователей в руках. Они даже написали от лица управляющей компании по моему месту жительства плохую характеристику. В компании этим были шокированы. В итоге следователи решили вменить мне хранение конопли — дома у меня она действительно была (осталась от кого-то — пояснил журналист), но в очень малом количестве. В результате мне дали полгода. Спустя четыре месяца после приговора меня выпустили, когда изменились дозы в уголовном праве, а то, что у меня дома нашли, перестало быть составом преступления и было декриминализовано. В итоге все обвинения были сняты и меня отпустили. Что интересно, почти все, кто фабриковал дело, потом сели сами. Несколько полицейских за вымогательство, похищение и двойное убийство бизнесменов, другой — за пьяное вождение, — рассказывает Касс.

По словам адвоката Андрея Ерёмина, правоохранительные органы обычно подкидывают наркотики для повышения показателей оперативно-служебной деятельности.

У меня было дело — мой подзащитный по предъявленному обвинению был оператором, сидел за компьютером: получал заявки, направлял клиентов, а сам не прикасался к наркотикам. Ему ими набили карманы, так как не смогли доказать его операторскую роль. Хотя, повторюсь, он даже не контактировал с клиентами. Я не говорю о том, что не нужно бороться с наркоторговлей. Это зло, но полицейские не должны сами нарушать закон, — подчеркивает Ерёмин.

Вечером 7 июня журналисты встали в одиночные пикеты у главного управления МВД по городу Москве. Их почти сразу задержали, после чего отвезли в ОВД Тверского района, где отпустили без составления протоколов. В этот же день депутат Госдумы Сергей Шаргунов написал обращение на имя генпрокурора Юрия Чайки с просьбой проверить информацию о задержании Ивана Голунова. Депутат попросил Чайку принять меры прокурорского воздействия, если будут обнаружены факты нарушения закона.

Расследователь — «наркобарон»

О задержании специального корреспондента «Медузы» Ивана Голунова стало известно в ночь на 7 июня. О своём аресте журналист смог сообщить только через 14 часов. Голунов отрицает обвинения и утверждает, что наркотики ему подбросили после задержания. Также журналист уверяет, что ему не дали вызвать адвоката. По словам самого адвоката Голунова Дмитрия Джулая, расследователя «Медузы» избили полицейские и не дали возможности вызвать скорую помощь, чтобы зафиксировать побои.

Царапины на спине Ивана Голунова Царапины на спине Ивана Голунова Телеграм канал Павла Чикова (Агора)

Я подал ходатайство о проведении судебно-медицинской экспертизы полученных телесных повреждений. В нём было отказано. Следователь заявил, что Голунова осмотрит фельдшер при помещении в ИВС, — прокомментировал ситуацию News.ru Дмитрий Джулай.

Арест корреспондента вызвал широкий резонанс. Дело в том, что Голунов специализировался на расследованиях коррупции столичной мэрии, а также на теме «крышевания» силовиками бизнеса. В «Медузе» задержание сотрудника связали с его профессиональной деятельностью.

Мы убеждены, что Иван Голунов невиновен. Более того, у нас есть основания полагать, что Голунова преследуют из-за его журналистской деятельности. Мы знаем, что в последние месяцы Ване поступали угрозы, знаем, в связи с каким готовящимся текстом, догадываемся, от кого, — говорится в обращении руководства издания.

7 июня МВД опубликовало фотографии, которые, согласно их заявлению, сделаны при обследовании жилища подозреваемого (в статье нигде не сказано, что это фото квартиры Ивана Голунова. — News.ru) в арендуемой квартире на Вешняковской улице Москвы и при его личном досмотре, проведённом в присутствии понятых. На них, в частности, видны большие объёмы наркотических веществ и предметы, необходимые для их производства. Адвокат Голунова Дмитрий Джулай, в свою очередь, заявил, что не знает, настоящие фотографии или нет.

скриншот 77.мвд.рф

Иван пояснил, что когда его привезли к дому, в момент обысков, до того как войти в квартиру, он 20–30 минут находился с полицейскими в машине. При этом сотрудники выходили из машины, а ключи у него изъяли при задержании, то есть у полиции была возможность зайти в квартиру и сделать там всё что угодно, — рассказал адвокат порталу «МБХ медиа».

Более того, фотографии, опубликованные полицией, по словам родственников и друзей Голунова, были сделаны не в его квартире. Бывший шеф-редактор НТВ Александр Уржанов опубликовал в своём Facebook фотографию из квартиры журналиста. На ней видно, что пол отличается от пола на фото МВД. Также на снимках полиции стены помещения обшиты вагонкой. По словам Уржанова, в квартире спецкора «Медузы» её не было. Также экс-редактор НТВ выложил планировку квартиры Голунова.

Общая площадь 32 метра. Крохотный коридор и санузел. Вот то, что на слитых фотках, — это что, шестиметровая кухня? Или это комната с белыми обоями и Эйфелевой башней? Или эту комнату он решил с другой стороны обшить вагонкой? — недоумевает Уржанов.

После того как публикацию Александра Уржанова растиражировали СМИ, в МВД заявили, что только одна из опубликованных ими фотографий якобы сделана в квартире Голунова. Также в МВД сообщили о том, что журналист не захотел сделать срезы ногтевых пластин для экспертизы. Однако ранее Голунов заявлял, что сотрудники правоохранительных органов отказались взять у него смывы с рук и срезы ногтей после задержания. Он настаивал на них, так как экспертиза могла бы подтвердить, что Голунов не прикасался к наркотикам. News.ru отправил запрос в ГУ МВД по Москве с просьбой прояснить ситуацию, однако к моменту публикации ответ из столичного главка не пришёл.

По словам адвоката Андрея Ерёмина, есть много различных экспертиз, которые могут помочь доказать вину или невиновность обвиняемого в хранении запрещённых веществ.

Есть химическая экспертиза смыва с рук, экспертиза карманов, ногти и подногтевое содержимое исследуется и сравнивается с содержимым найденных наркотиков. Но не всегда получается с помощью неё доказать факт подброса. У меня, например, был случай: мы с клиентом знакомились с результатами, и там написано, что отпечатки пальцев на пакетике не принадлежат моему подопечному, который ранее настаивал на том, что ему подбросили наркотики. Мы сразу попросили сравнить отпечатки с отпечатками полицейских. А потом я обнаружил, что экспертиза исчезла из дела, а вместо неё появилась другая, в которой сказано, что пригодных отпечатков для исследований не обнаружено. Таких случаев могу рассказать очень много,говорит Ерёмин.

При этом адвокат рекомендует всё равно настаивать на экспертизе.

Нужно обязательно бороться, доказывать правоту. Под лежачий камень вода не течёт. В противном случае упакуют по полной программе, — заключил Ерёмин.